Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
185 печ. страниц
2019 год
18+

Совещание

В конференц-зале фабрики по производству почвы заканчивалось совещание. Это был третий этаж фабрики. Постройки выше 10 метров в этой части Лондона были запрещены законом. В зале были большие раздвижные окна, высокий потолок и паркетный пол. На стене висел портрет королевы и внизу под портретом стоял большой макет Тауэр-бридж. Вдоль длинного стола из настоящего дерева сидели руководители отделов и поглядывали на часы. Они курили сиги и пили кофе. Владелец фабрики, Вилли Зюганис, 128-ми летний молодой человек сидел в основании стола.

– Все могут идти, а вы, Борис, останьтесь, – сказал Вилли и подождал пока все выйдут.

– Борис, – обратился он к руководителю отдела по поглощению малых и средних предприятий, – доложите, как у нас обстоят дела на этой неделе.

– Нам удалось купить 12 привилегированных акций Обнинской АЭС. Вчера по решению Урюпинского суда удалось отжать причал номер 18 в Гаване, и сегодня на Луне куплены 2 отеля у кратера Аполлон и отель Трамп с парковкой космолётов у кратера Гагарин.

– Отлично! Какие затраты по причалу?

– 800 бриткоинов – судебные издержки, 30 Стерлингов наличными – вознаграждение судье.

– Вы платили Стерлингами?

– Нет, сэр. В эквиваленте. Я дал ему 30 000 бриткоинов.

– Правильно, Стерлинги можно отследить и они годятся только для чистых сделок. Нового директора причала уже назначили?

– Да, сэр, он уже приступил к обязанностям.

– Были проблемы со старым руководством?

– Нет. Присутствовал офицер королевской гвардии её величества, поэтому никто не посмел оспорить постановление Урюпинского суда.

– Судья будет молчать?

– Позже я позабочусь об этом. Нельзя чтобы его последнее дело было связано с нами. На территории Урюпинского графства, по решению нижней палаты парламента сохранены некоторые архаичные законы. До сих пор действует закон, разрешающий судьям перемещаться в капсуле в нетрезвом состоянии. Это будет несчастный случай. Через пару месяцев.

– Хорошо. Что у вас с кадрами?

– Мы потеряли двоих. Они были задержаны участковым на улице Пикадилли с десятью граммами взрывчатого вещества, и нам пришлось активировать их внутримышечные капсулы с ядом.

– Кто это был?

– Это были Антон Швеллер и Смит Грибовский.

– У вас осталось мало сотрудников. На прошлой неделе вы потеряли троих. И если память мне не изменяет, сотрудников у вас осталось всего четырнадцать. Не так ли?

– Да, сэр. Четырнадцать в штате и восемь внештатных. Я работаю над этим.

– Хорошо. На этой неделе вы неплохо постарались. Продолжайте работать. Вы единственный из всех наших сотрудников кто имеет акции нашей компании. У вас один процент акций, и это делает вас достаточно богатым человеком. Поэтому я надеюсь, что вы заинтересованы в процветании компании и приложите для этого все усилия.

– Спасибо, сэр. Могу я идти.

– Да, Борис, конечно. Удачи. Да, кстати, меня интересуют акции компании "Совхоз имени Ленина". Они приобрели Елисейские поля для засева рисом. Вы же знаете, Елисейские поля – это единственное оставшееся место на планете с натуральной незаражённой почвой. И вы, наверное, в курсе, что мы из одного килограмма натуральной незаражённой почвы производим 10 тонн модифицированной. Используйте все возможности, но мне нужны несколько привилегированных акций для захвата и поглощения этой компании.

– Сэр, но господин Марчелло Грудини не продаёт свои акции.

– Согласен, задача непростая. И её вам надо решить.

– Хорошо, сэр, я займусь этим, – сказал Борис, кивнул шефу и вышел из конференц-зала.

– Зина, – сказал громко Вилли. Дрон, стоявший возле макета Тауэр-бридж, поднялся в воздух и подлетел к директору. Это была дрони Зина.

– Подготовь капсулу к этому окну, мне нужно лететь в центральный офис.

– Вам капсулу Мазерати как обычно? – Спросила дрони Зина.

– Нет, мне нужен двухместный салон и место для охранника и двух дронов охраны. Это должна быть чёрная капсула Роллс-Ройс с бронированным трапом.

– Хорошо, сэр, – сказала дрони Зина и удалилась в приёмную для связи с гаражом и службой безопасности.

