Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Рецензии и отзывы на Смерть Богов (Юлиан Отступник)

Читайте в приложениях:
303 уже добавили
Оценка читателей
4.36
Написать рецензию
  • bezdelnik
    bezdelnik
    Оценка:
    16

    Если бы не Быков Дмитрий Львович, не узнал бы я о Мережковском Дмитрии Сергеевиче. И надо признаться, поначалу мною овладело раздражение - хотелось возопить: "Что за бездарность вы мне подсунули, уважаемый?!" Но постепенно история меня увлекла и я в полной мере вкусил всю прелесть таланта писателя, творившего на стыке двух веков.

    Больше всего автор поражает тем, что в романе не замечаешь его присутствия. Автора здесь нет совсем. Абсолютно неясно какой точки зрения придерживается Мережковский относительно описываемого, без доступа к Википедии и в голову не придет, что он питает светлые чувства к христианству, а не к язычеству, например. Маскируя себя, не допуская ни в одной строчке намека на дидактизм, писатель преподносит нам поразительно беспристрастную, чрезвычайно реалистичную картину эпохи становления христианства в Римской империи. Пожалуй, наиболее емко это бурное время отражено в словах старого жалкого сапожника:

    До императора Константина приносил я жертвы богам. Потом крестили. При Констанции сделался арианином. Потом эллины вошли в силу. Я - к эллинам. А теперь опять, видно, по-старому. Хочу покаяться, в церковь арианскую вернуться. Да боюсь, как бы не промахнуться.

    Смутное время, тяжелое время, время перемен. Вчерашние идолы низвергаются, и сразу же на их месте взмывает ввысь усовершенствованная модель их. Кто-то предчувствует закат Империи, сокрушается по старым временам, кто-то ходит с проповедями и предвещает скорый приход Царства Божьего. Десятки христианских ответвлений спорят между собой до хрипоты, до драки о правильном толковании Священного Писания, посылают проклятия на головы друг друга и обвиняют в ереси из-за одной только буквы в слове, описывающего сущность Бога. Каждый мнит себя нашедшим истину, тем самым избранным, чья правда непременно должна восторжествовать. И на этом бесстыдном самоуверенном фоне крикунов выгодно выделяется фигура императора Юлиана, прозванного Отступником.

    Юлиан сомневался всю жизнь. С ранних лет он пытался разобраться в устройстве мира, определить свое отношение к нему. Он читал запрещенные его учителем древние книги, вел беседы с философами и жрецами, с которыми его сводила судьба. И никогда не удовлетворялся их ответами сполна, всегда оставалось в душе его обидное ощущение недосказанного, будто что-то самое главное от него все-таки скрывают. Не понимая веры Распятого, он втайне был устремлен к солнечной, восхваляющей красоту человеческого тела, вере предков. В мечтах он грезил вернуть старые эллинские времена, когда прекрасные девушки и юноши в белых одеяниях несли по улицам города золотые кубки, гроздья винограда и славили великих богов Аполлона, Диониса, Артемиду. Как видно, тоска по более зеленой траве и более вкусному мороженому свойственна людям всех эпох и званий. Полтора года - слишком малый срок для возвращения "старых добрых времен", полтора года императорства не могли переделать умы подданных на старый лад и заставить вновь приносить жертвы уже растоптанным кумирам. У народа, не привыкшего к таким резким переменам, было лишь одно название для неугомонного правителя - Антихрист.

    Люди, времена, эпохи... Столетия проходят, а человечество не меняется. Нет, в романе не пыльная история, погребенная под осколками белого римского мрамора, не глухое эхо далеких полулегендарных времен, - здесь снимок человеческой природы, которая свойственна нам и поныне. Сегодня мы верим в одно, завтра так же беззаветно в другое, тоскуем по победам прошлого и хороним с горьким разочарованием безнадежное настоящее. Не хотим слушать чужого мнения, с радостью делимся на противоборствующие лагери, готовые драться из-за одной буквы, из-за одного неправильного предлога. Мы всё те же и всё тем же больны. А это значит, что не быть нам идеальными, и хорошим писателям всегда будет что написать и какие пороки наши изобличить.

