Читать книгу «Эпидемия. Дневник» онлайн полностью📖 — Екатерины Николаевны Широковой — MyBook.

День 13

Встретила любопытную парочку! Высокий очкарик умного вида и очень накачанный смазливый парень (не люблю таких, помешанных на своей внешности). Зараза явно их узнала – рванула навстречу и ну давай вилять хвостом.

Познакомились. Оказалось, что хозяйка Заразы – их одноклассница. Точнее, бывшая хозяйка, она же исчезла. Ну и одноклассница тоже бывшая, школу-то они явно уже закончили.

Очкарика зовут Данила, а качка – Антон. Данила подкинул любопытную идею по стратегическим запасам – спортивное питание. Протеин хорошо хранится и занимает мало места, а протянуть на нём можно довольно долго. Богатая идея! Даже жаль, что я не успела разжиться сухим протеинчиком.

Оказалось, недалеко есть профильный магазин, только он закрыт, вместе со всей прочей торговлей. Антон рассказал по секрету, что они позже планируют его освоить, на что Данила бросил очень сердитый взгляд и Антон осёкся на полуслове. Болтун – находка для шпиона!

Теперь им придётся брать меня в долю. Ха-ха. Ограбление – это что-то новое. Или не теряться и начать самой?

Ладно, пока нас и так неплохо кормят.

День 14

Болтали в очереди за водой с Данилой и Антоном, а они встретили свою школьную учительницу. Её дочь и зять пропали вместе с малышом. Спросила про подгузники для своих заражённых соседей. Оказалось, запасы должны быть. Договорилась, что зайду к ней попозже – она проверит. Соседей пока обнадёживать не стала.

Подгузники есть, только вышло ужасно. Не нужны больше детские товары. Близнецы пропали.

День 15

Родители близнецов не открывают двери. Похоже, там больше никого нет.

День 16

На том месте, куда каждый день приезжает на раздачу фура с продуктами, образовался стихийный рынок. Люди предлагают и ищут самые неожиданные вещи. Деньгами берут, но не слишком охотно и по каким-то баснословным ценам. Почему-то вспыли наличные доллары, что вне всякой логики – эпидемия затронула все страны, и где теперь для нас та Америка? Аэропорты давно закрыты.

Стало ясно, что не хватает лекарств – аптеки не работают, как и все магазины. Хорошо, что мама всегда настаивала на приличном домашнем запасе лекарств (на всякий пожарный), хотя я смеялась и спорила, что у нас этих аптек буквально на каждом шагу. Заболеешь, мол, деточка, а мамка далеко – кто в аптеку побежит? Будет теперь, чем спасаться.

Телефон пока работает, мама в порядке. У них в городе тоже наладили поставки.

День 17

Интернет перестал работать. Пока не поняла, это проблема с провайдером или кто-то перекрыл рубильник? Чтобы народ, плавно сваливающийся в апокалипсис, не слишком громко жужжал.

День 18

Среди ночи разбудил телефон – заболела та учительница, у которой брала подгузники для пропавших соседей с близнецами. У неё никого нет, вся семья исчезла, лежит с очень высокой температурой, лекарств нет. Попросила принести жаропонижающее – тут рядом, почему нет? Жаль, что я не на медика училась.

Пошла же ночью, темно, страшно – хотела быстро проскочить, а Заразу не сообразила взять с собой. Не получилось быстро – подъехала полицейская машина, остановилась возле торгового центра. Вышли трое без защитных костюмов и аккуратно вскрыли дверь. Двое внутрь, а третий стоит, охраняет.

Я совсем рядом, попыталась вжаться в стену, но шансов мало. Обернётся – заметит. Так и вышло. Кто охранял добычу, увидел меня, и сразу полез – судя по всему, они начали употреблять заранее, разогрелись перед грабежом. Повезло, что дружков в этот момент не было рядом.

Хотел затащить меня в машину, как вдруг мелькнули две тени – крепкий мужчина и девушка. С баулами – тоже ночью что-то тащат. Девушка тюкнула размякшего от перспектив полицейского по затылку и как зашипит – беги быстро отсюда!

Побежала.

Оказалось, мы в одном подъезде живём. У отца, Клима Петровича, свой магазинчик спортивного питания. Дочь, Аня, – спортсменка. Стремительная очень, и сразу видно, что сильная. Драться умеет, судя по всему.

Они ночами потихонечку свои товарные запасы перетаскивали в квартиру. А тут я!

Видела в окно, как полицейские забегали, погрузили своего товарища в машину и уехали. Надеюсь, он меня не запомнил.

На всякий случай попросила Аню утром отнести лекарства учительнице и погулять с Заразой.

Вроде, обошлось.

