Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Цитаты из Искра жизни

Читайте в приложениях:
6865 уже добавило
Оценка читателей
4.49
  • По популярности
  • По новизне
  • Слушай и запоминай. Это только в дурацких романах пишут, будто дух сломить нельзя. Я знал прекрасных людей, которых превращали в ревущую от боли скотину. Почти всякое сопротивление можно сломить, нужно только время и подходящие инструменты. И того и другого у них предостаточно.
    3 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Леность сердца… Страх… Уступчивость совести… Вот наши беды.
    3 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Некоторое время он сидел молча. Он много думал в эти последние дни, но ни разу о том, что он постарел. Двенадцать лет – вообще-то не очень долгий срок. Двенадцать лет срока – гораздо дольше. А двенадцать лет срока в концлагере – кто знает, сколько это окажется потом? Хватит ли ему сил? Или он рухнет, едва выйдя на свободу, как трухлявое дерево, что в безветрие выглядит совершенно здоровым, но в первую же грозу валится как подкошенное? Ибо эта лагерная жизнь все же была безветрием – нескончаемым, жутким, одиноким, адским, – но безветрием. Почти ни единого звука из большого мира, с воли, не доносилось сюда. Что-то станется с ними теперь, когда сорвут колючую проволоку?
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • – Если нам нет дела до других, – сказал он, – то никому не будет дела до нас.
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • Бессмысленное геройство – все равно что бессмысленное самоубийство. А наши крохи сопротивления – это единственное, что у нас еще осталось. Их надо хорошенько прятать и пользоваться только в самом крайнем случае, как мы с тобой у Вебера.
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • покуда ты не движешься, остается надежда, что тебя не заметят или сочтут мертвецом, ведь никогда нельзя знать, с какой стороны грозит опасность; старый как мир закон природы, известный любой букашке.
    1 В мои цитаты Удалить из цитат
  • – Будем питаться надеждой, если больше нечем, – сказал пятьсот девятый. – Давайте жрать все надежды, какие только есть! Будем питаться огнем артиллерии! Нам надо выстоять! И мы выстоим!
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Когда двое суток спустя шарфюрер Бройер приказал отпереть двери, они оба просто выпали из клетушек карцера. Последние тридцать часов оба провели, то и дело проваливаясь из полубессознательного состояния в полное забытье. В первый день они вначале еще перестукивались, потом перестали.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • В бараке стояли темень и вонь. Свет по вечерам давно уже отключали.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • л свой староста. Во второй секции второй половины и осели ветераны. Это был
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • – Волна утомления нахлынула с новой силой. Пятьсот девятый закрыл было глаза, но тут же открыл их снова. Есть одно, что надо высказать, пока оно снова не ускользнуло. Бухер должен это знать. Может, он вообще будет единственный, кому удастся выжить. Важно, чтобы он это знал. – Хандке не нацист, – произнес пятьсот девятый уже с трудом. – Он заключенный, как и мы. Там, на воле, он, вероятно, никогда бы никого не убил. А здесь он убивает, потому что ему дана власть. Он знает – жаловаться на него мы не будем, бесполезно. Все равно его покроют. То есть власть его бесконтрольна. В этом все дело. Власть и безответственность… Слишком много власти в недостойных руках… Вообще слишком много власти… в любых руках… Понимаешь?
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • – Слушай, – сказал ему пятьсот девятый. – Слушай и запоминай. Это только в дурацких романах пишут, будто дух сломить нельзя. Я знал прекрасных людей, которых превращали в ревущую от боли скотину. Почти всякое сопротивление можно сломить, нужно только время и подходящие инструменты. И того и другого у них предостаточно. – Он кивнул в сторону эсэсовских казарм. – И они прекрасно это знают. Они только того и ждут. При сопротивлении важно, чего ты достигаешь, а не как ты при этом выглядишь. Бессмысленное геройство – все равно что бессмысленное самоубийство. А наши крохи сопротивления – это единственное, что у нас еще осталось. Их надо хорошенько прятать и пользоваться только в самом крайнем случае, как мы с тобой у Вебера. Иначе…
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Картошка. Пятьсот девятый вдыхал ее аромат. Хлеб. Он вдруг почувствовал, что руки не хотят подчиняться голове. Желудок – одна сплошная прорва. Жрать! Жрать! Проглотить все! Скорей! Сейчас же!
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • рые спины и силуэт часового с винтовкой, примкнутый штык которой грозно буравил небо. Часовой-то нужен лишь для проформы, русские никуда не убегут. Да и куда им бежать – в арестантских робах, не зная языка? Рядом с ними виднелся большой бумажный мешок – пепел из крематория, который они засыпали в борозды. Они сейчас работали на грядках для спаржи и клубники, – лакомств, к которым Нойбауэр питал особую слабость. Клубникой и спаржей он готов лакомиться всю жизнь. В бумажном мешке был пепел шестидесяти человек, в том числе двенадцати детей
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Русские работали на другом конце участка. Нойбауэр разглядел отсюда их темные, пону
    В мои цитаты Удалить из цитат