«Конрад Морген. Совесть нацистского судьи» читать онлайн книгу 📙 автора Герлинде Пауэр-Штудер на MyBook.ru
image
  1. Главная
  2. Биографии и мемуары
  3. ⭐️Герлинде Пауэр-Штудер
  4. 📚«Конрад Морген. Совесть нацистского судьи»
Конрад Морген. Совесть нацистского судьи

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Премиум

4.27 
(15 оценок)

Конрад Морген. Совесть нацистского судьи

259 печатных страниц

Время чтения ≈ 7ч

2023 год

0+

По подписке
549 руб.

Доступ ко всем книгам и аудиокнигам от 1 месяца

Первые 14 дней бесплатно
Оцените книгу
О книге

Малоизвестная история представителя судебной системы СС, который столкнулся лицом к лицу с нацистской машиной массовых убийств и начал в меру своих возможностей бороться с ней. Расследуя коррупционные преступления в концентрационных лагерях, эсэсовский судья Конрад Морген превысил полномочия и стал преследовать главных исполнителей гитлеровского «окончательного решения еврейского вопроса», выдвинув обвинения в убийстве против коменданта Бухенвальда и шефа гестапо Освенцима.

«Воля (волеизъявление) и личность преступника теперь также учитывались. Комиссия, созданная Гитлером и возглавленная Гюртнером, одобрила систему уголовной ответственности за намерение».

Случай Моргена раскрывает связь тоталитаризма, коррупции и геноцида и затрагивает множество морально-нравственных проблем. Книга интересна суждениями из области философии права и сведениями по истории (в том числе юридической) Третьего рейха, однако, прежде всего, она о том, как отдельным людям приходится делать сложный моральный выбор и как нравственность одного человека пытается противостоять безнравственности окружающего мира.

«Многие послевоенные теоретики полагали, будто опыт Третьего рейха научил нас тому, что надо устанавливать более тесную связь между правом и моралью».

«Когда после войны Ховена судили, он пытался оправдать свои убийства – которые он признал – тем, что эти жертвы были «предателями» и из-за них могло погибнуть еще больше людей».

читайте онлайн полную версию книги «Конрад Морген. Совесть нацистского судьи» автора Герлинде Пауэр-Штудер на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Конрад Морген. Совесть нацистского судьи» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация
Дата написания: 
1 января 2015
Объем: 
466470
Год издания: 
2023
Дата поступления: 
3 декабря 2022
ISBN (EAN): 
9785001398783
Переводчик: 
Юрий Чижов
Время на чтение: 
7 ч.
Правообладатель
1 856 книг

nika_8

Оценил книгу

Мы узнаём, что после окончания Второй мировой войны, с августа 1946 года по март 1948 года армейский корпус контрразведки США допрашивал Конрада Моргена. Чем же этот гражданин привлёк их внимание?
Из данной ему в книге характеристики:

Морген не был подвержен расистским, националистическим или тоталитарным настроениям. Все свои чувства, кроме любви к матери и невесте, Морген направил на профессиональную роль, которую играл с подлинной страстью. Роль судьи СС.

Книга знакомит нас с неоднозначным и довольно любопытным персонажем, как с исторического ракурса, так и с морально-этической точки зрения. Морген однажды охарактеризовал себя как «фанатика справедливости». В некотором роде так оно и было, но с определёнными оговорками. Его понимание справедливости то и дело спотыкалось, не могло не спотыкаться, о бесчеловечность системы, в которой он работал.

