Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Цвингер

Добавить в мои книги
192 уже добавили
Оценка читателей
4.44
Написать рецензию
  • bookeanarium
    bookeanarium
    Оценка:
    147

    Почему «Цвингер» так важен? Его написала Елена Костюкович, переводчик Умберто Эко. Это же как переводчик Сталина, Черчилля: хранитель тайн. И она создала огромное батальное полотно, на котором уместилась целая эпоха – с начала ХХ века до наших дней. Костюкович феноменально обращается с языком: «впарковал автомобиль в узчайшую щель», «вечно приторочена глазами к экрану», цитировать можно долго и с наслаждением. А её словарный запас поражает даже бывалых: «Цвингер» - текст, который стоит читать со словарём; если обычный человек скажет «шотландка», то Костюкович – «рисунок тартан». Но при этом если на страницах встречается персонаж из простых – то и речь будет не академическая, а будто подслушанная на базаре. Стилизация – действительно её сильная сторона: персонажи «Цвингера» говорят не языком Костюкович, а каждый – своим собственным, это ценно и редко.

    Собственно «Цвингер» - это музей-дворец, известный по всему миру, это название, связанное с уничтожением во время Второй мировой войны картинной галереи уровня эрмитажных хранилищ, которое удалось предотвратить. В момент, когда полотна Боттичелли, Тициана, Ван Дейка, Рубенса были сброшены в шахты и заминированы, очень вовремя появился дедушка Елены Костюкович, без которого шедевры были бы навсегда утеряны. Но даже цитируя настоящие архивные документы, автор не превращает книгу в рассказ для внуков про свою героическую семью, она использует «остранение», возвышается над частным и личным. И хотя многие темы, которые затронуты в книге, связаны с Костюкович (то же искусство перевода, те же книжные ярмарки), нет ощущения, что написана хвастливая биография семьи, зато возникает чувство, что она вложила в роман абсолютно всё, что могла сказать и даже больше.

    Вдобавок её глубокие знания, - это какой-то космос для читающего. Например, если она говорит об итальянской кухне (написала о ней пару книг) и ресторанном деле вообще, то на мишленовском уровне. И будет сказано не только чужеродно-таинственное «к лабардану вальполичелла», но и образное «меню проектируется как дом: с фундамента до чердака», выдавая секреты «в поленту добавляется столько сыра, что золотой цвет вытесняется молочным». И вот так, как она обращается с описанием еды, будет с каждой темой, за которую она возьмётся: архивисты, музейщики, Вторая мировая война, книжные ярмарки, олимпиада-80, железный занавес, переводчики, Европа, гастарбайтеры. Намешано многое. Из такого количества компонентов приготавливают абсент (до сорока ароматических трав плюс алкоголь). И по сравнению с обычными книгами, которые – пустая водица, чаёк, морсик, у Елены Костюкович текст такой крепости и плотности, что его невозможно проглотить за ночь, это дижестив, употребляемый медленно, вдумчиво.

    Опытным путём определено, что возрастной ценз для чтения «Цвингер» - не менее 30 лет. У тех, кто младше, просто нет нужных воспоминаний. Ведь на протяжении всей гигантского размера книги (750 страниц чистого удовольствия), за несколько условных дней франкфуртской книжной ярмарки, на которой обретается главный герой, он переберёт в памяти всю советскую эпоху, рухнет в чужие мемуары. И этот первый роман знаменитой переводчицы – действительно большое событие в мире литературы. Русская литература возвращается и выигрывает.

    «В затопленные штреки этой шахты гитлеровцы бросили 350 полотен величайшего значения. Вода, насыщенная известью, пропитывала полотна, проникала в мельчайшие поры, в трещинки-кракелюры. Картинам угрожала близкая гибель. Необходимо было, не медля ни дня, извлечь их оттуда. Мы получили по приказанию маршала Конева в помощь автобатальон и группу погранвойск под командованием капитана Сараева».
    Читать полностью
  • peggotty
    peggotty
    Оценка:
    92

    Думаю, здесь тот самый случай, когда преференции нужно обозначить на берегу - в скобках замечу, что писать о "Цвингере" - все равно, что проигрывать ту сцену из Kill Bill, когда одноглазая медсестра радуется идеальной возможности употребить, наконец, к месту слово "колоссальный". Так вот, о преференциях: в переводческом плане я Team Костюкович. Я искренне люблю Эко в ее исполнении со всеми этим ее "олеями" и ноздреватым русским языком, который выглядит настолько чистым и в то же время не вполне русским, что укладывается в мое внутреннее представление о некой русифицированной итальянщине: ну, не знаю, это как если бы томик Блока перемножил сам себя на "Декамерон" и вместо того, чтоб утробно рыдать о портянках и втискивать высокий лоб в христов венчик, сбежал бы подале от чумы, сумы и тюрьмы русской литературы.

