«Покуда я тебя не обрету» читать онлайн книгу 📙 автора Джона Ирвинга на MyBook.ru
image
Покуда я тебя не обрету

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Премиум

4.6 
(20 оценок)

Покуда я тебя не обрету

984 печатные страницы

2022 год

18+

По подписке
549 руб.

Доступ ко всем книгам и аудиокнигам от 1 месяца

Первые 14 дней бесплатно
Оцените книгу
О книге

Трагикомическая сага от знаменитого автора «Мира глазами Гарпа» и «Отеля „Нью-Гэмпшир“», «Правил виноделов» и «Мужчин не ее жизни», «Последней ночи у Извилистой реки» и «Сына цирка», панорамный бурлеск, сходный по размаху с «Бойней номер пять» Курта Воннегута или «Уловкой-22» Джозефа Хеллера. «Покуда я тебя не обрету» – самая автобиографическая, по его собственному признанию, книга знаменитого американского классика. Герой романа, голливудский актер Джек Бернс, рос, как и автор, не зная своего биологического отца. Мать окружила его образ молчанием и мистификациями. Поиски отца, которыми начинается и завершается эта эпопея, определяют всю жизнь Джека. Красавец, любимец женщин, талантливый артист, все свои роли он играет для одного-единственного зрителя.

читайте онлайн полную версию книги «Покуда я тебя не обрету» автора Джон Ирвинг на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Покуда я тебя не обрету» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация
Дата написания: 1 января 2005Объем: 1772163
Год издания: 2022Дата поступления: 21 июля 2022
ISBN (EAN): 9785389216396
Переводчик: Илья Свердлов
Правообладатель
1 880 книг

Поделиться

Tsumiki_Miniwa

Оценил книгу

Три недели августа, возможно, самые сложные в этом году. Три недели неспешной беседы с мудрым Джоном Ирвингом… И, конечно, это снова любовь, потому что оказалось так просто забыть все к чертям, планы и временные увлечения, и отдаться. Пусть весь мир подождет… На таком бесхитростном зачине сорваться бы на фальцет, выводя дифирамбы, но не хочется. Вероятно, это тот случай, когда счастье любит тишину. Тишину и уверенность, что нечитанных книг у обретенного любимого автора еще много.

А ведь проста история. Сын уголовника, дочь наркоманки… Право слово, в умении переносить грехи родителей на детей общество не знает границ. Вешает ярлыки, раздает характеристики направо и налево, подминает и не даёт не единого шанса на взлёт. Говорят, отец Джека Бернса был виртуозным органистом и бабником, коих еще не видывал свет. Общество поразилось сходству между отцом и сыном, цыкнуло языком при виде длинных ресниц и напророчило ту же судьбу. Джек оказался сильнее чужих предсказаний. Он вышел на сцену и каждый свой взгляд, жест и слово посвятил тому, кого потерял. Тому, кого так хотел обрести.
Не мудрено, что, переняв красоту отца, Джек купался в женском внимании, правда, оно не всегда придавало жизни особый вкус, остроту, иногда отбирало последние силы, мучило и било наотмашь. Сколько женщин, цельных и надломленных, оставило на его жизни неизгладимый след! Самой яркой была, конечно, Алиса – мать, превратившая свою жизнь в реальную и мнимую погоню, перекроившая историю в угоду мести и эгоизму… Любящая на грани, безумная, безутешная. Зависимая. Попробуй, осуди женщину, оставшуюся с ребенком на руках! Вот только в чем виноват Николас Рингхоф? А Ингрид Му? Не слишком ли высокая цена наказания? Да и кого в итоге наказала Алиса?
Была и Эмма Оустлер – первый друг, проводник на пути к раскрепощению, а по сути – раздавленная девочка, еще один несчастный хрупкий ребенок. Самая пора возмутиться, что, мол этот несчастный ребенок только и делал, что растлевал Джека да запугивал других детей! За что жалеть-то, собственно?! Да, собственно, за настоящую дружбу и жалеть, за вовремя подставленное плечо (ох, как часто в нем Джек нуждался!), за невероятную душевную близость, за эту странную дисфункциональную любовь всю жизнь… И даже после.
И как не вспомнить доктора Гарсия, с садистским упорством заставляющую Джека пересказывать по хронологии все мгновения боли и счастья, а копни глубже – наконец, принять жизнь такой, какая она есть? Мишель Махер – эту молитву в ночи, оказавшуюся лишь мечтой о несбывшемся? Каролину Вурц, миссис Адкинс, Лию Розен, миссис Макквот, Клаудию… Встречи, расставания, удары судьбы. Приглядись и увидишь в безумном потоке сменяющихся лиц огромное желание обрести тепло, преодолеть долгое неизбывное одиночество… У тебя непременно получится, если решишься проделать с Джеком путь в несколько десятков лет, разглядеть правду в кривом зеркале и найти ключик ко множеству потаенных дверей.
Пусть грядущая дорога не пугает, любимый автор точно не заставит скучать. Он не только окунет с головой в волны органной музыки, но и позволит глубже узнать о профессиях татуировщика, актера, сценариста, «посмотреть» далеко не один фильм, не отрываясь от страниц книги. Останутся позади Копенгаген, Стокгольм, Осло, Хельсинки, Амстердам, даже квартал красных фонарей, а с ними детство и юношество, взросление, поиски себя в огромном мире, потери и обретения. Будет множество интимных подробностей и слово «пенис», встречающееся тысячекратно. Так что стоит все же учесть, что истинному пуританину в компании с Джеком Бернсом может быть неуютно. Мне же он - не слишком правильный, но и не слишком порочный, рожденный реальностью, - был понятен и близок.

