«Улица Красных Зорь (сборник)» читать онлайн книгу 📙 автора Фридриха Горенштейна на MyBook.ru
image
Улица Красных Зорь (сборник)

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Премиум

4.58 
(19 оценок)

Улица Красных Зорь (сборник)

364 печатные страницы

2017 год

18+

По подписке
549 руб.

Доступ ко всем книгам и аудиокнигам от 1 месяца

Первые 14 дней бесплатно
Оцените книгу
О книге

Фридрих Горенштейн (1932–2002) – прозаик, драматург, киносценарист («Солярис», «Раба любви»). Прозу Горенштейна не печатали в советской России совсем, рукописи он давал читать только «ближнему кругу», в конце семидесятых появились зарубежные публикации. Ю. Трифонов, А. Кончаловский, А. Тарковский, Б. Сарнов называли его романы «Место», «Псалом», «Искупление» гениальными. Он не примыкал ни к одному движению и направлению, не находил себе места ни в одном стане, а статус классика обрел еще при жизни. В 1980 году писатель эмигрировал и умер в 2002 году в Берлине.

В этот сборник вошли повесть «Ступени», впервые изданная в альманахе «МетрОполь», и три произведения эмигрантского периода: «Чок-Чок», «Муха у капли чая» и «Улица Красных Зорь», давшая название всей книге. Автор предисловия Дмитрий Быков назвал «Улицу…» «духовной автобиографией автора и самым слезным и мучительным текстом, написанным с истинно платоновской мощью».

Содержит нецензурную брань.

читайте онлайн полную версию книги «Улица Красных Зорь (сборник)» автора Фридрих Горенштейн на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Улица Красных Зорь (сборник)» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация
Объем: 655241
Год издания: 2017Дата поступления: 14 октября 2020
ISBN (EAN): 9785171041830
Правообладатель
10 848 книг

Поделиться

TibetanFox

Оценил книгу

Горенштейн — чистый яд со страниц, после его повестей жить не хочется совсем, но и умирать тоже не тянет. Чувствуешь тяжёлое бремя существования в вечном чистилище, из которого нет выхода. Мир в повестях Горенштейна всегда враждебен, агрессивен, злобен, полон клаустрофобии и агорафобии одновременно. Человека в нём сжимают заборы с колючей проволокой, кусачие собаки, грязные и холодные улицы, но это всё ещё полбеды — хуже всего люди, которые поначалу кажутся сладкими пуськами, но стоит только потерять бдительность, как они с медоточивой улыбкой на устах раз за разом без устали будут вонзать тебе в спину ножичек. Верить никому нельзя, даже самым близким, потому что в минуту слабости они тоже тебя предадут и растопчут. Каждый сам за себя, а человек в этом море безысходности слаб и вял, как переваренная макаронина. Если у него есть хоть капля мозгов, то от всего происходящего он в лучшем случае сможет сойти с ума и спрятаться в спасительном безумии.

По сгустившейся атмосфере моего предыдущего абзаца можно подумать, что Горенштейн похож на Кафку или какого-либо другого вестника тревожного неуюта в этом мире. Нет, он ни на кого не похож, хотя тлен-тленушка тоже сочится из каждой сцены. Это деятельный, кипучий и бестолковый суетный мир, в котором человек обречён всегда быть самим собой, а сам он при этом несовершенен и гадок, даже если стремится к чему-то хорошему. Если вы легко впадаете в депрессию от чтения, то даже на обложку книжки на всякий случай не смотрите. Бережёного книжный бог бережёт.

Дальше...

В сборнике четыре повести, и хотя все они с общей атмосферой, написаны достаточно по-разному и о разных вещах. Больше всего впечатляет самая короткая «Муха у капли чая», в которой на главного героя не хватило даже имени, поэтому он просто Человек. Хорошо хоть с большой буквы, но ему это не очень помогает. Рассказывать о сюжете бессмысленно, потому что он условен: не случись этого сюжета, так в дебри сумасшествия героя загнало бы что-то другое. Как он медленно сходит с ума — завораживающее зрелище.

Заглавная «Улица Красных Зорь» с каким-то окрасом автобиографичности (хотя не у всех ли его произведений такой оттенок?), сиротская неустроенность, людская отчуждённость и двойственность. Плохо, когда люди тебя делают изгоем, но ещё гаже, когда с ними приходится уживаться, потому что стайные повадки у них премерзкие, а их для симбиоза придётся разделять. Это очень русское произведение, как раз о той плотной субстанции, которую любят величать менталитетом. Ни в одном другом коллективе (именно это слово!) происходящее не было бы возможным.

Игривый «Чок-чок» у впечатлительной особы может напрочь отбить сексуальные желания, если они вообще были. Горенштейн умудряется даже такое светлое и чистое понятие, как любовь, сделать горьким и тлетворным. Причём даже не за счёт какой-то особенной драмы — это не резкое разбивание сердца, а с самого детства медленное пропитывание его болотной жижей разочарования. Любовь, секс, подростковая запутанность, взрослая несостыкованность — нет, для Горенштейна любовь в этом мире точно не спасательный круг и даже не соломинка, а удушающие кольца памяти, которые от момента первого неловкого опыта и до последних старческих потуг будут давить на тебя со всех сторон. Наверное, это самая хорошо написанная повесть из всех четырёх, хоть она и не стала у меня любимой. Не возникает сомнений, что Горенштейн если не гений слова, сюжета и мысли, то большой талант уж точно. Хорошо, что его теперь издают, столько лет был совсем неизвестен.