    Однако же этот идеальный, полуэмигрантский, очищенный граппой от вульгарных примесей и наполовину утраченный нами русский язык Костюкович, как ни странно, едва не стал тем препятствием, которое чуть было не помешало мне дочитать роман до конца. Дело в том, что всякий переводчик в какой-то момент чувствует себя властелином языка. Он знает слово "заскорузлый"! Он не обойдет вниманием слова "куцый", "смоляной" и "рассусоливать". Он не только вытряхнет из глубин лингвистического подсознания слова "рдяный", "нутряной", "мглистый", "пришепетывающий" и "волглость", но и правильно их употребит. И это волшебное, разумеется, чувство, и страшно необходимое любому переводчику качество - уметь в нужный момент встряхнуть себя как мешочек с лото и вытащить оттуда идеальное, округлое в своей правильности слово, со щелчком загнать его во фразу и сделать себе бинго. Однако при переводе переводчик все-таки ограничен рамками чужого текста и, как ни крути, если у него переводческая совесть вживлена в нужно место, он не сможет распахнуть пошире свой словарь и разом окатить страницу заветной солоноватой, скажем, червленостью, потому как в книге его уже поджидает автор с бейсбольной битой собственных слов.
    Но.

    Но если переводчик начинает писать книгу, то ты - читатель - чувствуешь, чувствуешь вот это вот "ну понеслась", вот это вот "ну наконец-то", радостный выброс пуза из расстегнутых переводческих джинсов, осознание того, что можно взять слова и употребить их куда угодно - до запятой и после, все, какие есть, слова брать можно, все они - твои. И вот первые десять процентов "Цвингера" (простите за вынужденную дигитальность, она обусловлена эпохой) - это такой огромный выдох, в котором на читателя обрушивается весь громадный словарный запас Костюкович, весь этот тертый русский с прожелтью, волглостью, рдяностью и состоянием грогги. Бурливый этот язык, к тому же изливается изо рта престарелого жеманника, полу-плейбоя, полу-недоросля Виктора Зимана, который изнутри всю дорогу зовет себя Викочкой и это токующее "викочкование" тоже входит в те самые десять процентов, которые надо как-то пережить, переждать, преодолеть, к которым надо притерпеться. Потому как, слава Богу, у Костюкович - даже за первым бурным потоком сразу всех слов, за этим неизбежным, простите, семемоизвержением свободного человека - угадывается план и логика, а это в русской литературе вещи настолько утраченные или в лучшем случае траченные молью, что, пообвыкнувшись в водовороте хрящеватой прожелти, как-то смиряешься со всем этим - ради плана.
    План был в том, конечно, и он, спасибо опять автору, легко угадывается, чтобы показать семейную, родовую историю тем внутренним монологом, который без конца рождается и затухает у нас в голове - без особой стройности, точек и запятых с обилием тропов, дурацких фразочек и прочих словечек, которые прилипают к нашему внутреннему я как волосы и крошки к шарику пластилина: вроде и мусор, а никуда уже и не денешься. И вот наш прелестник Викочка (ну, писечка, ну за что ж ты так с собой) в такой вот круговоротной манере вспоминает все на свете, пытаясь одновременно прожить с соплями Франкфуртскую книжную ярмарку, которая вокруг него постепенно закручивается в жидковатый триллерок с пропавшими рыжими секретаршами, русскими олигархами и подозрительными украинскими бабами.
    Отсюда книга распадается сюжетов этак на тысячу и тянет сама себя в разные стороны: направо пойдешь - в Бабий Яр попадешь, налево пойдешь - чу, хоронят Высоцкого, а прямо пойдешь - в историю войдешь. Здесь можно прочитать обо всем - как обхитрила двадцатый век отдельная еврейская семья, как оно жилось интеллигентам в лагерях, как перекраивали Москву под Олимпиаду-80, как мужику хочется потрахаться (очень сильно), как заключают контракты на книжных ярмарках (очень интересно), как оно там, не здесь, живется (очень хорошо) и так далее: возьми любую тему, дерни за ниточку - в "Цвингере" что-нибудь да откроется.
    И это, конечно, огромный и не совсем комфортный опыт для не слабых духом читателей, которые готовы вслед за лопоухим персонажем немного потошниться в аэродинамической трубе его личных - как глисты личных - переживаний, укачивающих до самых кишок как весь двадцатый век. Я не могу сказать, что порекомендую прочесть "Цвингер" всем и безоговорочно, хотя - замечу опять же в скобках, что для переводчиков нет лучшего справочника по всему русскому языку, чем этот роман - но сама я не жалею, что его одолела. Местами чтение напоминало, конечно, въезд в гору на самокате, но, с другой стороны, когда еще так покатаешься.

