Книга недоступна

Пуговицы Наполеона. Семнадцать молекул, которые изменили мир

4,3
21 читатель оценил
329 печ. страниц
2013 год
Оцените книгу
  1. Williwaw
    Оценил книгу

    В какой-то момент я с удивлением осознала, что читаю книжку, полную структурных формул органических соединений, и временами громко смеюсь. Еще ни разу научно-популярная литература не вызывала у меня столько эмоций.

    В предисловии авторы говорят, что собираются проследить, как определенные химические вещества повлияли на историю развития человеческой цивилизации. Например, причиной разгрома армии Наполеона вполне может быть то, что из-за морозов зимы 1812 года искрошились оловянные пуговицы на солдатских мундирах, и непобедимое воинство стало напоминать “толпу привидений, завернутых в женские платки, куски ковров и прожженные шинели”.

    Но на самом деле эту замечательную книгу можно было бы назвать проще - "Занимательная химия". И давать читать всем школьникам. Думаю, у нас тогда появится много увлеченных химиков.

    Научная познавательность в ней сочетается с увлекательными историями из жизни великих ученых, историями открытий того или иного вещества, захватывающими дух предположениями "а что если", краткими экскурсами в историю и экономику, трагедиями и триумфами первоооткрывателей и изобретателей.

    И при этом авторы не упрощают всё до предела, а показывают множество структурных формул и объясняют в них каждую закорючку. Перед читателем вроде меня, давно забывшим курс школьной органической химии, буквально открывается целый новый мир!

    В общем, всем рекомендую безоговорочно! Уже и не помню, когда мне в последний раз попадалось настолько захватывающее научно-популярное чтение.

  2. Melissophyllon
    Оценил книгу

    Научно-популярные книги прекрасны в своей легкости подачи материала: они увлекают, ошарашивают новыми фактами, погружают в истории, а лучшие в своем роде — подталкивают к дальнейшему изучению предмета. И хотя безмерно хочется энциклопедических знания, и по-прежнему остается чувство недостаточно информации, не охваченности каких-то аспектов, научно-популярные книги прекрасны. И, как по мне, собрание занимательных рассказов от Пенни Лекутера и Джея Берресона, где перемежается химия, история, культура и прочее, вполне подходит под это определение. Я не химик, чтобы судить о правильности формулировок и достоверности описаний химических реакций. Но, как простой читатель, я получила удовольствие от чтение книги, взяв на заметку вопросы, которыми можно поинтересоваться.

    Если кратко, то авторы «Пуговиц Наполеона», заманив читателя легендой — которую можно приравнять к разряду событий вида взмаха крыла бабочки — о пуговицах наполеоновской армии решили посмотреть на человеческую историю с точки зрения влияний семнадцати элементов/явлений общественной жизни. Тут к вашему вниманию и перец, и соль, и глюкоза, и краски и еще тринадцать явлений, которые особенно сильно повлияли на прогресс человечества. Такой подход завораживает: иной взгляд на некоторые исторические процессы, точнее на некоторые их причины. И пусть с какой-то стороны книга покажется легковесной — из серии «да я все про это знаю» — но свою роль занимательного экскурсовода она исполняет на отлично (тот случай, когда ты возвращаешься после увлекательного легкого разговора и лезешь в энциклопедии и исторические тома, чтобы проверить, чтобы узнать побольше; к слову, помня свое упоительное школьное чтение книгами наподобие «Занимательная математика/физика», я бы сказала, что особенно хороши «Пуговицы Наполеона» будут как раз для подростков). Еще плюс книги — помимо легкости повествования, некоторой доли юмора и ненавязчивости — в том, что ее можно читать с любой главы, так что свое знакомство вы можете начать, к примеру, с самого интересного для вас, а потом уже посмотреть все остальное.
    И если я бы не назвала книгу «Сенсационным разоблачением», как вещают в аннотации — такие рекламные трюки заставляют только улыбаться и качать головой, — то хорошим научпопом уж точно. По крайней мере, с точки зрения простого обывателя.

