Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
  • По популярности
  • По новизне
  • Как я уже сказал выше, отец мой был человеком начитанным. Это относилось и к истории. Отец мог часами рассказывать мне, еще совсем несмышленому ребенку, и о падении Вавилона, и об испанской инквизиции, и о войне Алой и Белой розы, и о Вильгельме Оранском…
    Отец читал мне много и стихов наизусть – у него была потрясающая память! Особенно он любил Лермонтова, Гёте, Эдгара По, Киплинга. «Завещание сыну» Киплинга он читал мне так проникновенно, как могут читать только свои собственные стихи. Отец и сам писал стихи. Без сомнения, он обладал подлинным дарованием.
    Четыре строчки, написанные им в четырнадцать лет, до сих пор поражают меня своей отточенностью:
     
    …Отстреливаясь от тоски,
    Я убежать хотел куда-то,
    Но звезды слишком высоки,
    И высока за звезды плата.
     
    Благодаря отцу я уже в шесть лет научился читать и писать и в восемь лет залпом читал без разбора – Дюма, Флобера, Шиллера, Бальзака, Данте, Мопассана, Толстого, Боккаччо, Шекспира, Гайдара, Лондона, Сервантеса и Уэллса. В моей голове был невообразимый винегрет. Я жил в иллюзорном мире, не замечая никого и ничего вокруг.
  • что, выигрывая, их теряешь. С малознакомыми людьми тоже играть не стоит – помни про начальника станции.
  • Если играешь в карты с плохими людьми, их не жалко обыгрывать, – сказал отец. – Но от постоянного общения с подлецами становишься таким же, как они. С друзьями играть нельзя, потому
  • Свобода слова у нас есть – впервые за всю историю России. Но у политики уже выработался иммунитет – свободы игнорирования свободы слова.
  • Мне удалось увидеть жизнь от самого дна до самого верха, и я понял, что на дне гораздо чище.
  • Я не такой уж уникальный поэт, но уникальна моя судьба. Я был во всех республиках СССР, во всех областях и краях России, побывал в 94 странах, и мои стихи переведены на 72 языка.
  • Не случайно я был исключен из школы с безнадежной характеристикой – с «волчьим паспортом».
  • Впрочем, для многих людей прошлое как деньги: оно не пахнет.
  • ом же однотомнике в стихотворении «Зачем ты так?» Главлит заставил меня заменить строчки «И все тревожней год от году кричат, проламывая мрак, душа – душе, народ – народу: Зачем ты так? Зачем ты так?»
  • Разлюбить – это значит умереть прежде смерти.
  • Комитет государственной безопасности – единственное в стране учреждение, сострадальчески решившее раз и навсегда мой мучительный вопрос под кодом: «А куда я их всех понесу?»
  • о-бодлеровски страшными стихами, перепечатанн
  • ысотой «Волшебной горы» Томаса Манна
  • Отстреливаясь от тоски,
    Я убежать хотел куда-то,
    Но звезды слишком высоки,
    И высока за звезды плата.
  • Больно ошибиться в доверии к людям.
    Но не дай бог ошибиться в недоверии, как ошибся в недоверии ко мне Исаак Борисович Пирятинский.