Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
156 печ. страниц
2020 год
6+

Пролог

У самого подножья гор Танакан расположилось поселение гноменов, полукровок людей и гномов. От первых они унаследовали тягу к солнцу, а от вторых свой рост и умение добывать и обрабатывать драгоценные камни и металлы.

Давно уже стемнело. С неба сыпал редкий снежок. В печи тихонько потрескивали угольки, да танцевали последние синие язычки пламени. Матушка Ролли, темноволосая коренастая женщина, с огрубевшими от тяжелой работы руками, укладывала своих непоседливых сыновей спать.

– Расскажи про снежных драконов, – пискнул младший из-под одеяла.

– Да ну-у-у, – пробасил старший, он уже достиг того возраста, когда ломается голос и пробивается первый курчавый пушок на лице. – Лучше про снежных волков.

– Нет про драконов, я первый попросил.

– А я старший, старших надо слушаться.

Словесная перепалка грозила перерасти в настоящую. Стараясь не допустить драки, матушка с легким раздражением произнесла:

– Ладно будет вам и про тех, и про других, только лежите тихо.

Поворошив кочергой угли в последний раз, гномена задвинула заслонку в печке и присела рядом с сыновьями.

– Далеко-далеко на севере, там, где даже солнце боится выходить на небосвод, чтоб ненароком не примерзнуть, живет Правитель Льда. Служат ему снежные драконы, снежные волки да страшные ледяные птицы майяди.

– А почему страшные? – перебил младший.

– А ты слушай и не перебивай, – толкнул его локтем старший.

– Драконы любят тепло, – словно и не заметив новой перепалки, продолжала женщина. – Больше всего им нравится похищать последний печные огоньки и жар углей. Не успеешь заслонку закрыть – влезет в трубу и всю избу выстудит. Волкам подавай живые жертвы: поднимут метель-пургу, собьют путника с дороги, да и поминай, как звали. Если и откопает кто, так уж не гномена, а ледышку бездыханную. Животные и птицы тоже от их охоты страдают. Но нет никого в зимнем лесу опаснее майяди. Это они насылают стужу. Сядет такая на дерево, а по весне ни одного листочка на нем уже не распустится. Да только то полбеды. Детей воруют окаянные. И нет на них никакой управы. Вплоть до самой весны хозяйничают на просторах Танакана. Оттого в морозы никто на улицу без крайней нужды не выходит. Далеко-далеко на юге, – продолжала матушка Ролли, – живет племя зонаров. Говорят, что солнце так любит их, что даже на пару часов скрыться за горизонтом для него тяжелое бремя. Когда приходит весна, зонары отправляются на север, чтобы принести тепло и прогнать злых порождений правителя Льда. И так происходит каждый год под неусыпным оком мудрого Хранителя.

Набегавшись за день, мальчишки крепко уснули под неторопливую речь матери. Младшему снилось, как вместе с могучими бронзовокожими воинами племени солнца он побеждает уродливых майяди.

Глава 1. Упрямый как жизнь

Под холодным взглядом звезд да неровным дыханием северного сияния искрился снег, а торосы тянули к небу свои острые вершины, подобные зубам гигантских древних ящеров. Под одним из них неподвижно лежало что-то темное, похожее то ли на бурого медвежонка, то ли на большой сверток. Над ним на вершине ледяной глыбы устроилась большая черная птица майяди и внимательно смотрела то вниз, то вдаль. Прошло много времени прежде, чем что-то изменилось.

Ветер бросил пригоршню колючих, как иголки снежных крошек на сверток, словно обнюхал принесенную добычу и унесся прочь к своему господину.

Небо заволокло тучами. На берег один за другим стали выходить волки. Все, как один, белые высотой в человеческий рост. Вожак шел впереди. Он был крупнее своих собратьев, а взгляд зверя уверенный, спокойный и холодный не сулил ничего хорошего. Ветер, как трусливая шавка, припадал к его могучим лапам, лапам хозяина и господина этих мест – Правителя Льда. Остановившись в десяти шагах от принесенного птицей комка меха, вожак рявкнул:

– Встань! Ты вырастешь сильным волком и соберешь свою стаю.

Темный кулек зашевелился. Из него появились сначала голые детские руки, а потом бледное лицо юного гномена.

– Но я не хочу быть волком! – возразил мальчик.

– А кем же хочешь? – провыла волчица, стоявшая рядом с господином.

– Зонаром! – выпалил ребенок со страстью.

