«Дверь в чужую жизнь» читать онлайн книгу 📙 автора Галины Щербаковой на MyBook.ru
image
Дверь в чужую жизнь

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Стандарт

4.34 
(125 оценок)

Дверь в чужую жизнь

81 печатная страница

2019 год

16+

По подписке
229 руб.

Доступ к классике и бестселлерам от 1 месяца

Оцените книгу
О книге

Всю свою писательскую жизнь Галина Щербакова собирает коллекцию человеческих судеб, поступков, заблуждений. Она обращается к историям жизни людей разного возраста и достатка.

Главная тема, которой посвящены все ее книги, – всеобъемлющее понятие любовь. Как бы люди ни уговаривали себя, что ищут славы и известности, денег и признания, – все ищут ее, любви. Те, кто находят, стремятся удержать, кто теряют, ищут снова. Проводя героев через огонь, воду и медные трубы, Щербакова в каждого вселяет надежду – и каждый дождется своего счастья.

читайте онлайн полную версию книги «Дверь в чужую жизнь» автора Галина Щербакова на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Дверь в чужую жизнь» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация
Дата написания: 1 января 1981Объем: 145900
Год издания: 2019Дата поступления: 21 мая 2020
ISBN (EAN): 9785446718368
Правообладатель
1 825 книг

Поделиться

satanakoga

Оценил книгу

Периодически перечитываю в соответствующем осенне-минорном томительном настроении, которое усугубляется отсутствием солнца, и между мной и мной называется "туды её в качель".

"Вспомнить нельзя забыть" не перечитываю никогда, потому что она какая-то чрезмерная и надуманная. Прямо мелодрама из телевизора, причём мелодрама русская, а значит - бессмысленная и беспощадная в своём мракоточном наполнителе. Не перечитываю, но всё помню ещё с самого первого раза. Жила-была девочка, хорошенькая и правильная, такая себе феечка. Для нашего жестокого мира слишком феечка. И вот её обуяла подростковая влюблённость, которая на самом деле гормональная похоть, но про феечек так говорить нельзя. И пошла девочка в парк вечером. А кандидат в возлюбленные попался неподходящий, уголовник какой-то и далее всё пошло в ту самую качель. Ну ладно, допустим, про все эти случаи вполне можно прочитать в криминальной хронике, тысячи их. Но девочка как-то нереально впала в кому, а потом так же фантастически из неё вышла, да ещё и оказалась кое-кому нужной и даже необходимой. Дальше она отправляется почти на яхте в закат, а кто-то огребает старое-доброе око за око. Хоть кино снимай. Так что я бы эту повесть читать не советовала и сама предпочла бы кое-какие подробности оттуда забыть. Увы, память у меня не спрашивает, что ей хранить, а какие образы тошнотные на помойку вынести. Плевала она.

"Дом с витражом" я тоже не перечитываю обычно, разве что в порядке исключения. Это совсем маленькая повестушка, даже скорее рассказ, но при этом он такой кромешный и лютый, что читателя скручивает удушье. И "Дом.." пронзительно честный. Огромная, длиной в целую жизнь, мечта. До нелепости никому не нужная, но мечта ведь. И вся эта гнусь ходячая, родственнички, которые того гляди и вопьются друг другу в горло из-за денег, неустроенности, какого-то общечеловеческого несчастья и озлобления. А хуже всего даже не они - все эти агрессивно-негативные хабалки, которые гребут, гребут под себя, ведь они хотя бы не стесняются этого. Они хотя бы честно не стесняются, потому что всегда так живут, это для них естественно - выкусывать куски живой и мёртвой плоти, всё целесообразно и объяснимо. Нет, самый лютый и мерзкий персонаж - хороший и правильный мальчик, с небольшой нагрузкой в виде родительского и сестринского обожания и надежд, воспитанный в благородстве и достатке. Ровненький такой, ироничный, спокойный и уверенный в себе на все сто и даже на тысячу. Дать бы ему в морду, ну. Рука наверняка провалится вовнутрь, где ничегошеньки и не будет, только гнилью протянет.

Люблю и перечитываю "Дверь в чужую жизнь" и "Отчаянная осень".
"Дверь..." о прошлом, которое способно влиять на человека всю оставшуюся жизнь. И о том, наверное, что просто необходимо порой отращивать на себе броню, чешую, металлические пластины, которые не позволят цепкому пережитому уже старью снова и снова вонзать в тебя свои крючковатые пальцы. А бывает, что человек просто не в состоянии на себе что-то такое отрастить и взрастить, и тогда прошлое его точит изнутри, как незаживающая рана, язва, стигмата. Даже если всё отболело давно. Боже, спаси и помилуй идеалистов, если они, конечно ещё остались. Бедолаги.
В повести много жизненных совпадений и человечьих переплетений, широкий набор разнообразно несчастных персонажей, осознающих несчастье и не осознающих. Щербакова всё про них знает и умеет описать, это да. Иногда основной конфликт, и он же главная драма, кажется мне слишком утрированным, иногда думаешь: "ну что такого случилось-то? да мало ли их кругом их, подлых-вкрадчивых-равнодушных? А ведь желудок работает хорошо.."
Но это просто внутренний Коля лезет наружу, от него лучше принять таблетку или на грудь, чтобы отпустило.