Наконец, повесть «Ступени» самая большая, мутная и вне сферы земной. Не из-за обилия религиозной мишуры, это всё декорации, а именно из-за неловко скованной мысли. Главный герой даже думает постоянно с мучительными многоточиями, которых такое изобилие, что это уже многомноготочия. Но это не томная смысловая пауза, а упавший голос в конце фразы, когда мысль увяла и силится во тьме нащупать какие-то концы и связи. Читать трудно, даже несмотря на увлекательный сюжет.

В Горенштейне есть и мучительность Платонова, и неустроенность Кафки, и словесный блеск Олеши, но он так ни на кого и не похож. Горенштейн — это Горенштейн. Если вы любите русскую литературу, то обязательно его почитайте. Если не любите — то тем более. Но я предупредила, что это эмоционально тяжело и душно.

12 декабря 2017
LiveLib

Поделиться

moorigan

Оценил книгу

Есть такая литература, говорить о которой очень трудно. Не потому, что сказать нечего, а потому что наоборот, мысли теснятся, путаются, опережают друг друга и никак не хотят выплескиваться на бумагу. Писать о такой книге, как сборник повестей Фридриха Горенштейна "Улица Красных Зорь" - труд неимоверный. Впечатления огромные, захлестывают с головой.

Начну с того, что о существовании этого гениального российского писателя я узнала чуть больше года назад, когда познакомилась с его романом "Место", общепризнанной вершиной творчества Горенштейна. Так сложилось, что к советской и постсоветской прозе я совершенно равнодушна., но здесь что-то торкнуло, задело меня, и от горемыканий довольно-таки малосимпатичного героя я не могла оторваться. Именно тогда я поняла, что постепенно прочитаю всего Горенштейна, и вот, настало время для второй книги.

В данном издании представлены четыре повести автора. Заглавная, "Улица Красных Зорь", рассказывает о судьбе девчушки Тони, живущей с матерью и братиком где-то в далеком рабочем поселке. На дворе начало пятидесятых, а значит - война позади, страна начинает возрождаться, но что это сулит семье Тони? "Чок-Чок" - довольно фривольное произведение, то самое "18+", повествует об эротической биографии некого Сережи, типичного мужчины, чья жизнь - это череда побед и поражений на любовном фронте. Две последние повести - "Муха у капли чая" (мой фаворит) и "Ступени" - довольно похожи, так как посвящены темам безумия, взаимоотношений человека с Богом и с обществом, поиска смысла бытия. Впрочем, не этот ли самый поиск - извечная и необходимая тема в творчестве любого серьезного писателя?

Для чего мы живем? Для чего мы коптим небо и топчем землю? В итоге Горенштейн устами своего безумного героя дает ответ: человечество существует, чтобы познавать мир, а человек живет, чтобы быть счастливым. По Горенштейну человек и человечество - это чуть ли не разные виды и уж точно разные сознания, и здесь с ним сложно не согласиться. Человек - существо очень маленькое и эгоистичное, иначе и быть не может, ведь жизнь его длится лишь мгновение с точки зрения вечности. Вот и стремится он к своему личному эгоистичному маленькому счастью. У каждого оно свое: для кого-то - красивое тело сексуального партнера, для кого-то - вкусный обед, для кого-то толстые тома в кожаных переплетах. Человечество же вечно. Его история только началась и исчисляется если и не миллионами лет, то уж тысячами - точно. Человечество живет познанием, накоплением опыта, его цели иные, они сильно отличаются от целей человека. И если отдельный человек попытается эти цели осуществить, или хотя бы осознать, то его непременно ждет беда, то самое безумие, ибо сознание индивида не может вместить в себя сознание вида.

Читать Горенштейна сложно и увлекательно одновременно. С одной стороны, язык, тот самый знаменитый классический русский язык, от которого захватывает дух и по которому плывешь, словно по великой и могучей реке. С другой, истории Горенштейна - это всегда грустные истории, и даже если он дарует своим героям хэппи-энд, то веселее от этого не становится.

23 октября 2017
LiveLib

Поделиться

эта мысль, эта истина: хочешь нажить в женщине врага – женись на ней. Конечно, есть немало отвратительных мужчин. Но от отвратительного мужчины гораздо легче освободиться, чем от отвратительной женщины. Большинство больных семей держится женщинами, сохраняется женщинами, боящимися потерять семью, как боится потерять партию профессиональный революционер… Я понимаю, что наживу подобной мыслью слишком много врагов. Наш мир – это мир государства и семьи, мир закона и брака. Мне не простят подобных обличений, а особенно те, кто тайно со мной согласен, особенно те, кто понял, что они всю жизнь пролежали не на тех женщинах… Аптов что-то говорил на ухо Сапожковскому, но Сапожковский отстранил его широко, ибо, как многие добрые русские люди, в опьянении становился буен.
3 марта 2021

Поделиться

Женственность – это стремление скрыть себя, быть другой, другим человеком, на себя не похожим, и кажется, что женщина потому так стремится к игре, к гриму, к косметике, что знает о себе такое, от чего ей самой страшно. Муж
3 марта 2021

Поделиться

Но что такое обратиться к психиатру для человека, верящего в творческую силу своего разума? Это значит позволить другому, чужому человеку насиловать себя, это значит покориться чужой воле. Такое возможно добровольно, лишь если испытываешь от этого чисто женское удовольствие. Вот почему среди клиентов врачей-психиатров женщин и женоподобных мужчин гораздо больше, и они лечатся охотней.
3 марта 2021

Поделиться