    Читать полностью
  • DahliaBurger
    DahliaBurger
    Оценка:
    8

    Борьба христианства и язычества, борьба Царства Небесного и Царства Земного... Глубоко философский труд Мережковского, изобилующий фактами традиционной истории... Не могу привести свои мысли в какой-то порядок, мешает тихий восторг от прочтения, потому отдамся в руки хаосу собственного подсознания. Именно подсознания, потому что так глубоко проникают впечатления от книги.

    В первую очередь, что привлекает внимание, так это красивейший язык и стиль писателя. Не являясь по сути своей эстетом, я просто влюбился в слог Мережковского. Язык его богат, но обладает необычайной грацией - тем, чего мне так не хватает в "сложных" для моего глаза (или слуха, в случае аудиокниги) произведениях.

    Художественная часть настолько насыщена яркими образами, что невольно, сидя в кресле или идя по улице, сознанием переносишься в далёкую Италию (ладно, Римскую Империю) времён становления христианства. Не обладая от роду богатой фантазией, я отчётливо представлял себе улицы, храмы... Видимо тому причиной ответственный подход автора к созданию своих произведений. Ведь, веря источникам, Мережковский много времени уделял не только изучению задокументированной истории, но и лично во время написания романа побывал в Афинах, Константинополе, чтобы найти и прочувствовать дух мира эллинов и галилеян.

    Также сложно передать вкратце образ Юлиана. Автор живёт им, сочувствует ему. И так ясны и чисты слова и мысли героя, что невольно начинаешь и сам сопереживать ему... Пускай порой помыслы и способы достижения цели Отступника не поддаются логичному объяснению, но ведь большинство великих людей и было из племени непредсказуемого. Потому не раз Юлиана сравнивают с Александром из Македонии.

    Суть же романа не укладывается в рамки переживаний лишь одного героя. Книга пестрит большим числом персонажей, ярких и живых. Перечислять и описывать их в отдельности не имеет смысла, так как именно (простите) сумма их переживаний отражает общественное настроение таких далёких, но столь хорошо переданных, времён.

    О чём же эта книга? О борьбе двух правд. Человеку религиозному суждено принять только одну... А римлянам эпохи борьбы христианства с язычеством даже не давали выбора, а навязывали мировоззрение верхов. Воистину, читая о людях, потерявшихся в ориентирах, нисколь не виноватых, но пеняемых, коримых за их религию, искренне им сочувствуешь.

    Юлиан, взращенный на идеях христианства, но в детстве сумевший найти доступ к запретным книгам, понял, что ему чужда вера Распятого, и что Боги Олимпа ему ближе, как близка к нему природа земли, но далеки от него небеса. Не буду анализировать эту и самую главную часть романа, у каждого читателя сложится сугубо лично мнение и спор об истине будет бессмыслен.

    Христианам дан очень красочный образ. Их тут есть "на любой вкус и цвет". Искренне верующие аскеты противопоставляются лицемерным мученикам, лезущих на рожон. К сожалению, Юлиан смог увидеть только безбожников, которые не вдумываясь повторяют строки из Священного Писания, которые заучивают бессмысленные молитвы, продиктованными им богословами, у которых в помыслах только хлеб и зрелища, для которых учение Христа - лишь прикрытие для собственной греховности. Эти переживания Отступника переданы просто блестяще, и только когда читаешь (в сторонних источниках) о некой автобиографичности оных, понимаешь, как Мережковскому это удалось.

    Читать полностью
  • trouble_maker
    trouble_maker
    Оценка:
    7

    первая и, на мой взгляд, лучшая книга трилогии. в ней много философии, но читается легко и с удовольствием.
    в романе противопоставлены 2 "правды" - аскетическая (христианская) и плотская (языческая).
    в романе христианство представлено, как религия абсолютного добра, которое не достижимо на земле по причине отстранённости этой религии от всего земного. по Мережковскому, Христос и жизнь непримиримы.
    Юлиан стремится к гармонии духа и плоти, поэтому ни христианство, ни язычество не могут устроить его полностью. Противопоставление плоти и духа одна из основных тем романа. Жизнь Юлиана (да и жизнь вообще) - постоянный конфликт двух вышеназванных начал...