  3. Yumka
    Оценил книгу

    Вступление к книге меня несколько испугало - я так далека от химии, как ни от какой другой науки, а там сразу - структурные формулы, бензольные кольца, не ароматный, а ароматИЧЕСКий... Ну, думаю, кто-то влип. Ан нет, оказалось, все не так страшно. Это скорее книга не о химии в чистом виде, а о химии в истории и в современной жизни. Например, открытие Америки и торговля пряностями... а вы знаете, почему перец или имбирь жгутся? А потому что химическая реакция, вот! Или какова химическая структура шелка - что делает его таким гладким, плотным, легким и блестящим? А в чем разница между искусственными и синтетическими материалами? А слышали ли вы о том, что "плохая мука", из-за которой гибли тысячи людей и начинались восстания, была заражена спорыньей? А о том, что кофеин, на самом деле, НЕ не дает нам уснуть, а нарушает действие некоего нейромодулятора аденозина, который как раз и пытается нас усыпить? И в этой книге еще столько интересной информации о химическом строении красок, лекарств, наркотиков, масел и жиров, солей и многого того, чем мы пользуемся ежедневно, даже не задумываясь над тем, что это вообще такое! Правда, встречаются и весьма странные выводы, так, меня повеселил пассаж о средневековых ведьмах, которые вдруг все оказались "наркоманками", сбегающими в грезы от тягот повседневной жизни:

    Однако если разобраться в химии, то выясняется, что ведьмы никуда не летали. Их полеты были только плодом воображения, галлюцинацией, вызванной алкалоидами. Рассказы современных людей об ощущениях, вызванных действием скополамина и атропина, удивительно напоминают рассказы средневековых ведьм: ощущение полета и падения, зрительные образы, эйфория, истерическое состояние, ощущение выхода из собственного тела, кружение в вихре и общение с животными. Все обычно заканчивается глубоким сном, близким к коматозному состоянию.

    Легко представить, что в те времена, когда люди верили в волшебство и сверхъестественные явления, “ведьмы” были уверены, что они на самом деле летали на метле и участвовали в диких плясках и оргиях. Галлюцинации, вызванные атропином и скополамином, отличаются удивительным правдоподобием. У женщин не было оснований думать, что их ночные похождения — лишь результат воображения. Также нетрудно представить, как такой удивительный секрет передавался от одной женщины к другой. Жизнь большинства женщин в те времена была очень тяжелой. Бесконечная работа, болезни и бедность — и никаких надежд на возможность самостоятельно решать свою судьбу. Несколько часов свободно полетать в небе, реализовать свои сексуальные фантазии, а потом проснуться в безопасности в собственной постели — это большое искушение. Однако этот временный уход от реальности часто оказывался фатальным, поскольку колдуний, сознавшихся в своих выдуманных похождениях, сжигали.

    В общем, эта книга - смесь истории, химии и некоторых других наук, а также развенчание различных мифов (ура натуральным продуктам без консервантов! ага, прекрасно, только большинство продуктов без консервантов вообще хранится не будет; или там - ботокс и вечная молодость! ага, только ботокс - это вызванный токсином паралич мышц и т.п.) В некоторых случаях у меня буквально открывались глаза на какой-то элементарный факт, благодаря которому весь паззл наконец-то собирался в единую картинку!

    Правда, боюсь, в моей гуманитарной башке ненадолго удержится различие между сахарозой, глюкозой, фруктозой, лактозой (не перепутать с лактазой!) и галактозой (а еще ведь бывают альфа- и бета- версии этих сахаров!)... Пока читаешь - ужасно любопытно, и вроде все так ясно и понятно написано! Но, думаю, если меня через день-другой спросят, так что же такое изомеры, я смогу выдавить только расплывчатое: "Это что-то из химии... кажется".

  1. Не было гвоздя – подкова пропала. Не было подковы – лошадь захромала. Лошадь захромала – командир убит. Конница разбита – армия бежит. Враг вступает в город, пленных не щадя, Оттого, что в кузнице не было гвоздя.
    25 июня 2014
  2. Психиатр Зигмунд Фрейд считал кокаин панацеей от всех бед и прописывал его в связи со стимулирующими свойствами
    14 июля 2016
  3. По иронии судьбы, сам Альфред Нобель, сделавший состояние на производстве динамита из нитроглицерина, что позволило ему учредить Нобелевскую премию, отказался лечиться нитроглицерином. Он умер от стенокардии, так и не поверив, что нитроглицерин способен врачевать. Он считал, что это вещество способно лишь вызвать головную боль. Нитроглицерин – очень неустойчивая молекула. Он взрывается при нагревании или сильном ударе. В результате взрыва образуются облака быстро расширяющихся газов и большое количество тепла. В отличие от пороха, при взрыве которого давление в шесть тысяч атмосфер возникает за тысячную долю секунды, при взрыве эквивалентного количества нитроглицерина за миллионную долю секунды создается давление в двести семьдесят тысяч атмосфер. Порох сравнительно безопасен в обращении, а вот нитроглицерин ведет себя чрезвычайно непредсказуемо. Он способен взрываться спонтанно при встряхивании или нагревании. Вот почему людям пришлось найти надежный и безопасный способ обращения с этим строптивым веществом, а также способ его детонации.
    14 марта 2016