    Читать полностью
  • Elessar
    Elessar
    Оценка:
    65

    Ожидал прочесть этакий изящный издательский детектив с периодическими набегами в область истории искусства, но получил в итоге пеструю мешанину всяческого и разнообразного - от семейной хроники и военной драмы до приключенческой беготни и где-то даже фарса. Стилей и стилизаций намешано столько, что впору говорить даже о нескольких романах, мирно уживающихся под одной обложкой. Итак, по порядку.

    Во-первых, семейная хроника, органично включающая в себя и ту самую военную драму, и своего рода историю существования, а точнее, даже выживания, в советские годы интеллигенции, и полудетективную линию о спасении в военные годы произведений искусства в оккупированной Германии. Рассказ ведётся преимущественно от лица очевидцев и непосредственных участников - нашему вниманию представлены письма, дневниковые записи и даже стенограммы прослушек из архивов госбезопасности. Ворох информации, которую вываливает Костюкович на читателя, трудно себе вообразить. Расстрелы киевских евреев, в том числе и силами местных советских коллаборационистов. Разграбление бесценных музейных коллекций одновременно бегущими фашистскими вожаками и советскими трофейными бригадами - в полотнах великих мастеров и те и другие видели не более чем нечто вроде валюты, способной добыть спасение или благодарность начальства. Бомбардировка Дрездена, описания которой перекликаются со знаменитой "Бойней номер пять". Кстати, на Воннегута автор несколько раз намекает, а ближе к концу и вовсе ссылается прямым текстом. И дальше сплошь то же: бегство из плена, расстрелы, лагеря, сплошь лагеря - концентрационные для евреев, фильтрационные для бывших военнопленных, лесоповал для интеллигенции, экспатов, просто жертв доноса и кого только не. Эта часть романа действительно живая и берёт за душу. Военные фрагменты напомнили мне чем-то "Полную иллюминацию" Фоера, здесь похоже переданы ужасы войны через историю семьи, глазами потомков, которые в благополучные спокойные времена по крупицам восстанавливают утраченное.

    Небезынтересен роман и тогда, когда военное лихолетье и вообще эпоха сталинского террора отходит в прошлое. Ужасы остались в прошлом, больше не расстреливают ни свои ни чужие, но за неосторожно оброненную фразу вполне можно получить десять лет лагерей. Автор проведёт нас сквозь десятилетия, остановившись на всех знакомых вехах. Диссидентское движение, самиздат и тамиздат, процесс Синявского и Даниэля, олимпиада в Москве и смерть Высоцкого. Всё это в персоналиях, сквозь призму восприятия живых людей. Много подлинных имён и подробностей, водораздел между ними и вымыслом тонок и едва различим. Интересностей здесь масса и для знатока, и просто для неискушённого читателя.