Любопытной судьбу Моргена сделали экстраординарные обстоятельства, которые он не выбирал и которые от него не зависели. Получив юридическое образование, Конрад начал работать в судебной системе Третьего рейха.
Морген станет эсэсовским судьёй, одной из задач которого будет расследование правонарушений в концентрационных лагерях. В ходе своей деятельности, Моргену доведётся расследовать случаи коррупции в Освенциме и «незаконные» убийства в Бухенвальде. Сама формулировка таит в себе какой-то моральный изъян, не правда ли?
В рассматриваемой уголовной системе убийства делились на законные, против которых судья СС ничего не мог сделать, и незаконные, против которых можно было что-то предпринять, по крайней мере, попытаться. Превышение жестокости не поощрялось, ибо всё должно было делаться по правилам. Полномочия эсэсовского судьи позволяли ему преследовать за незаконное присвоение имущества, отобранного у жертв концлагерей в пользу нацистского отечества. Он мог преследовать коменданта Коха и его подчинённых, обвинив их в хищении средств, несоблюдении субординации и преднамеренном убийстве заключённых.
Но, естественно, Морген не мог ставить под сомнение распоряжения Гиммлера или самого фюрера, санкционировавших массовые убийства и задумавших «окончательно решить еврейский вопрос».

Морген, по всей видимости, отдавался своей профессиональной деятельности с энтузиазмом и весьма добросовестно подходил к своим рабочим обязанностям. Хотя «столкновение с машиной массового убийства» заставило его задуматься, Морген не отошёл от дел. Он пошёл на своего рода компромисс с самим собой, сумел успокоить свою совесть, хотя, возможно, и не до конца. Быть может, сама жизнь в соответствующем социальном и политическом климате привила ему определённый цинизм, который, впрочем, не мешал ему проявлять порой наивность.
Как отмечается в книге, Конрад осуждал систему концентрационных лагерей «не в принципе, но из-за ее разлагающего воздействия на людей, приводившего к преступлению».
Действительно, в ситуации, когда расследование главных преступлений под запретом, судье остаётся заниматься только, так сказать, побочными правонарушениями.
Конраду могло казаться, что своими преследованиями тех, кто запачкан в страшных преступлениях, пусть он и преследует их не за эти преступления, он уменьшает уровень несправедливости в своей стране. Да, окольными путями, но он портит жизнь людям, на чьих руках много крови. Часто его легальные усилия кончались разочарованием, но иногда его ждал умеренный успех.

Мог ли Морген усыплять свою совесть тем, что малые дела в состоянии в какой-то степени компенсировать большое зло? И не способствует ли это созданию иллюзии нормальности?
Проблема, естественно, никак не в Конраде Моргене, а в системе, которая насквозь аморальна. Странно и немного жутко читать о косметических мерах по улучшению того, что сгнило на корню. Какой смысл бороться с коррупцией, если коррупция представляет собой наименее тяжкое из совершённых преступлений? С определённого временного расстояния и когда ты способен увидеть картину в целом, это кажется очевидным, но, вероятно, это не так или не совсем так, когда ты находишься непосредственно в моменте и наблюдаешь только небольшую часть масштабного полотна.
Следует также отметить, Морген не ограничил свой судейский фронт работ только преследованиями за коррупционные преступления. Он мог расследовать деятельность Вальдемара Ховена, главного врача в Бухенвальде, который превысил свои полномочия, по собственной инициативе убивая заключённых инъекциями фенола и другими методами. Морген пытался получить ордер на арест Адольфа Эйхмана.

Не стоит забывать, что за системой, её порядками и нормами, стояли люди, каждый из которых обладал своими личностными характеристиками и взглядом на мир. Речь не только о высших руководителях, но тех, кто организовывал работу концлагерей и многих других, без которых едва ли были бы возможны преступления такого масштаба.
Данная работа приглашает посмотреть поближе на некоторых из этих людей, включая Рудольфа Хёсса, коменданта Коха и Курта Миттельштедта, чина СС.

По сохранившимся свидетельствам, Морген никогда не был активным сторонником национал-социалистической идеологии и поклонником Гитлера. Он привык смотреть на то, что происходит вокруг, через призму своей профессии правоведа. Понимая, что поражение Германии становится всё более вероятным, он беспокоился о судьбе родных, о своей невесте и о друзьях, воюющих на фронте. В другое время нравственных качеств Моргена могло быть более чем достаточно для достойной жизни, но, к сожалению, моральные вызовы его времени требовали большего. К такому выводу приходят авторы книги. И с ними трудно не согласиться.

