Книга недоступна
Оцените книгу

О книге

Говорят, что в каждом человеке живет еще кто-то, какая-то вторая личность, которая порой толкает нас на непредсказуемые поступки, а иногда, наоборот, защищает от ошибок. А теперь представьте, что этих личностей внутри вас – шестнадцать, каждая со своими воззрениями и привычками, вкусами и предпочтениями, у каждой свои таланты и навыки. Что это – Божий дар? Особое состояние психики? Или шутка, которую наше подсознание стремится сыграть с нами? Все, что вы прочтете в этой книге, удивит и поразит вас. Но это не вымысел, это история жизни реально существовавшей женщины. На этот случай ссылаются в своих трудах известнейшие психологи и психоаналитики мира.

Подробная информация

Переводчик: А. Бойков

Дата написания: 1973

Год издания: 2013

ISBN (EAN): 9785389069121

Объем: 805.3 тыс. знаков

  1. sireniti
    Оценил книгу

    Наверное, страшнее книги я пока не читала. И страшно совсем не то, что у героини 16! личностей. Хотя и это, конечно, тоже не укладывается  в голове, но ужаснуло меня совсем другое. Её семья, если это сообщество людей можно назвать семьёй. 
    Шизофреничная мать, которая сделала Сивиллу такой; отец, который вроде бы и ничего плохого не сделал дочери, вернее он вообще ничего не сделал для неё, ни разу не задался вопросом, можно ли оставлять девочку на попечении больной жены; бабушка, которая вроде бы и была добра к внучке, но никак не повлияла её безопасность. 
    Долгие года Сивилла была предоставлена себе, вернее, она понемногу уходила в себя, отрекалась от мира, от боли, от переживаний. Она множилась, если можно так сказать о человеке. "Нормальная при рождении, как и предполагала доктор, Сивилла боролась до возраста двух с половиной лет, после чего воля к борьбе была буквально выбита из нее." Время от времени возникали личности, которые в свою очередь порождали другие личности, и только сама хозяйка тела ничего о них не знала. Как же это страшно- очнуться однажды посреди города и не вспомнить, где ты, почему здесь находишься, как очутилась и что вообще делала последние несколько дней. 
    Одинокая девушка в шестнадцати лицах. Несчастная молодая женщина, обречённая на страх и провалы в памяти. Она даже выплакать не могла свою боль, ведь уже "к тому времени, как ей исполнилось три с половиной года, она отвыкла плакать."  Как она будет радоваться, когда забудет купить пакет сока. Просто забудет. Но это будет  потом.  А пока остаётся смирится с тем, что расскажет доктор Уилбур. Пока надо как-то сживаться со всеми шестнадцатью непростыми характерами, темпераментами, обидами и недопониманием, научиться уживаться с собой. 
    И надо сказать, у неё это получается. Сивилла вызывает не только жалость, но и симпатию. Все её личности- самодостаточны и вполне адекватны. Она, или они не причинили никому вреда. Тут девушке повезло.
    "Чужая семья- тёмный лес".Семья Сивиллы- непроходимые джунгли. Её самые родные люди украли у неё детство, чистые помыслы, мечты и свет. И даже повзрослев, она не смогла избавиться от той грязи, в которую её вываляли в детстве. Даже из могилы мать коверкала судьбу дочери.  
    Счастье, любовь, дети... Нет, это не для Сивиллы. Помнить о том, что произошло вчера, - это для обычных людей, не для неё. Даже симпатию доктора считает случайной, ведь "она принадлежала к другому миру и была обречена оставаться чужаком". Везде и всюду. 

    Сивилла излечилась. Во всяком случае она теперь в единственном числе. Но так ли это? Не знаю. Хочется в это верить. Ведь вера - это спасение, в том числе и от самой себя.  

  2. mrn2922
    Оценил книгу

    Ур-а-а-а-а-а-а-а!!!!!!!!!!!!!!!!!! Я наконец-то дочитала/домучила/добила/дожала эту книгу!... Или это она меня домучила/добила/дожала? Не суть, главное – что я добралась до последней страницы!