Майяди хрипло расхохоталась. От этого звука затрещал лед вдоль всей кромки прибоя.

– Смерть! Смерть! – закаркала она.

– Замолчи, глупая птица, – беззлобно произнес Правитель Льда. – Я просил принести человеческую девчонку.

Пернатая съежилась. Волк вновь повернулся к мальчику.

– В тебе нет злости и жадности. Ты храбр и немного безрассуден, – вслух размышлял хозяин этого края. – Раз ты не хочешь быть волком – будешь драконом. Снор, позаботься о мальчишке.

Белоснежный дракон с большими изогнутыми, как у барана, рогами, сильными лапами и длинным хвостом, оканчивающимся булавой из ледяных игл, приземлился в нескольких шагах от Правителя Льда. Волк ударил лапой по снегу, отчего поземка закрутила и поволокла ребенка к ногам крылатого ящера. Ворох из одежды мальчика развалился, а на нем, как на ковре, сидел уже не гномен, а маленький большеголовый драконенок. Его прозрачные крылья подрагивали от потоков воздуха. Большие синие глаза смотрели на мир с любопытством. Глянув на новорожденного, Правитель Льда усмехнулся и, развернувшись, побежал прочь.

Последним, кто осмеливался возражать против своей новой формы, был он сам. К тому времени прежний правитель состарился, и всего через сотню зим в смертельной схватке лед выбрал нового господина. “Определенно дитя не простое. Может, кровожадная птица права? – думал Волк. – Стоило убить мальчишку.”

Снор сгреб одной лапой новорожденного и понес в логово. Дракону совершенно не хотелось становится нянькой, но оспаривать приказы Правителя он не смел. От взмахов крыльев в воздухе вился снег, словно ветер выбивал плотные тучи, как старые пуховые подушки. Приземлившись у входа в пещеру из льда, ящер разжал когти и выпустил малыша. Тот попытался встать, но лапы разъехались.

– Мы назовем тебя Айванагхам, а коротко Айвари, что значит “упрямый, как жизнь”, – прошелестел кто-то над самым ухом драконенка.

– Шанри, ты думаешь это подходящее имя для одного из нас? – произнес другой, более звонкий.

– Старшему виднее, – рассмеялся третий.

Айвари кое-как сел и принялся изо всех сил вертеть головой, пытаясь разглядеть говоривших, но кроме Снора рядом никого не было.

– Какой заба-а-а-авный, – протянул еще один голос.

– Кто вы? – решился спросить малыш и прижал уши от волнения.

– Твоя новая родня, – фыркнул Снор и ударил лапой по плотному снегу.

– Но я никого не вижу!

– Ты просто не туда и не так смотришь. Шанри – самый старший, он умеет слушать лёд и потому видит всех нас насквозь. От него невозможно что-либо скрыть. Он назвал тебя. Вон, – Снор указал крылом на одинокую скалу. – это он сидит. Подойди и поклонись ему. И не забудь поблагодарить за имя!

Крылатый подвинул малыша со льда на снег. Немного пошатываясь и путаясь в лапах, Айвари побрел к скале. Ему казалось, что раньше он ходил совсем иначе, но как, он не помнил. Он вообще не помнил, что было раньше. “Наверное, мне просто кажется, что что-то было,” – решил драконенок про себя.

Путешествие по снегу отняло много сил и времени. Добравшись до скалы Айвари снова плюхнулся на живот.

Каково же было его удивление, когда снежная махина вдруг склонила к нему свою вершину, на которой выделялся чернильно-синий глаз, размером с голову малыша и узкая трещина рта. Две почти отвесных стены развернулись, оказавшись крыльями.

– Конечно было, глупыш, – прошелестел уже знакомый голос. – Но ты никогда-никогда не сможешь вспомнить прошлое. Оно вместе с искрой досталось нашему Господину.

– Так нечестно!

Старый дракон улыбнулся.

– Что ж. По-твоему честно было бы умереть?

– Но…

– Там, – Шанри указал крылом куда-то за спину Айвари, – за океаном, живут люди, гномены, рассарны и другие существа. В теле каждого из них от рождения и до самой смерти горит искра жизни. Но это там, а здесь никто, слышишь, никто без желания Правителя Льда не может сохранить ее. Он единственный судья и господин в этих землях. Все мы: драконы, волки, майяди – лишены искры и оттого не чувствуем холода, но чтобы поддерживать жизнь должны поглощать чужое тепло. Запомни, только по воле Правителя Льда ты до сих пор дышишь, и потому должен быть благодарен Ему.

