Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Дети Солнцевых

Дети Солнцевых
Читайте в приложениях:
Книга доступна в стандартной подписке
55 уже добавило
Оценка читателей
4.43

После трагической смерти отца две сестры поступают в женский институт на казенный счет. Старшей из них обучение в этом заведении поможет воспитать стойкость и характер. Младшая же станет отчаянной шалуньей и сорвиголовой…

Жизнь воспитанниц мастерски описана Е. Н. Кондрашовой – бывшей выпускницей Павловского института.

Читать книгу «Дети Солнцевых» очень удобно в нашей онлайн-библиотеке на сайте или в мобильном приложении IOS, Android или Windows. Надеемся, что это произведение придется вам по душе.

Лучшие рецензии и отзывы
helenhaid
helenhaid
Оценка:
12

ВО-ПЕРВЫХ, не дети Солнцевых, а сёстры Солнцевы – Варя и Катя. Домашние девочки со своими недостатками, не выходящими за пределы норм человеческого общежития, попадают в замкнутый мир Павловского девического института. Отныне жить, учиться и духовно формироваться им предстоит именно здесь. И если с образованием и материальной базой вопрос худо-бедно, для них решился, то с формированием всё сложней, ибо оно целиком и полностью зависит от педагога.
ВО-ВТОРЫХ, повесть правильней было бы назвать «педагогической поэмой». Сама столкнувшись с пансионной системой воспитания, Кондрашова резко критикует её в первую очередь из-за отсутствия воспитания как такового. И рисует перед читателем образ идеального педагога – к которому отправляет одну из сестёр, в сопоставлении с педагогами обычными, к которым отправляет другую.
А что такое девический институт в его нормальном состоянии по Кондрашовой?
А это когда есть учителя, но на то, ЧТО могут вынести из уроков воспитанницы, ВСЕМ ПОФИГ. И – теоретически – девочка может учиться отлично. А может и вовсе остаться на второй год. НЕТ, МОЖНО, КОНЕЧНО, объяснить, что само попадание в Институт даёт шанс на образование – а он в ту далёкую эпоху был не у всех. Что уже сам факт такого попадания – суть дорогое удовольствие именно в материальном плане. Что даваемые знания пригодятся при будущем трудоустройстве… хотя бы в гувернантки. Что важно, ибо далеко не каждая воспитанница является дочерью миллионера. НО… НЕКОМУ.
Это когда есть пепиньерки и классные дамы, следящие за воспитанницами. Но на то, КАК они следят и НАСКОЛЬКО подходят для занимаемых должностей, ВСЕМ ПОФИГ. Так что забыть ключ от раздевалки, те самым лишив девочку возможности прогулки, ни за что ни про что наказать или, наоборот, вознаградить, заводить в классе своих любимчиков (парфеток) и нелюбимчиков (мовёшек) – это запросто. Интересно, что в парфетки можно попасть не столько за прилежание и примерное поведение, сколько за возможность понравиться конкретному человеку. В остальном же воспитанницы предоставлены сами себе. НЕТ, МОЖНО, КОНЕЧНО, чётко установить систему требований и строго взыскивать за нарушения как с воспитанниц, так и с пепиньерок, а в наиболее вопиющих случаях доводить сведения до вышестоящего начальства. А одновременно избегать мелочных придирок, вникать во все нюансы жизни воспитанниц, подыскивать ключик к их сердцам, добиваться своего, не прибегая к унижениям и запугиваниям, а растолковывая, для чего то или иное действие объективно необходимо. НО… НЕКОМУ.
Это когда есть традиции. Но РАЗУМНЫ ли таковые – БОЛЬШОЙ ВОПРОС. В первую очередь это касается традиции обожания. Которая дегенеративна с виду – раз, провоцирует на идиотские поступки – два и может развить дурные инстинкты – три. Сильно подозреваю, что такой неприятный персонаж, как Бунина, во многом сформирована как раз традицией обожания. НЕТ, МОЖНО, КОНЕЧНО, ввести другие традиции. Например, традицию ведения дневника. Или традицию благотворительности, а заодно рассказывать, что не всем в этом мире повезло. Или традицию работать руками. НО… НЕКОМУ.
В-ТРЕТЬИХ, Кондрашова подходит к этой истории с позиции реалиста. А с этой точки зрения, представьте, находится идеальный педагог, которому, ВНЕЗАПНО НЕ ПОФИГ. С недюжинным талантом воспитателя, трезвым взглядом на жизнь и желанием принести пользу.
Вот только одному педагогу, а точнее сказать классной даме, не под силу взять – и резко изменить сложившуюся за века систему. Посему, хотя начальство и прислушивается к её мнению, поскольку ценит как незаменимого работника (и по ходу – единственного, кто там вообще работает), для коллег – она в лучшем случае «невозможная педантка», а в худшем – корыстная интриганка.
А для воспитанниц посторонних классов – однозначная «внучка Торквемады» или попросту «чёртова внучка». Потому, что – и это тоже реальность, если некому вправлять мозги, мозги сами по себе на место не встанут. И если они видят, что можно вовремя подольстится к руководству, делая затем всё, что вздумается, они именно это и станут делать. Поскольку до мыслей о будущем они в силу возраста и недостаточной социализации (среда-то практически закрытая) попросту не доросли.
Ну и последнее. В рассказах об институтах часто бывает так, что наступает переломный момент, и неисправимая до того мовёшка вдруг перерождается в образцовую парфетку, а вредная педагогиня горько кается о том, что была несправедлива к бедной крошке. У Кондрашовой такового нет, и что вбивалось месяцами, за один день не уйдёт. Интересно, что она написала ещё продолжение «Юность Кати и Вари Солнцевых», так вот там Варя вроде как очень плохо кончает…

