mrn2922
Оценил книгу

Ур-а-а-а-а-а-а-а!!!!!!!!!!!!!!!!!! Я наконец-то дочитала/домучила/добила/дожала эту книгу!... Или это она меня домучила/добила/дожала? Не суть, главное – что я добралась до последней страницы!

Моя душа осталась целой. Эта книга не разорвала ее в клочья, даже особых увечий не нанесла. По большому счету, это просто книга о больном человеке. Так случилось, что ее болезнь душевная, да к тому же еще и очень редкая. Вот и все. Но я бы гораздо больше удивилась, если бы в семье, где большая часть членов была больна душевными недугами и периодически посещала психиатрические клиники, родился ребенок не подверженный им. Только мне кажется, что если бы героиня была больна любой другой болезнью, книга от этого не стала бы ни хуже, ни лучше.

Да, с родителями ей сильно не повезло. К сожалению, родителей не выбирают. Каких дали, с такими и живем. Правда если твоя мать душевнобольная садистка, а отец придурочный равнодушный тип, прикрывающийся словами типа «Я хотел как лучше», то жить бывает невыносимо. Таких родителей, наверное, нужно стрелять до того, как они достигают половозрелого возраста. Но… сейчас полно «мамочек», которые одной рукой везут коляску, а другой держат бутылку пива как соску, от которой они никак не могут оторваться. Мамочек, которые кричат на своих детей на всю улицу, используя ненормативную лексику, которые бьют своих детей и рассматривают их лишь как помеху своей красивой молодой жизни. Я периодически таких вижу. А вы никогда не слышали, как женщина-мать кричит маленькому ребенку «Я убью тебя»? Согласна, говорить и делать – вещи суть есть разные, только вот объяснить это маленькому ребенку, боюсь невозможно.

Ну, да… ГГ есть за что пожалеть. Мне ее, конечно, жалко. Я же не бревно бесчувственное! Но я не могу жалеть Сивиллу больше, чем девочку, родившуюся с ДЦП, которая не может разговаривать и в 7 лет кушала как восьмимесячный ребенок. Я не думаю, что Сивилле пришлось хуже, чем больному раком двенадцатилетнему мальчику, который круглосуточно кричал от мучавших его болей. Конечно, я ей сочувствую… Но я не могу сочувствовать ей больше, чем женщине, похоронившей своего сына, которому за несколько дней до этого исполнилось тринадцать… Или больше, чем другой матери, новорожденного ребенка которой более 30 лет назад уронила нерадивая акушерка, в результате чего этот мальчик больше 30 лет прикован к постели, он полностью парализован и не сказал ни одного слова в своей жизни…

Я согласна, с тем, что ГГ пришлось в жизни много тяжелее, чем большинству людей. Но образование она получила, пусть и с перерывами, она получала содержание от своего отца, периодически у нее была работа. Она полностью себя обслуживала. Я думаю, это даже хорошо, что у Сивиллы появились другие личности. Они позволяли ей выражать те чувства и эмоции, которые она не могла себе позволить. По крайней мере, это позволило ей не сойти с ума окончательно и не покончить с собой.

Я как-то слышала, что Умберто Эко в одной из своих работ писал, что литература, как вид искусства должна нести в себе определенную степень развлекательности, чтобы первоначально завлечь читателя, чтобы привлечь к себе его пристальное внимание, и в результате иметь возможность донести до читателя более серьезные и глубокие мысли и идеи. И что «Имя розы» – яркая иллюстрация этого постулата. Детективы всегда имеют большую аудиторию, ведь тайна всегда интересна.

Мне очень близко такое отношение к литературе. К моему большому сожалению, данная книга показалась мне анти-иллюстрацией. Она написана неимоверно скучно! Она написана сухим канцелярским языком. Периодически хотелось отложить книгу и заняться чем-то другим. Большая часть повествования пестрит словами «она сказала», «она пошла», «она подумала». Местами то, что я читала, напоминало отчет о проделанной работе. В тексте очень много повторений. Сначала за них просто «цепляешься» взглядом, а потом они начинают раздражать. Периодически встречались убитые временем штампы, типа «ярко-синее небо нависало так низко, что до него, казалось, можно было достать рукой», которые, видимо, должны были придать повествованию художественную составляющую. Но мне они резали глаз, поскольку сильно выбивались из контекста. Тем более что, по моему мнению, ярко-синее небо всегда очень далеко и высоко, а «нависать» могут только темно-свинцовые тучи. А уж историческая справка о городе, где родилась и росла главная героиня, больше напоминает краткую статейку из какого-нибудь путеводителя. Сцена, когда отец сообщает Сивилле о смерти бабушки просто шедевральна. А к чему были многостраничные описания теней совокупляющихся родителей ГГ на стенах комнаты, размером 3 на 4, я так и не поняла. К чему так долго и так подробно описывать прогулки мамаши вместе со всеми непотребностями, которые она во время этих прогулок делала? Или, например, вот такая фраза о матери ГГ:

Превращая слова «срать я на вас хотела» в дело, она реагировала на ситуацию в психопатической манере, действуя под влиянием подсознательного, полагающего все выделения организма атрибутами власти.

Не понимаю. Что они должны были проиллюстрировать? Какую мысль донести? В результате читать было не то что неприятно, было гадко/противно/мерзко/брезгливо.

Эта книга даже заставила меня сомневаться в собственной гендерной принадлежности. Прочтя вот это:

Марсия, конечно, не могла знать, что пожелания смерти матери часто появляются у маленьких девочек, у которых первое чувство обычно пробуждается к отцу. Марсия не знала, что желание это возникает оттого, что маленькие девочки обнаруживают в матерях соперниц в борьбе за обладание чувствами отцов.

я задумалась, то ли я не была девочкой, то ли у меня так и не пробудилось первое чувство, то ли у меня было жуткое самомнение, и я не видела в своей маме соперницы, но я никогда не желала ей смерти. В третий раз перечитывая эту фразу я все-таки увидела слово «часто» и порадовалась, что так и не вошла в большинство.

А вот это заставило меня вспомнить незабвенное «Следовательно, можно сделать вывод, что бывает корова без молока, но не бывает молока без коровы» в исполнении Тихонова:

<…> хотя сознание часто может не знать о происходящем в подсознании, подсознание воспринимает все происходящее в сознании.

На мой взгляд, художественным это произведение не является. Ничего «художественного» в нем нет. Но и «научным» этот труд назвать невозможно. Не могу сказать, что совсем уж зря прочла это произведение. По крайней мере, узнала, что бывает и так. Но все же психология мне гораздо ближе и интереснее, чем психиатрия.