До тех пор, пока судья претендовал на проведение в жизнь нравственных установок народа и здравого национального сознания, он был относительно независим в определении правомерности применения того или иного закона.

За этим, возможно не слишком удачно, сформулированным предложением скрывается дилемма.
Высвечивается сложная взаимосвязь юриспруденции и этики, доминирующей в обществе. Юридический закон и мораль переплетаются, где-то пересекаются, где-то могут расходиться. Но законы не могут быть оторваны от нравственных установок. Этика и представления о порядочности заметны в трактовках настоящего и прошлого. Если исключить этические установки из уравнения, то можно, при желании, найти оправдание даже самым чудовищным деяниям.
Однако этические маркеры, как мы знаем, величина по определению непостоянная и заметно подверженная временным флуктуациям.
Что если эти установки таковы, что ради восстановления «украденного величия» допускают и поощряют убийства других людей, только по той причине, что они принадлежат к какой-то «категории»? Что если они допускают во имя «высшей идеи» смерти большого количества невинных людей?
И что значит делать своё дело, находясь в такой системе координат, которая нагло выдаёт «чёрное» за «белое»?

Мне показалось, что книга выиграла бы от небольшого редактирования. Повествование несколько прерывистое. Однако я решила не занижать сильно оценку, так как взятый ракурс и поднятые идеи, безусловно, заслуживают нашего внимания и приглашают к размышлению.

5 июля 2023
LiveLib

Поделиться

NikitaGoryanov

Оценил книгу

Справедливый суд и фашистская Германия, на первый взгляд, кажутся совершенно несовместимыми понятиями. Да и судили ли при Гитлере хоть кого-то, кроме евреев, славян и прочих унтерменшей? Членов СС, например? Оказывается, да, и порой даже справедливо.

Система юстиции при Гитлере — вещь очень и очень спорная. Судить надо было согласно букве закона, это да, но вот сам закон оставлял желать лучшего. Убийство, например, было запрещено, но с определенными оговорками. Нельзя было просто так взять и убить еврея, но если у вас была какая-либо «политическая необходимость», то ладно, можно. А что это за необходимость такая — Адольф его знает. И, конечно, любое убийство надо было согласовывать с начальством — сначала попроси разрешения убить тысячу-другую, а потом уже запускай в душевую, а иначе что? Иначе анархия! Короче, два нуля были практически у всех, но по предварительному согласованию.

Те же, кто нарушал установленный порядок, могли и сами встать к стенке. Но простой суд не мог судить всех, ведь были обычные немцы, а были чистокровные арийцы, благонадежные и верные члены партии, воины ордена СС, рыцари Гиммлера, кавалергарды Третьего Рейха — их нельзя было судить по обычным законам, для них требовался свой, эсэсовский, со своими судьями и моральными нормами.

Одним из таких судей был Георг Конрад Морген — юрист и оберштурмбаннфюрер СС. Вокруг его небезызвестной персоны и строится исследование пары философов Герлинды Пауэр-Штудер и Дэвида Веллемана, чья профессиональная деятельность лежит в области биоэтики и моральной философии. Путем изложения биографии Моргена, Герлинда и Дэвид повествуют о юриспруденции в заведомо аморальном государстве с ложными законами. Ключевые вопросы, которые они перед собой ставят, звучат как-то так: можно ли быть справедливым в подобных условиях? Как бороться с прогнившей верхушкой при помощи права? Какой моральный выбор стоит перед человеком закона внутри такой системы?