Проанализировать жизнь, пусть даже и литературного героя, в полной мере невозможно. Все равно что пытаться исчерпать чайной ложкой бочку воды до дна. Тщетными будут и вторая, и третья попытка, и все же сейчас, в эту минуту подъема мне думается, что историей Джека Бернса Ирвинг не просто описал перипетии чужой судьбы, но по-своему, исключительно мастерски, утвердил, что подчас болезненные и незаживающие, саднящие раны нам наносят самые близкие люди – наши родители… А залечить их ой как непросто. Можно сыпать обвинениями ежеминутно и вязнуть в болоте, а можно сделать усилие и отпустить, принять эту данность и таким образом совершить свой личный подвиг. Ведь простить – не всегда значит проявить слабость. Только такая свобода от оков помогает двигаться дальше, любить, верить, искать и… обрести себя.

- Жизнь и так заставляет нас совершать много необратимых поступков, - сказала Лесли. – Надо нам быть умнее, совершать лишь самые необходимые из них.
29 августа 2020
LiveLib

Поделиться

Julia_cherry

Оценил книгу

Мне даже на обложку этой книги смотреть было больно, фантазия живо навеяла ощущение лезвия бритвы в непосредственной близости от наиболее чувствительных частей человеческого тела, и, конечно, Джон Ирвинг не стал щадить ни одного из своих читателей, он обнажил, вывернул и надрезал тонким лезвием перед ними все самые больные и табуированные темы, все самые тяжкие и грустные переживания... Всё то, что могло бы сломать душу не только маленького мальчика, но и выросшего из него мужчины.
Но не сломало. Потому что есть отличный способ. Простой, довольно спорный, но, как выяснилось, весьма эффективный. Пересказать в хронологическом порядке все, что в жизни заставило тебя радоваться, плакать и гневаться. Кому-то покажется это невозможным, кто-то сочтет это мазохизмом, а вот Джеку Бернсу это удалось. И в результате - появилась книга, от которой совершенно невозможно оторваться, которая, несмотря на весомый объем, прочитывается достаточно быстро, книга, над каждой страницей которой приходится эмоционально бурлить - возмущаться, сердиться, сопереживать, печалиться, ужасаться, негодовать, восхищаться...
Джон Ирвинг блестяще воздействует на наши чувства, он их задевает и тревожит, а потому так очевидна полярность оценок - от любви до ненависти. Он рассказывает вещи, которые никто не хочет слышать, он поднимает темы, о которых не принято говорить. Самое потрясающее - он показывает ситуации и людей с диаметрально противоположных позиций, а потому те два главных человека, которые повлияли на Джека Бернса сильнее всего - мама Алиса и папа Уильям, тоже последовательно примеряют на себя образы ангелов и демонов. Истина, конечно, остается где-то посередине...
Мне кажется, эта книга легко может стать индикатором ханжества. Потому что рассказывать о себе в хронологическом порядке, не прибегая к оценкам событий с сегодняшней точки зрения не просто сложно - почти невозможно... Потому что из детства застревают в памяти действительно только самые яркие моменты - причем пугающие гораздо чаще, чем хотелось бы, и вспоминая о них, ты не просто восстанавливаешь в памяти своё тогдашнее ощущение, ты невольно домысливаешь, догадываешься... Потому что сейчас те же события осознаешь уже гораздо глубже. В общем, такой вот