Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
118 печ. страниц
2020 год
18+

Посвящение Исиды
Том второй. Обитатели порога
Гайк Октемберян

© Гайк Октемберян, 2020

ISBN 978-5-4498-2984-9 (т. 2)

ISBN 978-5-4498-2981-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Часть четвёртая: П

ПОСВЯЩЕНИЕ ИСИДЫ – 2

Часть четвёртая: ОБИТАТЕЛИ ПОРОГА

1. Когда я проснулся ВТОРОГО декабря, ранним утром, в ДВУХ шагах от меня послышался какой-то странный шорох. Шорох доносился с той стороны, где как раз накануне я под тахтой, которую вручную смастерил несколько лет назад, у одной её ножки, установил мышеловку. Я лежал на кровати с ОТКРЫТЫМИ глазами и боялся пошевелиться, чтобы не спугнуть появившуюся мышь. Минута прошла в ПОЛНОЙ тишине. Я ждал удара мышеловки, и это держало меня в НАПРЯЖЕНИИ.

И я так раздумывал сам с собою: – Ну, что, Луций, стоишь, чего ещё худшего ждёшь? Смерть, и при том жесточайшая, решена тебе на совете разбойников. Привести это зло в исполнение не стоит никакого труда: видишь, совсем близко высокие скалы, усеянные острейшими камнями, которые в тело тебе вонзятся, и раньше, чем ты умрёшь, на клочки тебя раздерут. Ведь эта знаменитая магия твоя, дав тебе образ и тяготы осла, не ослиной кожей тебя снабдила, а тонкой кожицей, как у пиявки.

АПУЛЕЙ, «Золотой осёл», книга шестая – 26

И нашлись же такие УЧЁНЫЕ, которые дали такое объяснение этому месту: Луций хочет сказать, что острые камни пробьют его толстую ослиную шкуру с такой же лёгкостью, как тонкую кожицу пиявки.

Удара мышеловки я не услышал. По полу в мою сторону что-то направилось. Что-то двинулось к кровати, и это что-то было ОКРУЖЕНО чем-то, что было ПЛОТНЕЕ воздуха. В мою сторону словно повеяло этим движением. Я лежал где-то в семидесяти сантиметрах от уровня пола, а воздух над тем, что двинулось в мою сторону, ко мне, был как ПЛОТНЕЕ и ВПОЛНЕ осязаем.



Эта «мышь» как собралась влезть ко мне на кровать. Меня ОХВАТИЛА НЕОБХОДИМОСТЬ УСПЕТЬ помешать этой мыши, и тут обнаружилось, что я не могу пошевелиться. А «мышь» стала пытаться ПОДТЯНУТЬСЯ наверх ко мне. Мне казалось, что я её вот-вот увижу на краю кровати. Она, как кошка, встала на задние лапы, чтобы, вцепившись передними лапами за край одеяла, которое свисало вниз, стала силиться ПОДТЯНУТЬСЯ ко мне. Мне всё это только всё сильнее начинало не нравиться, и НЕОБХОДИМОСТЬ УСПЕТЬ помешать этой «мыши» влезть ко мне на кровать, только сильнее ОХВАТИЛА меня. Я оказался скован какой-то непреодолимой ТЯГУЧЕСТЬЮ. И меня она всё сильнее начинала злить. Меня злило предательство не подчинявшегося мне моего собственного тела. Я изо всех сил старался заставить моё тело подчиниться мне. Я мог поворачивать головой. Способность двигаться у меня заканчивалась у ключиц.

У этой «мыши» словно возникли какие-то затруднения. Она не смогла ПОДТЯНУТЬСЯ вверх на кровать и двинулась в сторону ног. Я продолжал удивляться тому, что насколько осязаемыми были для меня её перемещения по полу. И она как кошка со стороны ног прыгнула ко мне на кровать. Я даже почувствовал, как просело то место рядом с моими ногами, на углу кровати, под её тяжестью. Она словно собралась по моим ногам начать двигаться к моей голове. Неподвижность моего тела ещё сильнее стал злить меня, потому что она ДЕЛАЛА меня каким-то БЕЗЗАЩИТНЫМ перед какой-то тварью.



Я лежал на левом боку спиной к стене и на себе эту «мышь» так и не почувствовал. По всей видимости, мне, СОПРОТИВЛЯЯСЬ, удавалось ей помешать СДЕЛАТЬ то, что она собиралась СДЕЛАТЬ. Через пару секунд я увидел очертания крысы, которая пробежала мимо моего лица, в пятнадцати сантиметрах от него. С кровати она не спрыгнула. Она бесшумно пропала и всё. Ко мне тут же вернулась власть над моим телом.

