Книга или автор
4,0
28 читателей оценили
257 печ. страниц
2019 год
16+

Глава 2
Прирожденный пилот

Это был его третий вылет. Сегодня ему доверили штурвал управления истребителем. Чарли Ворон, прослуживший на «Ястребе Пустоты» шесть с половиной лет, говорил, что он прирожденный пилот, и машина слушается его, как влюбленная по уши девушка. И Илья Давыдов ему верил. Чарли – мужик толковый, опытный, про него все говорили, что он родился в кабине истребителя. А уж сколько часов он налетал в Пустоте, не сосчитать. Корсары говорили, что если все его полеты сложить вместе, то года полтора получится точно.

Сколько всего интересного узнал Илья Давыдов за последнее время. Невероятным образом он оказался перемещен из двадцать первого века в тело приговоренного к смертной казни свергнутого звездного короля Имрана Октарского.

Новое увлечение командира не всем «донникам» нравилось.

Сэм Крупп говорил, что «птицам – крылья, а волкам – когти», что следовало понимать как каждый знай свое место под солнцем.

Рэм Горюнов все больше отмалчивался, но его молчание жалило куда больнее, чем самая едкая критика.

Сервин Тулх, казалось, даже не заметил, чем занимается капитан. Вместе с Шуаном Ури он днями и ночами пропадал в информационной сети. Они постоянно что-то искали, исследовали, перестраивали. Отчего порой посреди ночной вахты вдруг начинала реветь сирена тревоги, включалась пожарная сигнализация, и в каютах случался водопад. На все жалобы экипажа ломщики разводили руками и говорили, что модернизируют систему безопасности корабля, слишком она устарела.

Фома Бродник поддержал командира. «Желание летать в Пустоте вполне естественно, и надо как можно больше полезных навыков приобрести. Кто знает, что может пригодиться в грядущей битве», – считал он.

Карен Серое Ухо все больше ворчал. Вокруг столько дел и проблем, которые требуют участия капитана, а он в Пустоте болтается, как какой-то сопливый курсант.

Илья Давыдов понимал Карена Серое Ухо, но не мог отказаться от штурвала пилота. Решению текущих проблем он уделял должное количество времени. Так что на сон оставалось в лучшем случае часов пять-шесть. Никогда еще Илья не чувствовал свою жизнь такой насыщенной и полноценной. Но он нуждался в полетах в Пустоте не только ради удовольствия, но также и для того, чтобы сконцентрироваться и без свидетелей и советчиков принять решение по тому или иному вопросу.

Чарли Ворон называл истребитель ласково «птаха» и облизывал его со всех сторон круглые сутки. Он постоянно копался в двигателе, проверял систему «даль-разгонника», чистил и холил машину, словно она и вправду являлась живым существом. Такая преданность делу очень нравилась Илье, именно поэтому он обратил внимание на Чарли, когда выбирал себе инструктора.

В четвертом ангаре второй палубы стояли десять истребителей. Всего на «Ястребе Пустоты» располагалось сорок машин, что весьма много для корабля такого класса и очень мало, чтобы вступить в открытое противостояние с крейсером ВКС Поргуса. Об этом Чарли Ворон рассказал Илье в первый же день знакомства, когда проводил экскурсию по кораблю.

Илья спустился в сопровождении Фомы Бродника и Карена Серое Ухо точно к назначенному сроку. Двенадцать часов дня по корабельному времени. Друзья обычно никогда с ним не ходили, но тут увязались, так как некоторые вопросы остались нерешенными, и их надо было срочно закрыть.

– Мы уже достаточно отошли от Капитолия. Пора прыгать. До Трувима еще четыре недели полета. Предлагаю установить посменную вахту. Половина «донников» бодрствует, другая спит, потом меняемся. И разбавить наших ребят техническими службами из корсаров, – говорил Карен Серое Ухо.

Несмотря на все договоренности, он продолжал не доверять бывшим соратникам капитана Вульфара. Косо смотрел на них, старался не допускать ни до чего серьезного, что создавало проблемы. Поскольку всю работу бывшие «донники» делать не могли. Это было физически невозможно.

– Составь график вахт. В прыжок уходим завтра. Вахты должны быть составлены равноценно из «клейменых» и корсаров. Никаких притеснений. У нас заключены договоры. Те, кто остался с нами, готовы работать на нас. Так что не надо заранее людей обижать, – распорядился Илья Давыдов.

– Ты уже решил, когда Имран Октарский объявит всему миру о своем воскрешении? – поинтересовался Фома Бродник.

– Не время пока. Нельзя с голым задом псов голодных дразнить. Сначала сил накопим, а потом можно уже и на рожон лезть.

– Куда лезть? – уточнил Карен Серое Ухо.

– Не важно. Мы должны прощупать почву. Узнать, какими силами располагает Союз Возрождения и когда он сможет выступить. Для этого назначь Сове встречу на вечер. Поговорим и все обсудим.

– Для остального мира понятно. Но экипажу «Ястреба» надо бы заранее все сказать. Они должны знать, в какую авантюру оказались втянуты.