    Моя душа осталась целой. Эта книга не разорвала ее в клочья, даже особых увечий не нанесла. По большому счету, это просто книга о больном человеке. Так случилось, что ее болезнь душевная, да к тому же еще и очень редкая. Вот и все. Но я бы гораздо больше удивилась, если бы в семье, где большая часть членов была больна душевными недугами и периодически посещала психиатрические клиники, родился ребенок не подверженный им. Только мне кажется, что если бы героиня была больна любой другой болезнью, книга от этого не стала бы ни хуже, ни лучше.

    Да, с родителями ей сильно не повезло. К сожалению, родителей не выбирают. Каких дали, с такими и живем. Правда если твоя мать душевнобольная садистка, а отец придурочный равнодушный тип, прикрывающийся словами типа «Я хотел как лучше», то жить бывает невыносимо. Таких родителей, наверное, нужно стрелять до того, как они достигают половозрелого возраста. Но… сейчас полно «мамочек», которые одной рукой везут коляску, а другой держат бутылку пива как соску, от которой они никак не могут оторваться. Мамочек, которые кричат на своих детей на всю улицу, используя ненормативную лексику, которые бьют своих детей и рассматривают их лишь как помеху своей красивой молодой жизни. Я периодически таких вижу. А вы никогда не слышали, как женщина-мать кричит маленькому ребенку «Я убью тебя»? Согласна, говорить и делать – вещи суть есть разные, только вот объяснить это маленькому ребенку, боюсь невозможно.

    Ну, да… ГГ есть за что пожалеть. Мне ее, конечно, жалко. Я же не бревно бесчувственное! Но я не могу жалеть Сивиллу больше, чем девочку, родившуюся с ДЦП, которая не может разговаривать и в 7 лет кушала как восьмимесячный ребенок. Я не думаю, что Сивилле пришлось хуже, чем больному раком двенадцатилетнему мальчику, который круглосуточно кричал от мучавших его болей. Конечно, я ей сочувствую… Но я не могу сочувствовать ей больше, чем женщине, похоронившей своего сына, которому за несколько дней до этого исполнилось тринадцать… Или больше, чем другой матери, новорожденного ребенка которой более 30 лет назад уронила нерадивая акушерка, в результате чего этот мальчик больше 30 лет прикован к постели, он полностью парализован и не сказал ни одного слова в своей жизни…

    Я согласна, с тем, что ГГ пришлось в жизни много тяжелее, чем большинству людей. Но образование она получила, пусть и с перерывами, она получала содержание от своего отца, периодически у нее была работа. Она полностью себя обслуживала. Я думаю, это даже хорошо, что у Сивиллы появились другие личности. Они позволяли ей выражать те чувства и эмоции, которые она не могла себе позволить. По крайней мере, это позволило ей не сойти с ума окончательно и не покончить с собой.

    Я как-то слышала, что Умберто Эко в одной из своих работ писал, что литература, как вид искусства должна нести в себе определенную степень развлекательности, чтобы первоначально завлечь читателя, чтобы привлечь к себе его пристальное внимание, и в результате иметь возможность донести до читателя более серьезные и глубокие мысли и идеи. И что «Имя розы» – яркая иллюстрация этого постулата. Детективы всегда имеют большую аудиторию, ведь тайна всегда интересна.

    Мне очень близко такое отношение к литературе. К моему большому сожалению, данная книга показалась мне анти-иллюстрацией. Она написана неимоверно скучно! Она написана сухим канцелярским языком. Периодически хотелось отложить книгу и заняться чем-то другим. Большая часть повествования пестрит словами «она сказала», «она пошла», «она подумала». Местами то, что я читала, напоминало отчет о проделанной работе. В тексте очень много повторений. Сначала за них просто «цепляешься» взглядом, а потом они начинают раздражать. Периодически встречались убитые временем штампы, типа «ярко-синее небо нависало так низко, что до него, казалось, можно было достать рукой», которые, видимо, должны были придать повествованию художественную составляющую. Но мне они резали глаз, поскольку сильно выбивались из контекста. Тем более что, по моему мнению, ярко-синее небо всегда очень далеко и высоко, а «нависать» могут только темно-свинцовые тучи. А уж историческая справка о городе, где родилась и росла главная героиня, больше напоминает краткую статейку из какого-нибудь путеводителя. Сцена, когда отец сообщает Сивилле о смерти бабушки просто шедевральна. А к чему были многостраничные описания теней совокупляющихся родителей ГГ на стенах комнаты, размером 3 на 4, я так и не поняла. К чему так долго и так подробно описывать прогулки мамаши вместе со всеми непотребностями, которые она во время этих прогулок делала? Или, например, вот такая фраза о матери ГГ:

    Превращая слова «срать я на вас хотела» в дело, она реагировала на ситуацию в психопатической манере, действуя под влиянием подсознательного, полагающего все выделения организма атрибутами власти.

    Не понимаю. Что они должны были проиллюстрировать? Какую мысль донести? В результате читать было не то что неприятно, было гадко/противно/мерзко/брезгливо.

    Эта книга даже заставила меня сомневаться в собственной гендерной принадлежности. Прочтя вот это:

    Марсия, конечно, не могла знать, что пожелания смерти матери часто появляются у маленьких девочек, у которых первое чувство обычно пробуждается к отцу. Марсия не знала, что желание это возникает оттого, что маленькие девочки обнаруживают в матерях соперниц в борьбе за обладание чувствами отцов.

    я задумалась, то ли я не была девочкой, то ли у меня так и не пробудилось первое чувство, то ли у меня было жуткое самомнение, и я не видела в своей маме соперницы, но я никогда не желала ей смерти. В третий раз перечитывая эту фразу я все-таки увидела слово «часто» и порадовалась, что так и не вошла в большинство.

    А вот это заставило меня вспомнить незабвенное «Следовательно, можно сделать вывод, что бывает корова без молока, но не бывает молока без коровы» в исполнении Тихонова:

    <…> хотя сознание часто может не знать о происходящем в подсознании, подсознание воспринимает все происходящее в сознании.

    На мой взгляд, художественным это произведение не является. Ничего «художественного» в нем нет. Но и «научным» этот труд назвать невозможно. Не могу сказать, что совсем уж зря прочла это произведение. По крайней мере, узнала, что бывает и так. Но все же психология мне гораздо ближе и интереснее, чем психиатрия.

  3. Fari22
    Оценил книгу

    «Жизнь причиняет столько боли, что человеку нужен катарсис»

    Смешанные чувства вызвал у меня этот роман - я не могу с полной уверенностью сказать, что он мне понравился, но и утверждать обратное тоже не стану. Честно признаться, мне очень трудно дать какую-то конкретную оценку, ведь как можно оценить чью-то жизнь? Это ведь не художественный вымысел автора, а реальная история, которая произошла с Ширли Мейсон, страдавшей расстройством множественной личности. В ней уживалось шестнадцать не похожих друг на друга личностей, двое из которых были мальчиками.

    Однажды Сивилла вместе с матерью отправляется к врачу, который сразу же понял, что с Сивиллой что-то происходит неладное, и направляет ее к психиатру Корнелии Уилбур. Сивилла рассказывала ей о странных эпизодах своей жизни, когда она оказывалась в различных городах, гостиницах, но сама понятия не имела, как туда попала. Она считала это провалами в памяти, но и не подозревала, что в тот момент она уже была не Сивиллой, а Пегги Лу, Викки или кем-то еще.

    Сивилла – это Билли Миллиган в женском обличии. У обоих было ужасное детство, что и повлияло на психику и стало результатом расщепления личности. Но если личности Билли подвергали его опасности и совершали противозаконные действия, то у Сивиллы, напротив, они были безобидными и старались ее защитить, взяв на себя многие ее эмоциональные потрясения. Детство Сивиллы было настолько ужасным, что читая о том, что ей пришлось пережить, волосы дыбом вставали, и было безумно жаль главную героиню, ведь в этой жизни, до встречи с доктором, она не получила ни капли родительской любви, дружеской теплоты и понимания. Узнав ближе родителей Сивиллы, ненавидишь их всем сердцем и больше всего не мать, а отца, за его безразличие к происходящему и нежелание как-то помочь и что-то изменить. Обстановка, в которой выросла Сивилла, - это настоящий ад, и все благодаря родителям, которые издевались над ней, и их религиозной фанатичности, запрещавшей все на свете.

