Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Цитаты из Записки из подполья (сборник)

Читайте в приложениях:
2220 уже добавило
Оценка читателей
4.47
  • По популярности
  • По новизне
  • А впрочем: о чем может говорить порядочный человек с наибольшим удовольствием?
    Ответ: о себе.
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • отвлеченном и умышленном городе на всем земном шаре. (Города бывают умышленные и неумышленные.)
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Я не только злым, но даже и ничем не сумел сделаться: ни злым, ни добрым, ни подлецом, ни честным, ни героем, ни насекомым.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • икогда не мог сделаться злым. Я поминутно сознавал в себе много-премного самых противоположных тому элементов. Я
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • минуту самой сильнейшей желчи, постыдно сознавал в себе, что я не только не злой, но даже и не озлобленный человек, что я только воробьев пугаю напрасно и себя этим тешу. У меня пена у рта, а принесите мне какую-нибудь куколку, дайте мне чайку с сахарцем, я, пожалуй, и успокоюсь. Даже душой умилюсь, хоть уж наверно потом буду сам на себя скрежетать зубами и от стыда несколько месяцев страдать бессонницей. Таков уж мой обычай.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • человек мстит, потому что находит в этом справедливость.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Другой раз влюбиться насильно захотел, даже два раза. Страдал ведь, господа, уверяю вас. В глубине-то души не верится, что страдаешь, насмешка шевелится, а все-таки страдаю, да еще настоящим, заправским образом; ревную, из себя выхожу… И все от скуки, господа, все от скуки; инерция задавила. Ведь прямой, законный, непосредственный плод сознания – это инерция, то есть сознательное сложа-руки-сиденье.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Я, например, ужасно самолюбив. Я мнителен и обидчив, как горбун или карлик, но, право, бывали со мною такие минуты, что если б случилось, что мне бы дали пощечину, то, может быть, я был бы даже и этому рад. Говорю серьезно, наверно, я бы сумел отыскать и тут своего рода наслаждение, разумеется, наслаждение отчаяния, но в отчаянии-то и бывают самые жгучие наслаждения, особенно когда уж очень сильно сознаешь безвыходность своего положения.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Мне теперь сорок лет, а ведь сорок лет – это вся жизнь; ведь это самая глубокая старость.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • л сознавать все тонкости «всего прекрасного и высокого»
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • самые жгучие наслаждения, особенно когда уж очень сильно сознаешь безвыходность своего положения.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • нормальным и основным законам усиленного сознания и по инерции
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Есть в воспоминаниях всякого человека такие вещи, которые он открывает не всем, а разве только друзьям. Есть и такие, которые он и друзьям не откроет, а разве только себе самому, да и то под секретом. Но есть, наконец, и такие, которые даже и себе человек открывать боится, и таких вещей у всякого порядочного человека довольно-таки накопится. То есть даже так: чем более он порядочный человек, тем более у него их и есть.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • лучшее определение человека – это: существо на двух ногах и неблагодарное.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • человек, всегда и везде, кто бы он ни был, любил действовать так, как хотел, а вовсе не так, как повелевали ему разум и выгода
    В мои цитаты Удалить из цитат

Другие книги подборки «Любимые книги Виктора Цоя»

Другие книги серии «Русская классика (АСТ)»