В ПЕРВЫЙ раз меня так парализовало в прошлом году, ВТОРОГО августа 1997 года, когда я услышал журчание невидимой влаги. А ДВАДЦАТЬ ПЕРВОГО марта 1994 года моё тело не было парализовано. В нём словно не было того, что могло быть парализовано.

14 декабря 1998 года в 22 часа 40 минут мне пришлось разбудить отца. Во сне он словно оказался в состоянии крайней беспомощности: он так отчаянно и жалобно кому-то что-то хотел сказать или что-то СДЕЛАТЬ. Мы ложились спать в противоположных по диагонали углах дома. И в тот вечер мы легли спать за полтора часа до того, что произошло.

Я что-то почувствовал и проснулся. Затем услышал как отец, словно оказавшись в каком-то крайнем бессилии и в крайней беспомощности, пытался кому-то что-то сказать. Света от Луны ВПОЛНЕ ХВАТАЛО на то, чтобы его можно было видеть. Он лежал на правом боку, лицом в мою

сторону, подложив правую руку ладонью под голову. Левая рука лежала вдоль его тела. Из того, что он пытался сказать, НИЧЕГО нельзя было разобрать. Я смотрел в его сторону и подумал о том, что и со мной во сне может происходить то же самое, когда что-то начинает меня мучить. Когда отец снова и снова в крайнем отчаянии пытался что-то кому-то сказать, я несколько раз, раз за разом, позвал его по имени, чтобы он проснулся.

Он стал рассказывать о том, что с ним произошло. Во сне рядом с его кроватью, на которой он лежал, находилась кровать его отца, и его отца рядом не было. Его отец умер больше ДВАДЦАТИ лет тому назад. И тут он почувствовал, что на него со стороны ног кто-то очень сильный стал наползать с явным намерением сдавить его и задушить. Нижняя часть тела и руки моего отца уже оказались стиснуты какой-то мёртвой ХВАТКОЙ настолько, что он был уже не в силах повернуть свою голову и посмотреть на того, кто стал наползать на него, наваливаясь всем телом. Но он смог понять, что тот был каким-то очень тёмным. Наползавший на него словно поглощал его. Мой отец оказался совершенно беспомощным перед ним и стал отчаянно звать на помощь своего отца, который так и не появился. Тогда мой отец стал звать на помощь своего брата, который тоже так и не появился. В крайнем отчаянии он стал звать Иисуса, в надежде, что Бог ему поможет.

Когда люди оказываются беспомощными и только тогда вспоминают о Боге, в этом что-то забавное было для меня. Мне как-то смешно стало, когда отец сказал о том, что ему пришлось Бога звать на помощь. Но отец заметил, что когда он начинал кого-то звать, тот, кто наползал на него, в это время замирал, но потом снова продолжал наползать на него.

И тут ему показалось, что в соседней комнате находится его мать. Она умерла ещё до моего рождения. Получалось так, что когда я смотрел в его сторону, он это почувствовал. Он стал звать свою мать на помощь. Он кричал ей, чтобы она поскорее взяла какую-нибудь палку и ударила того, кто на него наползал. «Сейчас!!» – услышал он от неё, когда я позвал его по имени. И тот тёмный сразу оставил его и куда-то исчез.

После того, что мне рассказал отец, я подумал о том, что смерть может вот так приходить к людям. Потом отец после того, что произошло с ним, несколько раз говорил мне, что это из-за меня с ним такое случилось. А я обратил внимание на то, что когда в нашем доме что-то появлялось, я уже начинал просыпаться. ВТОРОЙ раз я проснулся до того, как что-то необычное начинало происходить.

Было около десяти часов утра, когда я ДВАДЦАТЬ третьего декабря вернулся с работы домой и увидел сестру. Оказалось, что она приехала к нам накануне вечером. Она приехала за документальным подтверждением наличия у неё российского гражданства. Она с семьёй собиралась в скором времени перебраться жить в Германию. Я обратил внимание на нити, которыми плелась наша судьба. У сестры была такая же тёмная шуба и такая же светлая меховая шапка, как у Татьяны. И её мужу ОБЯЗАТЕЛЬНО нужно было отправляться в Новосибирск, чтобы сдавать там экзамен на знание немецкого языка.