Читать полностью
7tcvetik
7tcvetik
Оценка:
7

Сюжет у книги классический: у небогатой семьи отец погибает, спасая людей от наводнения, мать заболевает, а сестёр - Катю (старшую) и Варю (младшую) отправляют в Павловский институт благородных девиц. Конечно, поначалу им там тяжело, особенно непоседливой и непосредственной Вареньке. Конечно же, чуть ли не в первый день у нее возникает вражда с пепиньеркой. Ну как могло быть иначе?

Отдельно замечу, что меня очень удивил эпизод с наказанием Вари. Я была уверена, что в женских институтах не пороли воспитанниц.

Само собой напрашивается сравнение с книгами Лидии Чарской: тут и институтки, и классные дамы - в основном старые девы с ужасно вредным характером, обижающие несчастную главную героиню. Однако если в произведениях Чарской происходит чудесное преображение и раскаяние с заламыванием рук:"Как же я могла так несправедливо относится к бедной крошке?!", здесь подобного явного морализаторства нет. Несомненно, это приближает книгу к жизни - ведь не бывает, чтобы все плохие вдруг становились хорошими. И именно за счет этого от произведения осталось приятное впечатление, а не ощущение размазывания слез-соплей-слюней и взгляда на мир сквозь розовые очки.

Читать полностью
Lu-Lu
Lu-Lu
Оценка:
2

Эдакая дореволюционная попса для девочек) Интересно с точки зрения истории, бытовых описаний женского института глазами современницы. Но, кроме этого, само по себе не слишком интересно.

Лучшая цитата
– Вы, дети, – сказала она, заметно растроганным голосом, – вы пойдете в чужие дома. Пусть эта книга, – она подала каждой из них Евангелие, – будет вам и советом, и утешением, и поддержкой в течение всей вашей жизни. Вам придется слышать и видеть много дурного, много чужого горя, и неправды, и семейных неурядиц. Старайтесь и молите Господа, чтобы ваше присутствие в доме не поселило и не увеличило разлада, принесло спокойствие, насколько это будет от вас зависеть. Детей, вам порученных, отдаляйте от всего, что может сколько-нибудь подорвать их доверие и уважение к родителям. Никогда не указывайте им на слабые стороны отца, матери, деда или бабушки, напротив, развивайте в них любовь к ним, к семье и ко всему живущему. Вам придется услышать многое, чего вы не должны были бы слышать: к сожалению, во многих, даже хороших домах, как-то забывают, что гувернантка молода и в житейском опыте совсем дитя. Ее не щадят. В ее присутствии, часто не стесняясь, говорят то, чего не сказали бы даже при своих молодых замужних дочерях; не смущайтесь этим, что же делать…
– Но с самого начала поставьте себя так, чтобы к вам, несмотря на вашу молодость, относились с уважением, – продолжала Марина Федоровна. – Ничто так не подрывает доверия детей к гувернантке, как шутовское отношение к ней их отца, шуточки и подсмеивание их близких. А как вести детей, как обращаться с ними, вам подскажут ваши сердца. Мы столько раз об этом уже говорили, что я не стану повторять.
Побольше любви, побольше снисхождения и участия к ним и безусловная во всем справедливость. Если когда-нибудь кому-нибудь из вас понадобится дружеский совет, участие и помощь, обращайтесь сюда к нам, ко мне. Верьте, что ваше доверие будет наградой за мою любовь к вам.
Марина Федоровна говорила, а по ее всегда спокойному, серьезному лицу текли крупные слезы.
– Да благословит и охранит вас всех Господь, – закончила она.
Воспитанницы бросились к ней и наперерыв стали обнимать и целовать ее. Многие целовали ей руки, все плакали.
В мои цитаты Удалить из цитат