Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Тедди

Добавить в мои книги
10881 уже добавили
Оценка читателей
4.11
Написать рецензию
  • Bess
    Bess
    Оценка:
    159

    «…хорошо бы, если бы этот писатель стал твоим другом и чтоб с ним можно было поговорить по телефону, когда захочется. Но это редко бывает… »

    Этот сборник включает в себя один роман, четыре повести и девять рассказов – только то, что публиковалось с позволения автора. Больше ничего не захотел Сэлинджер дать миру.

    «Над пропастью во ржи» я давно хотела прочитать, и все не было возможности. Слишком много противоречивых мнений я слышала и не могла остаться в стороне. Но сразу скажу, у меня возникло ощущение, что я многое не понимаю в этих произведениях. Сэлинджер писал в первую очередь для себя, он придумал свой мир и людей, которые ему нравятся, и остался с ними жить (как известно он живет уединенно в глуши и не желает общаться с миром). Это в первую очередь относится к семейству Гласс, коим посвящены повести «Выше стропила, плотники», «Фрэнни», «Зуи» и «Симор: Введение». Они пронизаны духом восточной философии, пестрят цитатами классиков.

    О романе я не могу сказать восторженно или с крайним неодобрением. Я отнеслась к нему нейтрально, хоть С. и настроил меня на легкое погружение в мир нестандартного подростка, увлекая простотой слога и порой примитивностью изречений. Обычная жизнь, обычный роман, но многие углядели в нем большее. Наверное, своим «отклоняющимся» поведением мальчик старался отыскать нечто важное и непознанное, смысл жизни что ли. Но его действия порой так нелепы, что я даже где-то поразилась его отчаянности. Ему все безразлично, будь то учеба, семья, друзья, да и вообще люди, предметы. Он тратит скромные сбережения на спиртное, сбегает отовсюду, где стоит хоть немного задержаться и ни к чему не приходит. Думаю, не хотелось бы мне иметь подобные мысли, но посмотреть на него стоит.

    Первая повесть вначале показалась мне похожей на один из девяти рассказов (которые как бы составляют единое целое, хоть и не имеют ничего общего между собой) – фрагмент из жизни паренька, приехавшего на свадьбу к брату, который слишком любит свою невесту, чтобы соблюдать пошлые обряды брака прилюдно и отказывается жениться. Но это значимое событие в повести отображено мало и обрамляется обычными бытовыми проблемами. На сцене главный герой - средний брат Бадди попутно рассказывает о своей необычной семье, в которой семеро детей. Постепенно из его рассказов, отрывков писем становится ясно, как сильно он их любит, и совсем даже неудивительно, что никто из них не смог присутствовать на свадьбе старшего сына (к которому, уж поверьте, относились как к божеству). Еще много странностей у этой семейки, но только в повести «Зуи» начинаешь испытывать к ним смешанные чувства и неудовольствие. Эти люди видят мир иначе хотя бы потому, что они вундеркинды (в детстве каждый из них принимает участие в программе на радио «Умный ребенок» и шокируют аудиторию, с блеском отвечая на сложные вопросы из разных областей). Здесь нет четкой линии и сюжета, повествователь – один из сыновей, который занимается писательской деятельностью и преподает литературу, вкраплениями писем, записок, собственными рассуждениями и воспоминаниями рассказывает о них, своих любимых людях, которые только внутри своей семьи могут найти понимание и одобрение. Все они талантливы, начитанны и крайне умны. Эта их особенность в один момент начинает поднадоедать, уж слишком высоко ставят себя некоторые из детей, рассуждая о предназначении человека. Они сталкиваются в повседневности с людьми, которые не понимают и половины, как им кажется, истинных вещей, известных им с детства. Да, может они и правы, я не могу оценивать вундеркиндов, тогда с этой позиции перед читателем представлены уникальные личности, к жизненной философии которой следует прислушаться. Но это сложно, потому что их речь и мысли, несмотря на простоту изложения, необычные, как у людей, смотрящих на вещи из другого измерения.