    Меньше всего понравилась мне современная часть, события которой разворачиваются в 2005 году. Цепляют разве что красочные сны героя, где он потихоньку проваливается в прошлое, позволяет себе, говоря словами автора, "вмечтаться" в умерших предков и что-то важное воссоздать и угадать. Сам по себе Виктор Зиман как-то бледноват и до удивления несобран и несамостоятелен для разменявшего пятый десяток мужика. Я бы даже сказал, пожалуй, что Зиман инфантилен и попросту неспособен к самостоятельным действиям, что отчётливей всего ясно в финале романа. Понятно, что именно таким он и был задуман, но мне авторские резоны вывести в главные герои именно такого типа, привольно плывущего вперед по сюжету по воле обстоятельств, решительно непонятны. Интересны зато авторские отступления об издательском, архивном и ресторанном деле. Для сюжета они не особенно важны и даже местами не важны вовсе, зато есть где развернуться феноменальной писательской эрудиции. Ещё заставили улыбнуться откровенно фарсовые фрагменты с полудикими восточноевропейскими мигрантами и коварным русским олигархом, в пацанские разборки которого оказываются втянуты герои. Забавно, что закрутив с полдюжины версий, Костюкович в итоге остановилась на самой из всех малосерьёзной. Линия с агентом влияния Левкасом, кстати, так и осталась оборванной, несмотря даже на вскрывшуюся в финале роль оного в семейной истории героя. Финал вообще оставляет ощущение недосказанности, оборванности на полуслове. Весь роман герой бегал туда сбда в полуобморочном состоянии, и вот его приключение просто раз - и оборвали на очередной переломной точке. Да, есть ряд ответов, главнейшие враги опознаны, а их мелкие приспешники даже и нейтрализованы, взамен выбывших союзников нашлись чудесным образом вынырнувшие из бездны прошлого "старые" новые. А вот финала нет, ни в идейном, ни даже просто в событийном плане. Это слегка расстраивает. Ещё я хотел отметить феноменальную для 2005 года прозорливость автора по части уймы вопросов и тенденций, угадать которые на 9 лет вперёд признак какого-то дьявольского совершенно ума. Потом посмотрел дату выхода романа и опять немного расстроился.

    Но в целом роман оставляет приятное, хотя и неоднозначное впечатление. Советовать его кому-то дело гиблое, потому как сама личность автора предполагает, что читать будут в первую голову "свои", те, кто в теме. Но и случайно набредшему на книжку читателю вовсе не возбраняется попытать счастья. Как знать, может, и придётся по вкусу.

    Читать полностью
  • eugeniashaffert
    eugeniashaffert
    Оценка:
    62

    Этот роман я планировала прочитать задолго до того, как он был издан: Умберто Эко - мой любимый писатель, а Елена Костюкович - переводчик Эко на русский язык, при этом не просто переводчик - её комментарии к тексту помогают понять его сложные и многомерные книги. И наконец-то Костюкович выступила в новом амплуа - в качестве автора собственного романа "Цвингер".

    Надо сказать, что переводы Эко не прошли для автора даром - книга получилась очень узнаваемой по стилю, манере рассказа о событиях, она чрезвычайно похожа на "Таинственное пламя царицы Лоаны" и чуть менее напоминает "Маятник Фуко". Практически у всех действующих лиц книги есть прототипы, в качестве героев выступают многие знакомые лица - мне-то конечно знакомые скорее по книжным обложкам, а не лично - впрочем, об этом немного позже.

    В аннотации говорится о том, что в центре событий романа - история о разыскании коллекций Дрезденской картинной галереи после бомбежек Дрездена во Вторую мировую. Но если вы ждете описаний картин, искусствоведческих подробностей, вообще намереваетесь окунуться исключительно в этот сюжет - то вам не сюда. Вам стоит обратиться к книге Л.Волынского о послевоенных событиях вокруг Дрездена и его шедеврах. Здесь эта история Волынского - дедушки Костюкович, одного из героев "Цвингера" - не является основной и единственной. Здесь вообще нет основной и единственной истории, потому что бОльшая часть книги - это блуждание нашего современника, литературного агента Виктора, по закоулкам собственной памяти и самым разным текстам, нарративным и документальным.

    В одном из закоулков - история его деда, который спасал шедевры Дрездена, в другом - как его бабушка Лера убежала из Киева в день расстрела у Бабьего Яра, в третьем - олимпиада 1980 г. и его работа на ней в качестве переводчика, в четвёртом - детство, проведённое в Париже в эмиграции... Есть еще пятый, шестой, седьмой - множество временных и пространственных уголков, чем-то взаимосвязанных. Может быть самим Виктором, а может быть - попыткой осмыслить что-то историческое, что касается каждого из нас, по-новому оттенить нюансы правды, справедливости, смысла.

    Среди персонажей книги масса таких, у которых были прототипы в реальной жизни - искатель картин Волынский превратился в дедушку Жалусского, его лучший друг писатель и диссидент Виктор Некрасов - в писателя и диссидента Леонида Плетнёва, немка Рагна Энкинг тоже получила новое имя Георга. А некоторые остались и со своими собственными именами! В диалогах принимает участие Лилиана Лунгина, опосредованно влияет на события В.Высоцкий, по книжной ярмарке мимо главных героев повествования прохаживается Умберто Эко, а дедушка Жалусский вызывается на приём к маршалу Коневу.