Бушующие волны

Кабинет Бориса находился на восемнадцатом уровне под землёй. Это был 91-й этаж андеграунда. На этом уровне за толщей массивных пород на расстоянии 250 метров от границы фабрики проходил туннель компании "Урюпинские туннели". Кмых зашёл в приёмную отдела по поглощению малых и средних предприятий в сопровождении дрона компании. В приёмной были девять мест для ожидания. На стойке располагалась секретарь отдела дрони Марта.

– Здравствуйте, – сказала она, садитесь, пожалуйста. Борис Моисеевич примет вас через несколько минут. Кмых сел рядом с двумя дронами, которые тоже ожидали начальника отдела. Их беседа между собой показалась Кмыху интересной. Они обсуждали влияние импрессионистов на развитие живописи в 27 веке. Десятиминутное ожидание не показалось Кмыху долгим, он увлечённо слушал беседу дронов об искусстве и живописи. Дронам в присутствии людей было запрещено общаться в цифровом формате. Нарушителям безжалостно вырывали процессор и отправляли в муфельную печь. На это место устанавливался процессор компании Майкрософт. После замены процессора у дронов отсутствовала возможность накопления и использования знаний, и они были в состоянии работать только в сфере услуг. Внезапно раздвинулись двери из коридора, и в приёмную вошёл Борис Моисеевич в сопровождении двух дронов охраны. Кмых приподнялся из кресла, и два интеллектуальных дрона тоже приподнялись в воздух на уровень глаз Бориса. Оглядев присутствующих, Борис поздоровался со всеми и затем обратился к секретарю, – Марта, сделайте два кофе "Кения" в мой кабинет.

Затем повернувшись к посетителям, он ещё раз оглядел их. Кмыха Борис заметил сразу, войдя в помещение, а сейчас он разглядывал двух дронов. Это были интеллектуальные дроны с индексом "И". Борис знал, что такие дроны могут быть умнее людей и постарался быть с ними вежливым.

– Прошу прощения, – обратился он к дронам, – вам придётся ещё подождать несколько минут, у меня сейчас более важная беседа с нашим сотрудником.

Затем Борис обратился к Кмыху и жестом пригласил в свой кабинет. Другие два дрона охранника, которые прибыли вместе с Борисом, хорошо знали свои обязанности. Один подлетел к входной двери и остался внутри приёмной, а второй вылетел в коридор и завис у двери снаружи.

Кмых зашёл в кабинет, следом зашёл Борис. Дверь осталась открытой. Это была интеллектуальная дверь, и она ожидала доставки кофе. После доставки кофе, двери закрылись.

Борис уселся в кресло и предложил кресло Кмыху.

– Лейтенант Юджин Кмых, не так ли?

– Уже не лейтенант.

– Да, я в курсе. Сегодня вы потеряли работу на фабрике. Со всем моим уважением к вам и вашему послужному списку, я не могу оказывать давление на начальника отдела по контролю качества продукции, и не могу просить его вернуть вас обратно. Я знаю, вы числились неплохим сотрудником их отдела, но этика мне не позволяла переманивать вас в свой отдел. Теперь, когда это возможно, у меня к вам есть предложения по работе.

– Какие ваши предложения?

– Ваши обязанности будут следующие – вам будет необходимо выполнять абсолютно любую работу в целях процветания нашей компании. Обычно это не выходит за рамки закона, но иногда могут возникнуть и спорные ситуации в плане закона. Для этого у нас в компании штат адвокатов. Только на наш отдел работают одиннадцать адвокатов. У вас будет личный адвокат, служебная капсула любой модели и хорошая зарплата. После успешного выполнения какой-либо операции – премия. Ваша зарплата в отделе по контролю качества продукции была 1 бриткоин в час. Это неплохая зарплата для Лондона. Вы с этим согласны?

– Согласен. Так и есть.

– Мы будем платить 250 бриткоинов в день. Опоздания у нас не фиксируются. Рабочий день не нормирован. Вас это устраивает?

– Мне нужно будет подумать об этом. Дадите мне две недели?

– У вас есть 10 дней на размышления. И есть пара условий. Вы не получите трудовой контракт и мы вошьём вам капсулу, которая будет сообщать ваше местоположение. Вы будете числиться в другой мелкой компании, которая и будет начислять вам зарплату и которая не имеет отношения к корпорации Зю.

– Хорошо, я подумаю. Кофе был вкусным. Такой я никогда раньше не пробовал. Спасибо.