    «Симор: Введение» одолеть было трудно. Повесть представляет собой некий поток сознания того самого писателя-преподавателя. Он пишет в дневниковой форме, каждый раз сообщая, что он подумал и что бы хотел написать, а что оставил бы при себе, вспоминая своего любимого брата Симора, покончившего жизнь самоубийством. Но это не печальный некролог, Бадди пишет о брате с юмором, не скрывая ничего, плохого или хорошего, разбавляя случаями из жизни. Все бы ничего, если б только он не усложнял свой рассказ кучей отступлений. Он пишет все, что приходит в голову, жалея читателя и периодически предлагая оставить это пустое занятие – чтение его сумбурной повести. «Френни» – зачин повести «Зуи», где эти два героя будут вести длительный своеобразный прорелигиозный диалог. В целом эти повести могли бы составить добротный роман, захоти С. избрать эту обычную форму повествования. Но нет, всю информацию можно почерпнуть только прочитав все повести, которые, кстати, имеют связь с рассказом «Хорошо ловится рыбка-бананка», в котором описаны минут 30 из жизни Симора, предшествующие его самоубийству.
    Не знаю, можно ли их понять и оценить, но очевидно, что подлинный смысл жизни семьи Гласс известен только автору. Он соотносит себя с ними, они его друзья, его семья и, в то же время, он сам, разделенный на девять кусочков: актер, писатель, священник, военный, танцор и др. Но больше всего, очевидно, ему близок Бадди, который так же живет в глуши, и именно он является рассказчиком, собирателем разрозненных кусочков бумаги и собственных воспоминаний о семье.

    Девять рассказов я читала в другом издании и о них говорила отдельно ранее.

    Читать полностью
  • Obright
    Obright
    Оценка:
    59
    Книга совершенно не произвела на меня впечатления. Начитавшись восторженных отзывов я, в последствии, была разочарована.
  • Sullen
    Sullen
    Оценка:
    25

    На грани нервного срыва.

    Не случайно, наверное, Марк Чэпмен, убийца Джона Леннона, совершив «прославивший» его поступок, мирно завалился под фонарь и стал читать, дожидаясь приезда полиции, супербестселлер американской литературы «Над пропастью во ржи». Я вовсе не предполагаю, что в книге зашифровано послание убить великого артиста, но есть в ней что-то нервное, эгоистическое и срывающееся на крик, заставляющее нетерпеливо постукивать ногой и хрустеть пальцами.

    Скитания далекого от идеала героя по промозглому Нью-Йорку…Никого сюжета – сплошной гормональный бунт и нигилизм. Ни-гил-изм! Кажется, теперь легко узреть причину, по которой Холден Колфилд возглавил подростковые чарты литературных героев. Сэлинджер создал замечательного юношу, чертами которого обладают в большей или меньшей степени все люди на определенном этапе жизни.

    Стремление к пониманию, одобрению, общению выливается в недовольство тем, что в школе у баскетболистов есть своя компания, у игроков в бридж – своя, и даже у католиков тоже есть своя «шайка». Наличие вокруг всеобщей липы, лицемерия, лжи заставляет по-старчески ворчать на все и закрыться в душной комнате своего недовольства: «Я решил вот что: притвориться глухонемым. Тогда не надо будет ни с кем заводить всякие ненужные глупые разговоры». Глухота и немота у Сэлинджера – спасение, по крайней мере, запасный выход из того, чем мы так недовольны (кстати, помните глухонемого старика из «Выше стропила, плотники»? - это же постаревший и набравшийся мудрости Колфилд!). Свои неудачи и трусость герой прячет за грубостью и алкоголем. В любом случае, он всегда действует от противного. Когда надо делать, он не делает, и наоборот.