"Отчаянная осень" о первой несчастливой любви. Но, как говорила одна тамошняя мама, лучше пусть первая любовь будет несчастливая, чем последняя. А это что, все болели хоть раз, это липучая хворь почище ветрянки.
Школа, чёткий любовный четырёхугольник с тупыми углами, юношеский максимализм, максимальное отчаяние и мучительная переработка самого себя. Позабавило мнение в чьей-то рецензии, мол, ну как это может быть, чтобы так отчаянно любил одного и при этом второму (влюблённому в тебя) выказывал ненависть. Киборг, что ли? А я понимаю, очень даже. Когда то, заветное, что хочешь и жаждешь, не обламывается никак, но зато получаешь чье-то нежеланное приставучее сердце на тарелочке, то хочется эту тарелочку шваркнуть и ногами долго топтать содержимое. От этого может полегчать, организм же умнее тебя, дурака, он умеет пар выпускать, когда котёл вот-вот лопнет. Это, пожалуй, самая оптимистичная повесть сборника. Несмотря на последнюю строчку, которую можно и так и этак повернуть, я всё же думаю, что обошлось, отпустило. Перерастут эти стервецы.

10 октября 2016
LiveLib

Поделиться

Scribbling_Squirrel

Оценил книгу

Повесть «Вам и не снилось», опубликованная впервые в одном из самых читаемых журналов СССР, в «Юности», наделала много шума. Учителя коллективно ополчились на автора и главного редактора, который посмел выпустить такое в печать, штамповали гневные письма, брызгали ядом в газетах... Простые же читатели остались потрясенными и долго переваривали вклинившуюся в современность сказку о Ромео и Джульетте. В начале восьмидесятых появилось много младенцев по имени Рома. Мой брат – один из них. А в его классе, совсем уж тяжелый случай, учились двойняшки Рома и Катя (видимо, такая версия имени девочки, фильмовая, матери приглянулась больше). Автору, Галине Щербаковой, досталось, главным образом, за то, что в самой лучшей стране мира не могло быть подлости взрослых по отношению к детям, не могло быть вранья, не могло быть ненависти между учителем и его классом, а в ее книге этим пропиталась каждая страница! Многие ей еще припоминали трусики героини («читать противно!»), когда само это слово считалось неприличным. Это ж не лихое нынешнее время – тут вам и секс в больших и малых городах, и тампаксы в юбочках, и запах пота...

После такого дебюта автору сложно добиться, чтоб его не вопринимали как автора одной книги, а именно это и произошло. Мало кто знает, что на счету у Щербаковой более 20 книг.
Сегодня наши ведущие издательства расщедрились и выпустили Щербакову в трердых переплетах как-то сразу, лавиной. Под этот завал я и попала, потихоньку разгребаю и радуюсь, как же удачно пришелся этот издательский бум! В книгу «Вспомнить нельзя забыть» вошли четыре произведения. Заглавное – о школьнице, входящей в пору цветения и жажды любви. Мать дает ей прочесть «Здравствуй, грусть!», и девочка со скрипочкой совершенно слетает с катушек, заглядывая в лица встречных-поперечных мужчин в надежде разглядеть «то самое». Но находит она подонка, который тащит ее в ближайшие кусты и извращенно насилует.
«Дверь в чужую жизнь» вышла в печать почти одновремено с «Вам и не снилось» и, по признанию самой Щарбаковой, гораздо сильнее и глубже последней. Повесть эта о том, что прошлое иногда выворачивается из-за угла невзначай, а грабли, которые валялись со времен молодости родителей, вот-вот ударят в лоб детям.
«Отчаянная осень» - о школьниках и учителях, о ненависти и любви, о безразличии и о самом страшном, что может случится в 17 лет – «мы выбираем, нас выбирают, как это часто не совпадает». В отличие от пресловутого любовного треугольника, здесь любовный параллелограмм.
«Дом с витражом» - прежде всего, о мечте и тут, вопреки строчкам из песни, не все хорошее есть мечта. Мечта ослепляет и ведет не тем путем, уходят люди, уходит сам мечтатель, а воплощенная его мечта, оказывается, гроша ломаного не стоит. Впрочем, о грошах там тоже хорошо написано. То, что за деньги можно убить, не секрет, но убить дважды, причем кровного родственника... И так бывает, решит позже отправивший дело в архив следователь.

26 мая 2011
LiveLib

Поделиться

spillikin

Оценил книгу

Присутствуют спойлеры
Какая же жуть. Щербакова Г., видимо, думает, что можно взять ситуацию и гиперболизировать до масштабов атомной войны, все поплачут и скажут: "Ах, как сентиментально". Про логику повествования, про язык она успешно забывает. Тут же не до этого - девочка в коме. До сих пор не могу понять, из-за чего, собственно. Ее изнасиловали, это, конечно, ужасно, никто с этим не спорит, но объяснения нет. Нанесли множество ран, и поэтому она впала в кому. Видимо так. Да и это-то ладно.

Образ врача - вот что доведено до маразма. Он спас ее, уехал в Америку, а тут что-то заставило его вернуться. Экстрасенс, блин. Не меньше. Побросал жену, детей и быстрей в Россию. Кто бы сомневался, что они вместе будут. Ясное дело.

Вот читаешь и думаешь - уважаемый автор, вы о чем? Книжку-то о чем пишите? Потому что получилась бессмыслица. "Правда жизни" вроде как. Рассказала несчастную историю. Причем безвкусно и безграмотно. Ей на канал нтв, про скандалы-интриги-расследования рассказывать. А книги пускай писатели пишут, а не Щербакова Г.

UPD. Я не знала, что Галины Щербаковой нет в живых. И я слишком резко отнеслась к ее творчеству, прочитав только одну повесть.

8 июля 2011
LiveLib

Поделиться

– Вы – это павлины? Или попугаи? – спросил Павлик. – Это только у них оперение – первейшая доблесть… Слоны уже на другом уровне… Они все, извините, серые.
24 августа 2020

Поделиться

Язвит? Ну и пусть. У каждого свой способ существования.
4 августа 2020

Поделиться

Разделить плохое – и все, а это важнее всего на свете.
3 апреля 2020

Поделиться

Автор книги