    Книга очень тяжелая и не только из-за своей тематики и жестокостей, с которыми столкнулась Сивилла, но - что самое главное - из-за ее растянутости. Начало романа было многообещающим и интригующим, было интересно следить за жизнью и лечением Сивиллы, но вот дальше становилось скучно, иногда я вовсе теряла нить повествования, забывала какие-то детали, и в итоге я с трудом дочитала книгу. Правда были моменты, когда интерес к книге просыпался, и я читала, не отрываясь, но эти моменты быстро проходили, я стала часто отвлекаться и буквально заставляла себя читать дальше. На одном дыхании эту книгу точно не прочтешь. Растянутость романа заключается в нежелании Сивиллы лечиться, автор пыталась показать, то, как Сивилла не хотела признаваться сама себе в своём странном диагнозе, не пыталась принять свои другие «я».

    Второй минус романа – это его слог. Во-первых, он очень сложный, это и не художественное произведение, не документалистика, не научная литература, и поэтому в итоге произошла жанровая каша. Во-вторых, язык очень скуден, и слишком много автор повторно описывает эмоции, мысли, переживания главных героев. Буквально через пару предложений автор уж другими словами описывает то, о чем она писала ранее. В-третьих, события развиваются слишком сумбурно, начинается с одного события, затем резко переходит на другое, нет какой-то логической последовательности, кажется, будто сама начинаешь сходить с ума. Но, видимо, благодаря такому построению, можно прочувствовать весь тот хаос, творящийся в жизни и мыслях Сивиллы.

    Но автору удалось показать детально весь жизненный промежуток Сивиллы. То, как она превращалась из одной личности в другую, она смогла каждого описать так, что их действительно считаешь разными людьми. Читая об этих превращениях, мурашки по коже бежали, порой я думала, что это фантастика, мистика, но, к сожалению, жизнь Сивиллы была именно такой, ей приходилось делить себя с другими «я», мимо нее проходили многие вещи, и она не могла их запомнить. Но Сивилла храбрая, она не сдалась, продолжала бороться, что вызывает к Сивилле и ее доктору симпатию. За них обеих переживаешь и хочешь, чтобы их дело оказалось успешным, и все закончилось бы хэппи-эндом. Думаю, Сивилла заслуживала счастливую и легкую жизнь.

    Книга заставляет задуматься о том, как мы бываем равнодушны к кому-то, а ведь будь люди внимательнее, попытались бы расспросить Сивиллу о ее жизни, ведь многие догадывались, что происходит что-то неладное, но всем было легче закрыть на все глаза. Подумали, что пусть разбираются сами.
    Так же книга позволяет больше узнать об этом расстройстве.

    Если честно, история Билли Миллигана меня впечатлила больше и запомнилась сильнее, а вот эта книга не оставила никакого следа и эмоций бурных не вызвала, к сожалению. Сама история - интересная, но вот подача хромает. Но, я рада, что в итоге жизнь Сивиллы наладилась, и у нее были светлые моменты в жизни, и все благодаря доктору Уилбор, с которой они до самой смерти были дружны.

  1. Пегги Энн Болдуин (1926): напарница Пегги Лу со схожими физическими характеристиками. Она чаще боится, чем сердится.
    27 июля 2014
  2. Неожиданно полились обильные слезы. Слезы Сивиллы. Эту одинокую девушку взволновала перспектива иметь друга внутри себя
    3 августа 2014
  3. Второго сентября 1965 года доктор Уилбур записала в дневнике анализа случая Дорсетт: «Все личности слились в одну».
    3 ноября 2017
Подборки с этой книгой