психоанализ по-ирвинговски (ладно, по идее доктора Гарсия, уговорили). Отсюда все самые немыслимые ощущения и воспоминания, в которые читатель возмущенно отказывается верить. Ну и правильно, и отказывайтесь. Там у Ирвинга не ваши скелеты, там скелеты Джека Бернса, или, если верить аннотации (что не рекомендуется, как все мы помним), скелеты самого Джона Ирвинга. И построение этой книги - предельно хронологическое - результат проведенного курса психоанализа. Который только восхищение может вызвать. Правда, смешанное с ужасом, признаюсь.
Интересно было сопоставлять общие мотивы в ткани всех уже прочитанных мной романов писателя. Их нашлось немало.
1. Ложь, прежде всего. Тонны лжи, которые опутывают жизнь героя, и в которых он пытается найти крупицы правды.
2. Сложные отношения с одним из родителей, трудный поиск исчезнувшего второго.
3. Писательское творчество.
4. Борьба как увлечение и отличный навык.
5. Болезненность сексуальности.
6. Маленькие американские городки.
7. Дружба как якорь, удерживающий героя на плаву.
8. Увлеченность работой, в которой герой успешен.
И самое удивительное, что несмотря на повторяющиеся темы, каждый следующий роман удивляет нисколько не меньше предыдущего... В общем, стоит, наверное, Оуэна Минни перечитать - совсем плохо я его помню.
А вот рекомендовать ли его к прочтению? Не знаю. Тут надо просто нырять в текст, не раздумывая. Или Джон Ирвинг окажется для вас близким другом, или вы сможете поставить галочку "ознакомлен" напротив этого имени. В общем, вариант беспроигрышный. :)

22 июля 2016
LiveLib

Поделиться

TibetanFox

Оценил книгу

Попытаться написать связный отзыв на любой роман Ирвинга — всё равно что встать напротив огорода соток этак в двадцать с детским совочком с твёрдым намерением весь его перекопать. Теоретически это возможно, но начинать страшно, да и как это сделать — не особенно понятно. Объём романа (как и почти всех остальных, из маленьких я видела только "Семейную жизнь весом в 158 фунтов") огромный, поэтому мыслей и впечатлений за всё нескорое время прочтения накопился вагон и пара больших тележек.

1. Первую треть романа я была удивлена тем, что это практически римейк "Мира по Гарпу", только в другом антураже. Такой же главный герой, даже внешне (маленький, с маленькими ладошками), борец и писатель в одном флаконе, боящийся быстрой езды, патологически странный в общении с женщинами и с миллиардом тараканов в голове. Такая же долбанутая... Хотя нет, по-другому долбанутая, но тоже на всю голову мамочка. Много секса и его девиаций. Потом ощущение "гарповости" прошло.

2. Как и в других романах — Ирвинг не даёт герою посидеть ни секунды без прицела своей писательской камеры, старательно документируя каждый момент его жизни, начиная с рождения (удивительно, что он не довёл его до смерти главного героя, хотя тогда, наверное, роман был бы не в 900 страниц, а в 1800). Мы знаем всё-всё о его окружении, о нём самом, о всех тех, кто встречался с ним только мельком... И даже при таком обилии фактов и честном описании малейших деталей автор умудряется в середине романа ловко обмануть читателя. Не всем нравится такая подробная и многобуквенная манера письма, пожалуй, это вторая причина для кого-то не любить Ирвинга (после — фу! да тут одни письки и изврат!)