    В книге битники узрели критику благополучного послевоенного американского общества, и они оказались по-своему правы. Только Холден Колфилд может появиться в любом обществе любого времени, и это доказывает неугасающая популярность книги. Былая индустриальная классовость сменяется сектантскими сообществами по интересам, на смену пропаганде приходит таргетированная реклама, а идеологическим сетям – социальные. Так что есть еще порох повод поставить над всем этим истерическое nihil.

    Только отрицание и недовольство – гибельный, уязвимый путь. От крика легко порвать связки. Сэлинджер видит выход: «Признак незрелости человека – то, что он хочет благородно умереть за правое дело, а признак зрелости – то, что он хочет смиренно жить ради правого дела». Правое дело для Колфилда – сестренка Фиби, спасшая его от побега (смерти). Сцена, когда Холден сидит под поливным дождем на скамейке, а Фиби катается на карусели – самая красивая: мы видим уже что-то другое.

    Полный Zen.

    «Выше стропила, плотники», «Симор: Введение», «Фрэнни и Зуи» и несколько историй из «Девяти рассказов» - всё это можно сложить в объемный, неудобоваримый роман о семействе Глассов. Глассы – это те же Симпсоны, только наоборот. Провинциальный Спрингфилд заменен столичным Нью-Йорк, родители прекрасно понимают друг друга, а дети просто гении, к тому же все отработали приличную смену на радио в передаче «Умный ребенок» (только американцы могут так назвать радиопередачу!:). Здесь вы не найдете никакой социальной сатиры, потому что всё – сплошь откровение, ненависть, просветление, смерть.

    Интерес в этой семейной истории вызывают не обаятельный и странноватый Симор и даже не обличительные речи Зуи (второй Вышинский, честное слово), а то, что, отбросив весь материализм книги, в остатке можно получить милое эссе по восточной философии, сыгравшее в жизни автора решающую роль, сделавшее его таким, каким мы с Вами его запомнили: букой-затворником-дзен-буддистом. «Мне всё надоело. Надоело, что у меня не хватает мужества стать просто никем!». Мужества у него хватило, но никем стать так и не удалось: вопреки своему нежеланию славы Сэлинджер стал-таки культовым писателем.

    Читать полностью
  • daim
    daim
    Оценка:
    23

    Зацепила, точно могу сказать. Чем именно? Сама не знаю... Может, подкупающей честностью Холдена, который совершенно откровенно рассказывает о себе, о своей семье, о своей жизни, о своих мыслях и чувствах... Может, его бурными переживаниями, не совсем свойственными детям его возраста... Точно не скажу. Холден показался мне странным мальчиком, с не понятными, лично для меня, взглядами на жизнь.
    Но...Фраза, которую он сказал почти в конце книги своей сестренке, о том, кем бы на самом деле хотел быть, определила мое отношение к главному герою :

    Вот и вся моя работа. Стеречь ребят над пропастью во ржи. Знаю, это глупости, но это единственное, чего мне хочется по настоящему.

    Здорово он сказал! Этими словами чудаковатый паренек покорил мое сердце!

    Читать полностью
  • Strega
    Strega
    Оценка:
    22

    я понимаю, почему многие не разглядели шедевра....я читала в возрасте 13-14 лет, и произведение действительно "перевернуло сознание подростка" и глубоко тронуло. "над пропастью во ржи" до сих пор любимое и таким будет видимо еще очень долго)

  • Оценка:
    3
    Замечательный рассказ! Простым языком о жизни и ее назначении. Концовка предсказуема, но по мере чтения понимаешь, что она неизбежна.
  • Оценка:
    очень глубоко. Просто гештальт и еще буддизм. И про родительскую обусловленную и поэтому настоящую любовь. грустно
  • Оценка:
    замечательно 10 из 10
  • Оценка:
    Класс!!! Хотя и коротко.
  • Оценка:
    Какой конец! А так, у каждого, конечно, свой взгляд, кто-то лучше может доказать свою точку зрения, кто-то хуже, но вообще рассказ не впечатляет, как, мне кажется, должен бы был впечатлять. Но конец смелый, ничего не скажешь
Другие книги подборки «Лучшие бесплатные книги»