    Как-то постепенно, ближе к концу книги, весь этот поток памяти сворачивается, а на его место приходит детектив, остросюжетный, динамичный и вполне достоверный. Думается, это сочтут недостатком книги - то, что собственно событиям, а не воспоминаниям о них и рефлексии по их поводу, отводится меньшая часть книги. Кто-то вот на livelib уже поставил книге оценку всего в 3 балла. И зря! Интересных детективов, даже с культурологической начинкой, - их пруд пруди, а вот хороших историй, которые связывают нас сегодняшних и "тогдашних" интеллигентов, показывают, как вокруг текста исследователем воссоздаётся контекст, и он вдруг обретает новый смысл, - их ничтожно мало. И это - одна из них.

    Читать полностью
  • augustin_blade
    augustin_blade
    Оценка:
    60
    На этом лице горели безумные глаза. Я не страшусь банальности выражения и повторяю: горели безумные глаза. Иначе я не умею определить тот взгляд, с которым встретился.
    В нем отражалась душа больная, измученная страхом и ненавистью, несчастная и погибшая.

    Неделя чтений, начиная от холодного утра на ветру в компании кота и заканчивая теплым вчерашним днем. "Цвингер" что твой Умберто Эко, которому Елена Костюкович кум и прочая родня от перевода. Решение "я прочту это за один присест" не отработает, потому что стиль повествования молодец, да и не мог не претерпеть влияния все того же итальянца. Мерещится еще что-то от Людмилы Улицкой, но я могу и ошибаться, потому как читала ее решительно мало. Со стилем придется сесть за стол переговоров, не дождешься тут АБВГД, так что сразу стоит заключить пакт о ненападении. Ну а как свыкнется и понравится, вот тут и разворачивается перед читателем весь калейдоскоп тем и вопросов, которые сумел вместить в себя этот довольно увесистый роман. Словно вокруг меня хоровод снежинок, каждая о своем, как осколок зеркала, уследить бы за всеми.

    1. Прошлое. Аннотация не врет от слова вообще, главный герой сего эпоса, Виктор Зиман, решительно "болен" прошлым, воспоминаниями и памятью, но не своей. А если и о себе, то в таких мелких масштабах, что можно было бы проглядеть, да финал книги не позволил. Прошлое всех мастей и вариаций укутывает почти каждую строку "Цвингера", окуная читателя в беседу призраков эпох, интриг и тайн, заставляет задуматься об аксиоме, что по-разному можно истолковать прошлое, если у тебя на руках дефицит информации и тайны в шкафу. Как когда пытаешься упорно собрать паззл, но вот не получается, что ты будешь делать, а ты и не подозреваешь, что один кусочек утерян, это-то и мешает. Весь этот клубок ниточек прошлого, завязанных на событиях настоящего, сводит на "нет" практически любой интерес к Зиману как главному герою, настолько мелким и бестолковым кажется он при прочтении на фоне всех описываемых и вспоминаемых событий. Зиман раздражает, Зиман кажется пустым и мелочным, как сам по себе со своими бывшими усами, так и с учетом окружения из дам, по которым он ноет, чуть ли не плачет и вообще слишком на них зациклен. Если бы не тема семьи, так до передоза. Все эти его Наталии, охи-вздохи, переживания и нытье я бы вырезала, мужичка этого, подражая слогу романа, делетнула и в корзину без права аппойнтментов, но кто меня спрашивает.

    2. История семьи. Настолько меня сперва смущали персонажи "здесь и сейчас", что в лучших традициях сказок я, как говорится, налево пошла. И утонула в другом аспекте романа. Воспоминания и память прошлого существуют в "Цвингере" не на пустом месте и не просто так. Практически все они - дела семейные давно ушедших дней, трагедии и тайны старого комода. Улыбка бабушки и непростая история деда, закоулки памяти семейства, которому, казалось, суждено было пережить все виды мучений и испытаний, будь то расстрелы или слежка свыше. Участвующие в семейной постановке персонажи получились у Елены Костюкович на «отлично» (роман частично автобиографичен и, что называется, про свою семью), так что Виктору Зиману опять не удается получить в руки знамя передовика. Потому что кроме него здесь столько и о многом, может местами слишком зациклено и необъективно, но сильно и ярко. Для определения степени объективности и ответов на вопрос "А правда ли?" мне решительно не хватает знания матчасти послевоенных и далее времен, надо как-нибудь наверстать. Призраки Хрущева, Высоцкого, КГБ, фестивали и антисемитизм – увы, далека я от них. Серьезное недоверие вызвал пласт про "тяжелая участь славян там", но тут я отмахнулась и забыла.