3. Все персонажи больные на всю голову, но как-то... По-домашнему что ли. Так, как болен каждый из реальных людей, только более выпукло. Поэтому на первый взгляд они кажутся сборищем уродцев из какой-то кунсткамеры, извращенцами и больными психами. А потом понимаешь, что если есть на земле такие необычные люди, как татуировщики или органисты, то и тараканы в головах у них должны быть какие-то диковинные. Вся наша жизнь довольно гротескна и груба, Ирвинг только умудряется это как-то сильно концентрировать.

4. Автор чрезвычайно серьёзно относится к мелочам. Все языковые, географические, музыкальные, киноведческие факты можно даже не перепроверять в гугле, настолько скрупулёзно автор относится к их использованию. Правда, тут же возникает и небольшая неловкость — введя, например, в киноиндустрию "своих" персонажей, Ирвинг делает это настолько естественно, что иной раз трудно различить, кого он придумал, а кто настоящий персонаж, если не знаешь фамилию на слух. Видно, что про киносценарии Ирвинг писал с особенной любовью и знанием дела — главный герой воспринимает мир как настоящий "киношник", отрывает от жизни обрывки фраз, запоминает сцены, кадры, эффектные вещи.

5. Как ни странно, но при всём нагромождении десятков персонажей с совершенно разными именами — в них совершенно не запутываешься, а если не можешь вспомнить имя-фамилию на слух через сто страничек, то всё равно узнаешь, кто это, когда встретишь этого персонажа в следующий раз.

6. "Двойное" путешествие по одним и тем же волнам памяти: глазами ребёнка, а потом взрослого. Не хочу спойлерить, но это прекраснейший момент. Да, да, никогда не верьте взрослым, ни за что.

7. Главный герой. Для меня он остался маленьким мальчиком, актёром, чью жизнь всё время режиссирует кто-то другой. Чаще всего это девушки, с детства на нём лежит "проклятье" красоты, доставшееся в наследство от непутёвого батьки, поэтому он невольно идёт по его стопам, а женщины рулят им, как только можно. Он только идёт у них на поводу или огибает их, периодически хмыкая: "Вот оно что Михалыч". Ненормальное детство и ненормальная мамаша наградили его таким мешочком тараканов, что вся книга, по сути, — попытка их разгрести (что опять же ловко обыгрывается в последней части книги, когда понимаешь, что весь этот текст главный герой "надиктовывает" не читателю, а конкретному человеку). Взять хотя бы то, что при всей своей красоте неравнодушен он только к женщинам ущербным, больным, хромым, толстым, неуверенным в себе и намного старше его, словом, к женщинам, которых он может "утешить" и обласкать. Отношения с Эммой, эта странноватая псевдосемья, — как жаль, что они так быстро закончились, она из всей книги была мне наиболее симпатична. Эмма, пожалуй, единственная женщина, которая действительно отдала себя всю Джеку, принеся себя и свои труды в жертву его карьере и личности.

8. Название романа промелькнёт и в тексте, но я его воспринимаю напрямую. Джек всю жизнь думает, что ищет отца, своего единственного зрителя. На мой взгляд, он как и все мы, ищет самого себя, пытается приткнуться то туда, то сюда, а в конце концов находит себя в банальнейшем социальном институте, который он любит до последнего миллиметра шкуры и которого ему так с детства не хватало. Удивительный для такой брутально-реалистичной книги хэппи-энд, хоть и не все добрались до него целыми и невредимыми.

Ирвинг — писатель на любителя, на того трудолюбивого читателя, который может неделями воспринимать сотни страниц плотного текста, десятки мыслей и наблюдений, просматривая это всё, как сериал, но при этом не пугаясь той житейской грязи (секса, разврата, чернухи, убийств, болезней, ненормальности), которая неизбежно присутствует в каждом реалистическом сериале. У меня на полке ещё много его увесистых томиков, чтобы отбиваться, в случае чего, от врагов. И всё же каждая страница этого многобуквенного текста написана не зря и не является лишней. Если Ирвинг "ваш" писатель, то "Покуда я тебя не обрету" вам точно понравится, это такая же классика и квинтэссенция джоноирвинговости, как и "Мир по Гарпу".

Флэшмоб 2011, огромное спасибо за рекомендацию drilli , без флэшмоба я бы ещё долго выбирала, какой именно роман Ирвинга читать следующим.

1 июля 2011
LiveLib

Поделиться

Автор книги

Переводчик

Другие книги переводчика

Подборки с этой книгой