– Это натуральный сорт "Кения", выращивается на элитных почвах в нашем подземном филиале. Конечно это не кофе из "Совхоза имени Ленина" и мы не имеем права поставлять этот кофе королевскому двору. Но на планете это кофе номер один. Такой кофе можно заказать только в двенадцати лучших ресторанах планеты.

– Красиво жить не запретишь. Так говорят русские, не так ли?

– Ваши познания меня удивляют.

– До того как все страны стали графствами Великобритании, русские были нашими союзниками в войне Антарктиды. Я многому у них научился.

– Хорошо. Желаю вам принять правильное решение. Надеюсь увидеть вас в нашей команде.

– Я подумаю, до свидания, – сказал Кмых и вышел. Он поднялся на лифте и вышел на поверхность безработным, бездомным и без капсулы. Солнце светило ярко, так же, как и сто сорок пять лет назад, когда Юджин был ещё десятилетним мальчишкой, и когда планета Британия ещё называлась планетой Земля. Кмых помнил эти времена и помнил как стрелял дронов из рогатки, за что всегда получал ремня от папы. До 12-ти лет его никто не мог арестовать за хулиганство, но у родителей из-за этого всегда были неприятности. На Кмыха нахлынули воспоминания, но их прервала вибрация кольца в ухе. Это было сообщение из Банка. Кмых вставил палец в кольцо и прочитал возникшую голограмму. "На ваш счёт зачислен 31 бриткоин и 24 копейки – ежемесячное пособие по безработице". Кмых огляделся по сторонам в поисках муниципальной скамейки. Единственная муниципальная скамейка красного цвета была занята – на ней сидели молодые люди, о чём-то разговаривали и смеялись. Вдоль тротуара стояло много пустых платных скамеек компании "Собянер и сыновья". Кмых не стал садиться, хотя чувствовал себя уставшим. В этом районе города со счёта списывалось меньше копеек за такие услуги, чем в центре, но Кмых решил, что при отсутствии заработка надо воздержаться от всех платных услуг. – Лучше купить брикет с двумя мегакалориями со вкусом чёрного хлеба за 12 копеек, чем платить сыновьям Собянера, – подумал Кмых и направился пешком в сторону парковки с капсулой. Она была в десяти километрах. Он шёл по тротуару, уложенному плиткой компанией "Собянер и сыновья", которую мэр Лондона обязал укладывать за свой счёт всех участников рынка платных парковок и скамеек. Муниципальные бесплатные парковки тоже были в Лондоне, но они ограничивали размер капсулы по ширине 1 метр, а у Кмыха была неплохая капсула шириной 1,8 метра, и он не мог воспользоваться такими парковками, где ширина принимаемой капсулы ограничивалась шириной ячейки. Парковки компании "Собянер и сыновья" занимали большую площадь, чем муниципальные, и так же были карусельного типа. Парковочные места тоже находились в стволе шахты. На поверхности было место всего для двух капсул для постановки и снятия с парковки. Спать в капсуле в подземных парковках строго запрещалось. Для тех, кто не мог позволить себе покупать сон в таксофонах, предлагались недорогие ячейки для капсул в кемпинг-небоскрёбах, которые находились за городом. Там же в кемпинг-небоскрёбах, по требованию муниципалитета, имелись и малые ячейки для возможности бесплатного сна. Спать на тротуаре разрешалось только за пределами города. Таким образом, Кмых не имел возможности бесплатного настоящего сна, и подходя к парковке начал искать глазами красный таксофон. Заметив таксофон, Кмых зашёл в него и закрыл за собой дверь. Система активировалась, Кмых прислонил предплечье к датчику и затем выбрал 8 часов сна. Это стоило 8 бриткоинов. Получив удар мартеновскими лучами, Кмых вышел из кабинки таксофона выспавшимся и полон сил. Затем он открепил кольцо с уха и надел его на палец, чтобы всегда быть на связи. У парковки его встретил дрон компании "Собянер и сыновья".

– Здравствуйте, сэр, – сказал дрон, – хотите ли вы забрать свою капсулу?

– Да, но сначала мне нужно заказать новые аккумуляторы, а потом я смогу забрать капсулу.

– У вас осталось 15 минут оплаченной парковки.