Фигура Конрада Моргена спорна. С одной стороны, это человек, который превыше всего ставил закон, и авторы книги верно называют немецкого судью «фанатиком справедливости». Но справедливость в случае с Моргеном — явление противоречивое. Дело в том, что Морген искренне верил в Третий Рейх и в миссию СС, он преследовал коррупционеров и военных преступников не потому, что те были таковыми, а потому, что хотел очистить ряды своего любимого СС от скверны, обелить репутацию. Поэтому в дальнейшем, когда Морген давал показания на Нюрнбергском процессе, он всячески пытался защитить СС и валил всю вину и ответственность на высшее руководство и в большей степени на самого Гитлера, который, как всем было очевидно, натурально сошел с ума.

Так может ли такой человек быть действительно справедливым? В рамках своего закона — да. Морген честно преследовал нацистских преступников и добился весьма существенных результатов: расстрел Карла Коха, коменданта Бухенвальда, и арест его жены, известной бухенвальдской ведьмы; расстрел Германа Флорштедта, коменданта Люблина; суд над Карлом Кюнстлером, комендантом Флоссенбюрга и т.д. Нельзя поспорить с тем, что действия Моргена шли на пользу мировому сообществу, что его жажда искоренить зло спасла немало человеческих жизней, но с моральной точки зрения — и к этому выводу приходят Герлинда и Дэвид — Конрад Морген был в высшей степени противоречивой личностью, человеком своей эпохи и государства.

Исследование австро-американского дуэта гораздо интереснее читать не как биографию одного судьи, а как морально-этическое рассуждение на тему юриспруденции. Книга не дает ответов, зато подталкивает к формулированию вопросов, над которыми особенно интересно поразмыслить в рамках современной действительности. Эту работу нельзя отнести к числу научных, но для книги категории популярной истории — очень даже недурно. Что-то новое для себя вы наверняка узнаете.

11 ноября 2023
LiveLib

Поделиться

eta_verba

Оценил книгу

Удивительно: я думала, что концлагеря в принципе были за пределами любого закона. А оказывается - нет! Оказывается, даже там были убийства “законные” (хотя бы по меркам нацистской Германии) и “незаконные” (из прихоти непосредственно персонала лагерей). И да, они это серьёзно.

Очень бодро написанная книжка о важности софт-скиллов в некоторых экстремальных обстоятельствах - например, если вы юрист в тоталитарном государстве. И почему благими намерениями вымощена дорога в ад: например, почему, даже если непосредственно в моменте кажется, что судить коменданта Освенцима за растраты и хищения - отличная стратегия, после войны вас всё равно захотят повесить.

С другой стороны, вас не повесят, и вы даже сможете прожить долгую и, наверное, относительно благополучную жизнь, - а то самое отсутствие софт-скиллов (я имею в виду саморефлексию, как у улитки) вас, наверное, даже примирит с собой. Интервью, опять же, будете давать. Поэтому, возможно, это ещё и история про инстинкт самосохранения, от физического выживания в 1940е до морального выживания после этих самых 1940х.

Но с обеих точек зрения, - отличная история одного не героя. Такого очень мало, и уже ради этого ее стоит читать. (Это даже если игнорировать прочие исторические параллели 2022 года).

Но ещё это история о системе в целом. О том, в чём проблема с отказом от принципа равенства всех перед судом как либеральной европейской ценности, не соответствующего интересам нации. О том, что люди, истребляющие "низшие расы", одновременно оказываются пьяницами, садистами, (жуликами) и ворами - и это не случайность, это неизбежность. Нельзя навербовать себе морально безупречных (или хотя бы просто достаточно сообразительных) арийцев для окончательного решения любого вопроса.

И ещё эта книга о том, что важно соблюдать не только букву, но и дух закона. И что это сложно и опасно, но без этого система вырождается в состояние, где лучшее, что в ней есть - это вот такие моргены.

В общем, чтение ни черта не оптимистическое, зато вполне подходящее времени за окном.

12 декабря 2022
LiveLib

Поделиться

Автор книги

Переводчик

Другие книги переводчика

Подборки с этой книгой