    роман безоговорочно понравился. он одновременно и исторический, и символический, и философский. он написан хорошим языком. оставляет приятное "послевкусие".
    скромно позволю себе порекомендовать: с "Юлиана Отступника" идеально начинать знакомство с творчеством Мережковского.

    Читать полностью
  • Orezt
    Orezt
    Оценка:
    6

    Первая часть гениальной трилогии Мережковского. Не очень известный у нас, но, как по мне, один из наиболее выдающихся писателей России, всю жизнь посвятил теме противоборства двух начал в человеке. Их названия крайне условны. Для Достоевского это было борьба Бога и дьявола, для Ницше - Апполона и Диониса, для Дмитрия Сергеевича же - "христианского" и "языческого". По сути, практически всё его творчество посвященной этому противоборству и наиболее ярко оно выражено в первом жизнеописании "Христа и Антихриста".
    Юлиан Отступник, великий римский император, который, подобно многим утонченным душам мыслителей, жил в прошлом, скучал о былом времени, как о давно покинутой родине и скорбь его становилась тем ярче, чем ясней приходит осознание того, что он не сможет повернуть время вспять. Кто-то менее могущественный должен просто смириться с этим досадным фактом, но "император мира" может попробовать остановить неизбежное движение человечества в христианское средневековье. Но его попытки сопротивляться течению времени, приводят только к еще более жестоким разочарованиям.
    То, что позже, после отжившего свой век христианского аскетизма и самоограничения, удавалось Лоренцо Медичи, было просто не под силу сделать Юлиану. Дионисовы мистерии, языческие обряды, античные храмы... всё выглядело как попытки воскресить уже покрывающихся тленом древних богов, Как послушные марионетки, они делали то, что приказывал им дергавший их за нитки, но зловонный запах разложения никуда не пропадал.
    Юлиан был слишком непокорным чтобы смириться, но слишком проницательным чтобы не понимать отчаянность своего предприятия. Как мифичный сизиф, он катит вверх свой камень, понимая, что он неизбежно упадет с горы, но тем не менее не может не катить, не может просто сдаться и оставить борьбу против собственной тени. Даже понимая тщетность своих усилий, он, с отчаяньем загнанного в угол зверя, начинает кидаться на своего воображаемого врага тем бесстрашней, чем отчетливей понимал его непобедимость. В конце, после самого смелого и безрассудного последнего броска, он должен был признать то, что понял гораздо ранее: "ты победил галиелянин". Борьба внешняя была только выражением той страшной борьбы душевной, борьбы с самим собой, от того безнадежной, которую проиграл Юлиан, которую будут проигрывать все, кто будет неспособен понять что цель этой борьбы вовсе не в победе одного из соперников.
    Особенно ценен этот роман, за тот потрясающе объективный и правдивый взгляд, с которым русский символист смотрит на христианство первых веков. Картины того, как уважаемые, мудрые старцы перекрикивают, кидаются друг на друга, как свора петухов, сбивают всю ту спесь с Вселенских соборов, с которым принято на них смотреть через розовые очки "христианской мудрости". То, как религия миролюбия и терпения заставляет своих адептов рушить и уничтожать всё инакомыслящее, всё им непонятное, показывает что масса, остается массой не важно какие верования им будут мнимо руководить - у них остается только один закон - закон толпы.
    Мережковский с удивительной глубиной вглядывается в мечущуюся душу римского императора сквозь призму веков. Этот талант, который был смешан с результатом долгих часов в библиотеках, дал по-настоящему подлинный шедевр мировой литературы.

    Читать полностью
  • viktork
    viktork
    Оценка:
    4

    Интереснейший персонаж, роскошный матриал, но написано как-то вяловато, в стиле Мережковского, который Розанов беспощадно высмеивал.
    Обдумывал тему. но не чувствовал ее, как "живую"