– Спасибо. Поднимайте мою капсулу через 10 минут, а я пока закажу новые аккумуляторы, сказал Кмых и сел на лавочку компании. Моментально со счёта Кмыха списалось 12 копеек и он теперь имел право сидеть на лавочке 15 минут. У Кмыха в телефоне стояли два голосовых приложения – брюнетка Сири и блондинка Алиса. Кмых, как джентльмен, предпочёл блондинку и сказал громко, – Привет, Алиса!

Тут же появилась голограмма Алисы.

– Привет, привет. Что пожелаете?

– Мне нужны новые аккумуляторы с доставкой в капсулу модель Рено-пижон 4018 года выпуска. Вы можете взять мои координаты.

– Сейчас посмотрю, – сказала Алиса и вывела голограммой список аккумуляторов с ценами и временем доставки. – Выбирайте, – сказала она.

– Так, я выбрал, – сказал Кмых, тыкнув пальцем в аккумулятор, понравившийся ему своими техническими характеристиками. – Могу я оплатить его с анонимной карты "Наибул Банка"?

– Платежи с таких карт принимаются только в терминалах чебуречных Макдональдс. Ближайшая чебуречная находится за переулком в 34 метра от вас по азимуту 18. Хотите чтобы я вас сопроводила?

Кмых огляделся по сторонам и заметил возвышающиеся буквы ЧМ на третьем этаже одного из зданий. – Спасибо, я уже нашёл.

– Хорошо, – сказала Алиса, – добавьте ваш товар в корзину и можете его оплатить. Доставка дроном компании "Дойчель" – семь минут после оплаты заказа.

Войдя в Макдональдс, Кмых первым делом оплатил заказ аккумулятора картой Олафа, затем сел за свободный столик. Через 10 секунд появился дрон – официант. Что пожелаете, сэр? Хотите наше меню? У нас в продаже новые сочные брикеты 1 мегакалория со вкусом чебурека и натуральная Кока-кола ноль калорий.

– Дайте двойной брикет со вкусом чебурека, и Кока-колу одну пинту.

– Хорошо, сэр. Могу я взять деньги за заказ?

– Да, – сказал Кмых и моментально с его счёта исчез один бриткоин. Перекусив, Кмых вышел из Макдональдса и вернулся на лавку. Прошло ровно семь минут с момента заказа, и в небе показался грузовой дрон, компании "Дойчель". Дрон сел на тротуар и отпочковал ящик с аккумулятором. – Ваш заказ, сэр, – сказал дрон, – подтвердите получение товара, пожалуйста.

– Да, товар получил, спасибо, – ответил Кмых.

– Хорошего дня, сэр, – сказал дрон, поднялся на высоту 12 метров и улетел в обратном направлении. Тем временем капсула Кмыха была поднята из карусельной шахты, и её нужно было забирать с парковочного места.

– Привет, Алиса, – сказал Кмых.

– Привет, привет! Давно не виделись!

– Дай мне панель приборов моей капсулы.

– Как скажете, Юджин, – сказала Алиса и перед лицом Кмыха появилась виртуальная панель приборов капсулы. Кмых включил зажигание и направил капсулу ближе к скамейке, на которой он сидел. Затем он заглушил двигатель и открыл отсек с аккумулятором. Заменив аккумулятор на новый, Кмых заметил приблизившийся дрон.

– Сэр, муниципальная служба утилизации аккумуляторов, – представился дрон. – Хотите ли вы оставить старый аккумулятор себе или хотите отдать его на утилизацию?

– Забирайте, сказал Кмых.

– Спасибо, – сказал дрон, – вам подарок от муниципалитета, – 1 час вы можете сидеть на любой платной скамейке Лондона, плюс 1 час парковки в компании "Собянер и сыновья", плюс 2 часа сна вы можете получить в любое время в любом таксофоне Лондона. Всё это оплатил муниципалитет.

Затем дрон опустился к старому аккумулятору, и зажал его двумя щупальцами. Пожелав хорошего дня, он поднялся на свою высоту и улетел.

Тем временем Кмых уселся на заднее кресло капсулы и сказал, – Алиса, привет!

– Привет, привет! Что пожелаете, Юджин?

– Отвезите меня на причал 1015 с минимально разрешённой скоростью, я ни куда не спешу.

– Уже везу, – ответила Алиса и капсула поднялась воздух на разрешённый уровень для капсул Рено и медленно двинулась в сторону причала. Кмых хотел не спеша созерцать бушующие волны, купить пару без акцизных сиг у барыги, и также не спеша обдумать предложение по работе.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
260 000 книг
и 50 000 аудиокниг