    "Цвингер" - роман о семье и ее истории вне отрыва от истории эпохи и страны, со всеми ее захолустьями, репрессиями, переменами и злыми волками. Погибшие и воскресшие, призраки и лица, обрывки дневников и личных дел. Роман-напоминание лично мне о том, как мало я знаю из истории собственной семьи. Как-то не принято у нас ворошить прошлое, а те, кто мог бы охотно рассказать, уже ушли за Грань. С детства меня интересовало, кто мы и откуда, связаны ли как-то действительно с тем самым Саввой (хотя очень вряд ли, сейчас я это понимаю), да и хотелось копнуть глубже вплоть до основателей рода. Но не сложилось. Поэтому то или иное о людях былых всплывает у нас почти случайно. Например, год назад брат сложил два и двадцать и нашел статью на Вики - так мы с ним узнали, что у нашего прадеда, погибшего в 1945 году, был брат, а мы и не в курсе. Я молчу по поводу мест работы моей мамы и иных недалеких от нынешнего времени фактов, мне не совсем известных. Так что не детям, так племянникам, я решительно настроена рассказывать в будущем баек, да побольше, чтобы они знали хотя бы то, что знала я.

    3. Грезы и сны наяву. Или как тема фашизма ходит за мной по пятам. Приличный кусок пространства романа отдан не только послевоенщине и СССР, но и той самой кровавой и ужасной, оконченной в 1945 году. Здесь и охота за сокровищами, и пули расстрелов, и слезы беглецов, воспоминания с той стороны и пленные, кровь на глазах и загранотряды, песчинки жестокости и туман милосердия. Напоминания о том, как двулика бывает история и как необходимо помнить, узнавать и снова помнить, потому что история не терпит тех, кто не учится на ее ошибках. А еще здесь слезы полотен, погибших, сожженных, пепел умерщвленных произведений искусства, трупы исторических ценностей. Потому что кто-то отдал приказ, что такое искусство должно быть уничтожено. Почти на уровне личной ненависти мне хочется предъявить тем лицам счет не только за жизни, но и за умершие реликвии истории, искусства, творчества.

    *Пометка самой себе: Бабий Яр прочесть обязательно.

    Что до грез и снов наяву, то это то самое, мистическое и не совсем рациональное сегодня, за которое при всех "но" стоит поблагодарить Виктора Зимана. От усталости, перегруза фактами и личных переживаний, подчас связанных с лихой почти-детективной линией романа, ему видится, ему слышится и кажется. Открытия и признания материализуются в почти осязаемые беседы мертвецов с фальшивыми улыбками, призывы с той стороны Грани, подсказки о подсказках и холодные видения. Тут же происходит смещение настроения чтения с тишины на обострение.

    4. Про ярмарку. "Цвингер" не был бы "Цвингером" без погружения в дело издательское, курьезное, с его усталостью, перебежчиками, богатыми, которые не плачут, и тайнами мадридского двора. Стенды и рубашки, наглые клиенты и шантаж, погони за сокровищами и несостыковки, на которых базируются страшное и смешное сквозь слезы. Тот еще Вавилон. Шпионские игры и преображения покойников немного смущают, как интригой, так и постановкой вопроса в целом, но здесь мне фундамент вопроса неведом. Поэтому пришлось пожать плечами на немой вопрос воображения, мол, играем или нет. Пусть так, от этого роман не проигрывает.

    Сложное переплетение осколков эпох, семейных дел и настоящего, «Цвингер» крут своей композицией, которая умещает в себе и несколько дней "сейчас", и десятки лет "до". Несмотря на все препоны со стороны стиля, поведения главного действующего лица и его мании по части женщин-супергероев, мою невозможность точно сказать, было или не было, роман Елены Костюкович оставляет в пост-прочтении впечатление формата от "понравилось" до "ох, понравилось!". Для меня лично - за счет темы семьи и прошлого, для кого-то - за счет чего-то иного. Дрезден и живопись, дружба и предатели, кровь и слезы, надежда и тайны, улыбки и неожиданное. Ищите себя, ищите в семье, верьте, что найдете ответы на свои вопросы. Цените историю семьи и поступки семейных во имя и выше. Не то чтобы мое чтение, но определенно сильный роман. Главное не выпивать залпом и в суете, а то кисло будет, и ягода в горле застрянет.

    Читать полностью