– Устроим общее совещание «клейменых» и командиров экипажа после того, как прибудем на Трувим. Не думаю я, что в их жизни что-то поменяется. Они наемники. Их цель заработать денег. А какими способами, не так важно. И если у них нет личных счетов к Имрану Октарскому, они пойдут под наши флаги.

В ангаре его уже ждал Чарли Ворон. Он сидел в кабине пилота на пассажирском кресле и усиленно набивал пальцами на клавиатуре проверочные команды одну за другой. Сегодня Илье предстояло самостоятельно пилотировать истребитель, и он сильно волновался. Все предыдущие вылеты он работал вторым пилотом, а по сути просто держал штурвал в руках. Ворон изредка позволял ему перехватить управление, но держал руку на пульсе. Сегодня же ему предстояло познать Пустоту самостоятельно. Да, Ворон никуда не денется. Он будет все так же сидеть рядом, и если что-то пойдет не так, подстрахует. Но сегодня Чарли – второй, он на подхвате. Это так заряжало бодростью, что Илья взлетел в кабину пилота, оставив друзей.

– Мы скоро вернемся, – пообещал он.

– Очень на это надеюсь, – проворчал Карен Серое Ухо. – Смотри, Ворон, ты за него головой отвечаешь.

– Не извольте беспокоиться. Сделаем все в лучшем виде, – пообещал Чарли Ворон.

Илья закрыл за собой дверцу, включилась система герметизации. Теперь им не страшен и сам вакуум. Запуск предстартовых программ, проверка всех систем. Отлично. Всё работало. «Птаха» готова к вылету. Машина покатилась в шлюзовую камеру. Фома Бродник и Карен Серое Ухо проводили ее взглядами и отправились по своим делам.

Когда машина оказалась в шлюзовой камере, началась откачка воздуха. Поступил запрос с диспетчерской: «К вылету готов?»

Илья тут же ответил: «Готов».

– Команда на старт! – Зажегся зеленый свет.

Диспетчерская давала добро.

Илья запустил двигатели и начал разбег. Шлюзовая камера раскрылась, и истребитель покинул корабль.

Миг отрыва и падения в Пустоту. Каждый раз у Ильи замирало сердце. Ведь Пустота, она повсюду. В этом мире не было ни верха, ни низа. Вокруг одна всеобъемлющая Пустота, заполненная мириадами далеких огоньков, до которых, казалось, нельзя долететь, но это лишь обманчивая видимость. Пускай и не за пять минут, но все же через прыжок можно было достичь любой точки галактики.

Истребитель стремительно рванул вперед. И вот уже родной звездолет оказался далеко позади, до него теперь лететь и лететь. В первом полете Илья его даже потерял из виду и пытался найти на экранах и прозрачной сфере, накрывающей кабину. Чарли Ворон тогда повеселился, наблюдая, как капитан вертит головой, словно школьник в планетарии. Наконец он смилостивился над новичком и вывел на экран изображение корабля, который выглядел, как крохотный стальной цилиндр, зависший посреди бескрайнего черного моря. Чарли Ворон объяснил, что в истребителе стоит система возвращения. И если по каким-то причинам пилот потеряет контроль над кораблем или сам выйдет из строя, умная машина вернется назад в гнездо.

Илья уверенно управлял «птахой». Он собирался облететь «Ястреб Пустоты» на значительном удалении, после чего загнать машинку в стойло. Он уверенно вел корабль, наращивая скорость, и упивался полетом. На пульте управления мелькали цифры, показывая расстояние, отделяющее их от гнезда, и цифры выглядели устрашающе. В прежней жизни, чтобы преодолеть подобное расстояние, ему потребовалось бы гнать на машине не меньше месяца по пустой трассе. А сейчас достаточно нескольких минут.

Илья уверенно вел корабль, отслеживал показания приборов, не забывал наблюдать за окружающим пространством. Космические пейзажи впечатляли. В то же время он обдумывал предстоящий разговор с Совой. От того как пойдет беседа, зависит их дальнейший путь. Пока что все разговоры о Союзе Возрождения носили скорее теоретический характер, теперь настала пора действовать. Если они хотели вернуть Имрана Октарского к жизни, то надо тщательно спланировать эту акцию. А для этого он должен знать, какими силами располагает.

Полет прошел незаметно. Илья даже не успел им в полной мере насладиться. И уже после того как корабль вернулся в ангар, он испытал сожаление, что все так быстро закончилось.

– Капитан, вы прирожденный пилот. Никогда не видел, чтобы человек на третьем вылете так чувствовал машину, – похвалил его Чарли Ворон.

– Кончай мне льстить, – приказал Илья.

– Какая уж тут лесть. Чистая правда. Завтра повторим?

– Завтра мы отправляемся в прыжок. Инструкцию ты получишь сегодня вечером на терминал. Так что пока полеты откладываются. Вернемся к ним, когда доберемся до Трувима.

– Слушаюсь, капитан, – бодро отсалютовал Чарли Ворон.

Илья распрощался с наставником, выбрался из кабины пилота и направился к лифту. Через пять минут он входил в свою каюту, находящуюся на втором уровне, недалеко от капитанской рубки. Когда-то эти апартаменты принадлежали капитану Вульфару. Теперь здесь жил он. Надо немного отдохнуть перед встречей с Совой.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
260 000 книг
и 50 000 аудиокниг