День 19

История с полицейскими, освоившими ночью торговый центр, стала спусковым крючком, открывшим ящик Пандоры. Кто-то заметил, что огромные стеклянные двери взломаны, и началось паломничество. Сначала лишь самые отчаянные заходили, деловито грузили полную телегу и шустро тащили добычу домой. Поток смельчаков быстро разросся, превратившись в настоящую давку. Люди хватали все подряд из того, что ещё оставалось, и пытались выбраться с отвоеванными вещами.

Я решила благоразумно не лезть в толпу и ушла домой, прогулявшись с Заразой на почтительном отдалении.

Из окна квартиры было видно, как к обеду торговый центр заметно опустел – видимо, там уже ничего толкового не осталось.

Улица замерла в ожидании – вокруг были ещё маленькие магазинчики, аптеки и прочее, пока нетронутые грабежом. Сколько они продержатся в сохранности, запертые их владельцами? Наверное, только до темноты.

Соседка Аня, которая вчера помогла мне с полицией, попросила о помощи. У них в магазине спортпита осталась последняя партия протеина на складе, но за один раз они с отцом не дотащат – нужен третий. Две ходки могут не успеть сделать – вот-вот люди начнут вламываться во все торговые точки подряд, и кто-то может догадаться, что белок – лучший выбор апокалипсиса.

Вооружились огромными холщовыми сумками и быстро-быстро провернули перенос. Обошлось без приключений.

Надеюсь, в квартиры не полезут?

Как только стемнело, по улице пошло шуршание. Кое-где разбили витрины.

Видела, как Данила с Антоном прошмыгнули в сторону магазина спортивного питания. А ведь мы уже оттуда всё забрали!

Через минут двадцать понурые прошли в обратном направлении.

Пригласила Аню и её отца, Клима Петровича, на шарлотку – не пожалела по такому случаю последние яблоки и яйца. Рассказала про Данилу с Антоном – думала, будет ругать ребят за попытку грабежа, а она сказала, что те, кто соображает, чем надо запасаться, неглупые люди, и можно пригласить их на чашку чая.

Аня – почти моя ровесница, а такая взрослая и сосредоточенная, как будто видела гораздо больше других. Как будто она уже повоевала. Может, так и есть?

Петрович шарлотку заценил, но оказался не слишком разговорчивым. Зато Заразе он очень понравился!

День 20

Сегодня утром стало ясно, что мир стал другим. Разбитые витрины, распахнутые после грабежа двери… Мусор, летающий по улице. Мародёры ещё стесняются вламываться в закрытые магазины днём, но надолго ли это? Кажется, застенчивость нынче не в ходу и будет стремительно выходить из моды.

То и дело встречаются хмурые люди, пытающиеся найти что-то полезное после ночных налётов. Похоже, их улов не очень богат. Как будто заблудившиеся призраки, они слоняются туда-сюда, даже страшновато выходить гулять с Заразой. Никто больше не улыбается при встрече, все стараются поскорее проскочить мимо.

Такими темпами мамины мечты о перспективном столичном муже для меня окажутся пшиком.

Встретила Данила с Антоном – рассказала им про заболевшую учительницу. Это же их школьная учительница, а не моя, кстати. Пошли проведать вместе. Получилось неудобно, как будто я их пристыдила, что не навещают больную, но кто сейчас беспокоится о всех, кого знает? Просто как-то так получилось, что ей не к кому было обратиться, а я была последним человеком, кому она сама помогла недавно – с подгузниками для пропавших близнецов. Теперь не могу просто взять и бросить её.

Очень обрадовалась нашему визиту. Судя по всему, у неё не «светлячок», а банальная простуда – весь букет соплей и прочего налицо, а при «светлячке» – только температура. Варит себе бульон из кубиков, настроена позитивно. Хорошо, что Аня позавчера занесла ей лекарства.

Мама всегда говорила, что меня не корми, а дай о ком-то несчастном и брошенном позаботиться. Раньше постоянно таскала котят домой, а она ругалась. Потом, когда переехала в бывшую прабабушкину московскую квартиру, думала, что изжила это в себе. И где я сейчас? Вокруг разруха, а я подобрала чужую собаку и забочусь о чужой учительнице.

Рассказала по телефону маме про всё это – чувствую, она не в восторге, но осудить не смогла, потому что втайне одобряет.

Спросила у ребят, почему они всё время ходят парой, даже смешно. Оказывается, живут в соседних квартирах, на одной лестничной клетке. Как братья – постоянно вместе, с самого детства.

У Данила родители работают во Франции – говорят, там тоже несладко. И погромы начались

Стандарт

4.33 
(3 оценки)

Эпидемия. Дневник

Установите приложение, чтобы читать эту книгу