Вечером сестра во ВТОРОЙ раз собралась спать на том месте, где спал отец. Отец лёг спать рядом со мной. Когда сестра уснула, я решил всё же встать и положить рядом с ней на кровать широкий кожаный пояс с нержавеющими металлическими пластинками, которые я вручную вытачивал, которые были вплетены в пояс тонкими кожаными ремешками. Несколько лет назад в одной радиопередаче рассказывалось о том, что что-то железное может служить ЗАЩИТОЙ от тёмных сил. Я понадеялся на то, что ЗАЩИЩАТЬ будет то, что мне продолжительное время пришлось выпиливать, вытачивать эти металлические пластинки.

Я и отец легли спать одетыми и накрылись одним тонким одеялом. И я опять проснулся среди ночи до того, что стало происходить. И сначала я как НЕ ВПОЛНЕ осознавал то, что стало происходить. Чья-то рука вползла ко мне между бёдрами. И это рука была ВПОЛНЕ осязаемой. Я лежал на левом боку с небольшим разворотом на спину верхней частью тела и никакого страха и беспокойства не почувствовал. Моё и было обращено вверх, к потолку. НЕ УСПЕЛ я ещё как следует проснуться, как кто-то указательным и средним пальцами другой руки взял и сильно надавил мне на секунду сразу на оба глаза. И сразу после этого другая рука СХВАТИЛА мои яйца, сжала их и ПОТЯНУЛА. Это вызвало во мне сильное возмущение, а обнаружившаяся при этом неподвижность моего тела просто разозлила меня. Я ОТКРЫЛ глаза – никого и НИЧЕГО перед собой не увидел. А когда повернул голову влево и увидел выражение ПОЛНЕЙШЕЙ безмятежности на лице отца, меня это уже взбесило. Отец сладко спал на правом боку. Его лицо было обращено ко мне, и находилось в пятнадцати сантиметрах от моего лица. Как он мог так сладко рядом спать и НИЧЕГО не замечать, когда какая-то тварь полезла ко мне с какими-то издевательскими штучками?! Когда к нему кто-то полез девять дней назад, я же вовремя УСПЕЛ к нему на помощь! Девять дней назад он лежал на кровати в дальнем, по диагонали, углу дома, когда я проснулся. А тут он лежал рядом со мной и продолжал сладко спать!

Всё моё тело, кроме головы, мне не подчинялось. Со злостью я несколько раз позвал своего отца по имени, но мои губы только беззвучно шевелились раз за разом. Даже воздуха в ЛЁГКИЕ мне, как следует, не удавалось набрать. Мне удавалось только каким-то очень слабым шёпотом выдыхать имя отца раз за разом. Я только всё сильнее начинал злиться от такой своей беспомощности. Мне НЕОБХОДИМО было как можно скорее УСПЕТЬ избавиться от неё. Я позвал отца ещё раз, потом ещё раз. Парализованность моего тела прошла, но злость моя на отца не прошла. Я толчком разбудил его и рассказал о том, что произошло, и стал упрекать его в том, что он остался как в стороне от меня и не помог мне.

Сестру никто не побеспокоил. Я не мог себе представить, что как и где находился тот, кто надавил пальцами на мои глаза. Он, что, стоял на полу, и его ноги проходили сквозь кровать? Как ему удалось сквозь одеяло и мою одежду просунуть свою руку ко мне между ног?

Вечером 3 января 1999 года, где-то в половине шестого часа, от ключицы снизу вверх с левой стороны по поверхности кожи у меня пробил как разряд тока. И этот разряд был очень болезненным. Ко времени окончания школы я стал замечать у себя такие болезненные разряды. Они били снизу вверх или в подчелюстную область, или в основание черепа. И в этот вечер через полчаса отец сказал мне, что кто-то пальцами ткнул ему в живот. Он лежал на своей кровати, на спине.

5 января 1999 года я обнаружил жемчужину ДОЛЖНОГО во сне. Страшная угроза в этом сне заставила меня проснуться через час и ДВАДЦАТЬ минут после полуночи. Этой ночью я оказался в стороне от села, на склоне холма за прудом, из которого вытекал ручей, который протекал совсем недалеко от нашего дома. На склоне холма за мной погнался человек огромного роста. Он был таким же чёрным, как та крыса, которую я увидел ВТОРОГО декабря 1998 года. Ни глаз, ни лица у него не было. Ему я НИЧЕГО не мог СДЕЛАТЬ, потому что он был сильнее любого человека.



