Евгения Гинзбург — отзывы о творчестве автора и мнения читателей
image

Отзывы на книги автора «Евгения Гинзбург»

6 
отзывов

oxidental

Оценил книгу

ПОДНЕВОЛЬНЫЕ

Евгения Гинзбург, Крутой маршрут: Хроника времен культа личности. Том 1. – Рига, «Курсив», 1989.

Сложный комплекс вопросов возникает в связи с этой книгой. Хорошо бы, если удастся сосредоточиться, разобраться в них.

Во-первых, чтобы покончить с соотнесенностями, скажу, что книга мемуаров Евгении Гинзбург (а это, пожалуй, правильный жанр) подействовала сильно, главным образом, в смысле занимательности и эмоционально. И сразу соотнеслась с «Записками из Мертвого дома» Ф.М. Достоевского (и даже странный момент литературной аллюзии есть, когда выясняется, что якутский поселок Эльген, где кантовали и паковали Евгению Аксенову - Гинзбург, переводится как Мертвый) и одновременно с «Колымскими рассказами» Варлама Шаламова. Книга Достоевского – оптимистическая трагедия о моральных страданиях и русском народе, книга Шаламова - суровый, бескомпромиссный и беспощадный рассказ о человеческом коммунальном зверинце, но беллетризованный, а может, и эстетизированный (в старообрядческой эстетике). Фигура Солженицына в моем сознании ни разу не всплыла, возможно потому, что «Архипелаг ГУЛАГ», равно как и книга Гинзбург, публицистичен; они в этом похожи. И хотя «Крутой маршрут» написала женщина, и хотя сентиментального, нежного, юмористического и артистичного элемента в ее книге много, ни тот, ни другая нигде не оправдывают страдание как таковое и даже ненавидят его. Достоевский и даже Шаламов, как мы знаем, иногда склонялись к мнению, что борьба бессмысленна и надобно пострадать, чтобы искупить грехи. Весь тон солженицынской книги подводит нас к тому, что борьба необходима, чтобы защитить человеческое достоинство. Евгения же Гинзбург прямо утверждает, что можно и в поддавки сыграть, чтобы выжить, и скомпромиссничать: лишь бы светило солнце, и под ним в тяжелейшем быту находилось теплое место; и разумеется, она ищет и благодарна добрым людям за поддержку.

Сужу, не прочитав второго тома, потому что, скорее всего, не стану делать этого. Нет, «Крутой маршрут» воздействует очень глубоко, написан прямо-таки блестяще, правдиво, с необыкновенным юмором и чисто женским добродушием, в книге галерея выразительнейших типов и запоминающихся персон. Я даже, чего никогда не делаю, выписал оттуда символическую цитату:

« - Посмотри, - сказала я Стасику, показывая ему нарисованный мною домик, - что это такое?

- Барак, - довольно четко ответил мальчик» (стр. 286 издания).

В этом моем решении нет никаких идейных или антисемитских мотивов; просто-напросто под рукой не оказалось этого второго тома, скачивать его из Интернета не хочу, еще «И возвращается ветер» Буковского не прочитан, и, наконец, я давно устал от этой лагерной тематики, - давно, с 80-х годов, когда в Литературном институте на сон грядущий срочно прочитывал «Архипелаг ГУЛАГ» по фотокопиям или «Верного Руслана», потому что наутро следовало возвращать эту антисоветчину товарищу, чтоб его не подвести. Что вы думаете? – в русской литературе Х1Х, ХХ и даже ХУ1 веков подобных книг мало? Да начните с протопопа Аввакума через Новикова и декабристов – и пошло-поехало до наших дней. Вот то-то и странно, что уже давно у нас над Человеком издеваются, и именно таким образом – Тюрьмой, этапом, ссылкой и поселением. Пора умным ученым писать объемистый труд об архетипическом в поведении и менталитете русских людей (ну, скажем, россиян, потому что на этом пространстве и другие нации действуют схожим образом). А я, повторяю, устал; я старый человек и сам репрессирован по всем пунктам и пока что не реабилитирован. У нас так живут. Образа – и те перекошены, - если вспомнить в свободном цитировании еще одного лагерника, Высоцкого (считали ведь, что и он в лагере сидел).