– Но я не хочу так!

– Храбрый глупышка! Тогда иди и скажи Ему об этом. Жизнь – это единственное сокровище, которым не стоит так легкомысленно разбрасываться.

– Но я, я…

– Что?

– Домой хочу!

– А где твой дом?

– Там!

– Где?

Айвари вскочил и запрыгал, хлопая крыльями и пытаясь сориентироваться, потом сел на хвост и опустил голову.

– Я не знаю, – вздохнул он.

– Потому что он здесь. Ты устал. Отдохни, пока старшие охотятся.

– Но…

– Ложись. Я спрячу тебя от ветра.

Драконенок еще несколько минут смотрел на “скалу”, потом послушно лег и закрыл свои большие любопытные глаза. Шанри обошел вокруг него и опустил крыло, как заботливая наседка. “Нынешний Правитель слишком мягок с молодежью, – про себя вздохнул старейшина. – Ни к чему хорошему это не приведет. Таким пылким, как Айвари, нет места среди вечных льдов.”

Старейшина поплотнее свернулся вокруг драконенка. Когда-то он сам был таким же маленьким и беззащитным и спал под крылом взрослого. Теперь на него давил груз времени. Тело одряхлело, а вместо новых впечатлений, как волны, накатывали воспоминания. Вот и теперь веки Шанри закрылись, а сам чешуйчатый погрузился в прошлое. Мысли легко скользили, как кораблик по волнам.

Давным-давно, когда он только переродился, в этих краях правила злая и жестокая майяди. Она любила приносить на север людей и устраивать бои между сильнейшими волками. Победителю доставалась не только ее добыча, но и стая побежденного, если тот оказывался вожаком. Проигравший, как правило, умирал от полученных ран либо в драке, либо через несколько часов после нее.

Неугодных Правительница Льда отправляла в самое сердце северной пустыни, откуда никто еще не возвращался. Госпожу боялись все, а многие еще и тихо ненавидели.

Однажды молодой волк по имени Карун вместо того, чтобы схватиться с вожаком, разбежался, высоко подпрыгнув, схватил хозяйку за хвост и стащил на снег с уступа, на котором она устроилась, чтобы наблюдать за зрелищем. Видя, что майяди трепыхается в зубах Коруна, названный противник и вся его стая набросились на нее.

Когда тиран умер, Корун стал новым Правителем. Стихия признала его. Молодой и сильный он первые несколько зим покидал свои владения вместе с разными стаями волков. Там, куда он отправлялся на охоту, начинались небывалые снегопады, такие, что за одну ночь могло завалить дом по самую крышу. К счастью жителей мира, через десяток лет страсть Каруна к вылазкам утихла.

Спокойный, но не терпящий неповиновения, Карун жестоко подавлял любое сопротивление. Когда сославшись на Закон один из вожаков снежных драконов отказался принести Коруну жертву, последний сам отправился на охоту с крылатыми ящерами и уничтожил не только вожака, но и всю его стаю, не разрешив им снова принять драконий облик. В другой раз Правитель перебил всех волчат, узнав, что те насмехаются над ним в своих играх. Смерть поджидала и любое существо по ошибке принесенное майяди.

Так десятилетия сменялись столетиями, столетия тысячами лет. Корун правил долго. Так долго, что старость стала наступать ему на лапы, сделав походку хромающей, а тело дряхлым. Он все реже выходил к берегу моря и устраивал перерождения. Его интерес к молодежи почти исчез. Но за четыре века до появления Айвари, произошла очень похожая история. Майяди принесла мальчика, который не хотел становится драконом, о чем и заявил Коруну. Все ждали, что Правитель Льда заберет жизнь наглеца, но тот неожиданно усмехнулся и обратил мальчишку в себе подобного. Возможно стихия помогла такому случится. Когда юный бунтарь подрос, он бросил вызов Коруну и победил, став новым хозяином севера. Шанри к тому времени утратил возможность летать. Как и любой дракон, достигший такого возраста, он неожиданно понял, что может слышать в вое ветра и хрусте снега волю самой стихии. Он стал первым, кого молодой правитель нарек старейшиной. Возможно именно поэтому нынешний хозяин севера был ему симпатичен. А возможно и потому, что за долгую-долгую жизнь Шанри наконец перестал бояться, что его уничтожат в порыве гнева.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
254 000 книг 
и 49 000 аудиокниг