Страха я не чувствовал. Мне удавалось убегать от него, заворачивая резко вправо или влево. По прямой он точно меня бы догнал. А так, он терял скорость на поворотах. Бежали мы как по ПЕРВОМУ выпавшему снегу. Эти несколько сантиметров снега нисколько мне не мешали убегать от него. Я бежал в сторону села. Но не в это село на Алтае мы забежали, а в тот город, из которого нам пришлось уехать.

С отцом я много раз отправлялся прогуляться по полям за городом. Мы выходили из нашего дома, из пятиэтажки, переходили дорогу, затем почти по диагонали пересекали школьное футбольное поле, потом снова переходили ту дорогу, которая ДЕЛАЛА поворот налево за углом этого футбольного поля, и нам оставалось пройти мимо одного ряда одноэтажных домов, чтобы оказаться за чертой города. И вот с этого места, где мы выходили за черту города, я и этот чёрный человек и забежали на это школьное футбольное поле. Подбегая к пятиэтажке, в которой мы тогда жили, я резко повернул в правую сторону от неё. Это произошло рядом с тем местом, где стояли ДВА деревянных столба с перекладиной, футбольные ворота. Чёрный человек отстал от меня и пошёл шагом в сторону пятиэтажки. Я остановился и посмотрел ему в спину. Мне даже известно было его имя. Откуда я мог его знать? Это был Бао. Рост у него был где-то ДВА метра и сорок сантиметров. На этом месте я ДВАДЦАТЬ или девятнадцать лет назад проснулся.

В то время каждый, кого принимали в пионеры, был ОБЯЗАН выписывать газету «Пионерская правда». Когда я получил ПЕРВЫЙ номер этой газеты, в ней увидел кадр из фильма, который был снят в 1967 году в Калифорнии Роджером Паттерсоном и Бобом Гимлином. Этот фильм длился всего одну минуту. В этом кадре из фильма было видно, как через ОТКРЫТУЮ поляну бежит волосатое существо, чей рост намного превышал обычный человеческий. Когда наступила ночь, во сне я увидел гнавшегося за мной чёрного человека очень высокого роста. Он не был волосатым. Какая-то туманная тонкая и подвижная граница ДЕЛАЛА его мощную фигуру не резко очерченной. И этот сон вызвал у меня сильное ощущение тревоги. Неизбежность какой-то опасности долго не давала мне покоя.




Рост этого чёрного человека намного превышал рост моего отца. Тогда я решил, что его рост был где-то 180 сантиметров. И судил я об этом относительно своего роста. А какой рост был у меня ДВАДЦАТЬ лет назад? 135 сантиметров? Когда этот чёрный человек ДОЛЖЕН был погнаться за мной, рост у меня ДОЛЖЕН был быть не 135 сантиметров, а 180 сантиметров. И это выяснилось через ДВАДЦАТЬ лет. И выяснилось, что рост чёрного человека намного больше. Я был ниже этого чёрного человека на четверть от его роста.

135 / 180 = 0,75

180 / 240 = 0,75

¾ = 0,75

Когда я с ОБЛЕГЧЕНИЕМ подумал, что Бао отстал от меня и что он больше за мной не погонится, он тут же развернулся и бросился ко мне. Я почувствовал всю несокрушимую его мощь. Мне оставалось бежать только в сторону газовой котельной через дорогу. Но в этом месте с дороги на обочину сгребли столько снега, что моим ногам уже слишком глубоко пришлось бы уходить в него. Глубокий снег меня задерживал. УСПЕТЬ убежать от Бао, от той смертельной опасности, которая исходила от него, я уже не мог. И я сильно закричал. Крик остался ЕДИНСТВЕННЫМ, что я ещё УСПЕВАЛ СДЕЛАТЬ, что УСПЕВАЛ оставить после себя. Мне нужно было оставить какое-то свидетельство тому, что вот-вот могло произойти.


2. У хозяйки пекарни что-то вызывало такое раздражение, что она срывалась на заявления о том, что их малое частное предприятие скоро ЗАКРОЕТСЯ. Этим она словно хотела сказать, что все те, кто там работал, останутся без работы. Хозяева пекарни продолжали наживаться и богатеть, а работавшие на них оставались такими же, какими и были. Но хозяева после того, как их подожгли, оказались как в ДОЛГУ































Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
255 000 книг 
и 49 000 аудиокниг