В этой ситуации и в этой книге меня озаботило совсем другое. В краткой полемике с фейсбучными друзьями я уже заикался об этом - и не был тогда понят. Заикаюсь снова. Уважаемый оппонент (теперь уже не помню кто) спорил, что Евгения Гинзбург вовсе не мать писателя Василия Аксенова. Утверждаю вдругорядь: Евгения Семеновна (по другой транскрипции Соломоновна) мать троих детей, в том числе «любимца Васенька» (прямая цитата). В Мемуарах есть даже несколько смешных сценок, где балованный сынок, будущий диссидент и основатель альманаха «Метрополь», действует совершенно в своем духе – безответственно и самоуверенно, как и в последующей писательской практике. Так вот: повторно утверждаю и прежний свой тезис: мать безусловно талантливее сына и написала бестселлер, который останется в истории отечественной литературы, тогда как многочисленные романы ее сына проредятся, а потом и истлеют, как худая мелкоячеистая рыбацкая сеть. Потому что у Евгении Гинзбург был богатый опыт, литературная одаренность и большая душа, а у Василия Павловича Аксенова – мульти-культурализм, верхоглядство, водительские права и нахрап, не обоснованный и не подкрепленный талантом. Разумеется, это всего лишь личное мнение, но я читал многие его книги, начиная со сборника «На полпути к луне», и говорю, что все они, и периода «звездных мальчиков» («Коллеги» и др.), и последние («Остров Крым»), ничего больше, как трепотня. Он очень поверхностный автор, болтает с пятого на десятое, и у него начисто отсутствует такая штука, как житейский опыт. А не зная жизни и не прочувствовав ее, чего напишешь? Сын крупного начальника и филологически образованной матери, он получил за так, за спасибо добрую карму и воспользовался ею. Очень может быть, что он даже виноват (на генном уровне, в смысле трансмутации) в смерти отца и в страданиях матери. Не один только Сталин и политические репрессии 1937 года, а и он лично, «любимчик Васенька».

Да ладно вам! Не потому, что я ненавижу всю кортасаровскую школу и Василия Аксенова, который безусловно к ней принадлежит, снимая пенки с различных национальных культур, пиша блеклые полужурналистские романы и разъезжая по белу свету, чтобы, объехав круг, вернуться восвояси, - вовсе нет. Из принципа. Потому что, и правда, слабо, скупо, скучно, на каком-то муниципалитетном языке написаны его романы, и даже «Поиски жанра», и даже «Затоваренная бочкотара». А что Феликса Кузнецова презирал и раздражал и привлек талантливых авторов в альманах «Метрополь» - да, заслуги, но ведь организационные, как и у первого секретаря Московской писательской организации. Художественная же литература, беллетристика – это нечто большее; тут надо отдавать дыхание, душу и вкладываться по полной программе. Так что, по-моему, они очень странная пара, мать с сыном: писательский профессионализм сына, которому нечего сказать, нет опыта, и безыскусно, от чистого сердца написанные мемуары высокоталантливой матери.

Жалко мне всех, и даже евреев. Как живем, прости Господи, как живем и почему так?

Алексей ИВИН

15 августа 2013
LiveLib

Поделиться

behemot

Оценил книгу

Когда читаешь книгу и вдруг понимаешь, что это не роман, а реальные события описанные их непосредственным участником, начинаешь полностью осознавать весь ужас происходящего.

К примеру у Оруэлла я понимал, что по сути настолько жесткого тоталитаризма нигде-не было. И тут я натыкаюсь в Крутом Маршруте на этот пассаж: « услышала ставшую популярной в 1937 году теорию о том, что «объективное и субъективное – это, по сути, одно и то же»

Чем не знаменитое:
«Война — это мир
Свобода — это рабство
Незнание — сила» ?

31 июля 2013
LiveLib

Поделиться

katjava...@outlook.com

Оценил книгу

Пронзительно, уже знакомо по Шаламову, Солженицыну, и все же цепляет за живое, но несмотря на сочувствие к невинно осуждённым, невольно думаю, а ведь все это поколение и сделало революцию, при них расстреляли царскую семью, при них растерзали русскую интеллигенцию, зажиточное крестьянство, а они ведь должны были все видеть, но увидели только тогда, когда коснулось непосредственно их самих, сложное чувство.... Но уверена в одном, если есть расплата за грехи земные, то " тараканище" будет платить вечно....
12 мая 2016

Поделиться

lie...@yandex.ru

Оценил книгу

Отличная книга, основанная на реальных событиях. Прекрасный слог, интересное повествование
16 августа 2021

Поделиться

Татьяна Багаева

Оценил книгу

Какое счастье, что попалась эта книга Прочитала и хочется перечитать снова, помедленнее..
11 сентября 2019

Поделиться

Анонимный читатель

Оценил книгу

Великолепная книга
29 августа 2021

Поделиться