Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Оправдание

Добавить в мои книги
193 уже добавили
Оценка читателей
4.4
Написать рецензию
  • rhanigusto
    rhanigusto
    Оценка:
    51

    …дорога без возврата…

    …роман «Оправдание» — первый опыт выступления в тяжелой весовой категории журналиста, поэта и колумниста Дмитрия Быкова. Внутри текста, некто с говорящей фамилией Рогов, ведёт расследование обстоятельств исчезновения собственного якобы расстрелянного в 38-ом деда, которого якобы видели в 48-ом. Сюжет тут, впрочем, вторичен. «Оправдание», как и множество текстов начала нулевых, очень ретросоветский роман. Плоскостей повествования две. Одна находится в России конца двадцатого столетия, другая — охватывает СССР непосредственно в пред- и поствоенные тридцатые-сороковые. Быков старательно избегает любых конструкций, в которых требуется пристрастность. В отличии от, допустим, того же Проханова. Время существования Красной Империи в романе подано словно в дымке, сквозь мутное стекло и растрескавшуюся желтизну выцветших фотокарточек. Темпоральные пространства тесно переплетаются: одноглазые женщины, деды-внуки, несколько проекций одного и того же посёлка, карманные зеркальца и шифрованные стихотворения присутствуют одновременно сразу в нескольких воплощениях…

    …«Оправдание» — текст взаимоисключающих парадоксов. Во-первых, с каждой новой главой — да что там! — с каждой страницей словно включаются дополнительные мощности, запускаются скрытые до поры от читательского взора производственные линии; раскаляют текст добела невидимые роторы-двигатели. Словеса высекают искру друг об друга. Роман разгоняется, будто паровой локомотив. Да так, что аж винтики точек-запятых из шпал предложений выскакивают. Но, вместе с тем, тут очень, в хорошем смысле, ровная и спокойная композиция. Все события и диалоги чётко структурированы и проистекают друг из друга на вполне законных логических основаниях. А в качестве антитезы композиционной стойкости, отличительной чертой тут является непредсказуемость. Предугадать, куда укажет вектор нарратива, довольно проблематично; причинно-следственные связи у романа не то, чтобы совсем уж уникальные, но подчиняются своим собственным законам…

    …бессистемная и бессмысленная деревня блаженных глухонемых здесь противопоставлена жёстко структурированной коммуне мазохистов-членовредителей. Хотя, «противопоставлена» — не совсем верное определение. Взаимоисключаемость здесь ложная. Вроде того, как в Советском Союзе секса не было, а дети и супружеские измены появлялись с завидной регулярностью. «Оправдание» вообще целиком и полностью происходит в СССР. Даже — и особенно! — те главы, которые как бы в России конца девяностых с гражданином Роговым в главной роли. Номинативная метафора «Рогов-Быков» не сказать, чтобы очень уж изящная. Но со своей задачей — спроецировать фокус героя с читателя на автора — справляется качественно и наверняка. Герой воплощает в себе каждого, подвергшегося воздействию разрушительного импульса вселенской катастрофы; любого, сметённого чудовищной мощью ударной волны злокозненного конца времён. Когда в одночасье тысячи, миллионы тонн материи великой сверхдержавы исчезли за горизонтом событий невидимой чёрной дыры. Несколько поколений лишись детства, юности, зрелости и других, не менее дорогих и важных жизненных отрезков. История, как водится, в очередной раз была переписана под аккомпанемент грохота рушащихся скрижалей. И сотни миллионов в одно мгновение осиротели, утратили собственную страну. Суровую, но такую родную…

    …непременно прочтите до конца. Рассказывать нельзя — там всё самое густое и жирное; насыщенный, естественный предел. Читайте Быкова, читайте. В двадцать первом столетии мало кто на Руси сейчас пишет таким сгущённым слогом. Концентрированно, но широко и интенсивно. А по достижении финала возникает то чувство, знаете ли, когда у фокусника из рукавов и брючин высыпаются разорванные колоды карт и задохнувшиеся голуби, на голове вместе с шевелюрой пылает цилиндр, а распиленная пополам девушка тихонько, дабы не шокировать зрителя, просит вызвать скорую…

    Читать полностью
  • Tanka-motanka
    Tanka-motanka
    Оценка:
    28

    Надо было бы прочесть "Орфографию" и перестать себя насиловать, но про эту книгу мне тоже сказали - хорошая она и вообще верная. Ну, думаю, раз хорошая и верная - надо читать. Читать решительно надо - если хочешь себе пропороть что-нибудь, забиться в угол и там завыть. Потому что правда - она, видимо, вся такая; вероятность таких исходов - на 146% выше, чем каких-либо других. Это в "Орфографии" все было такое щемящее - как антоновские яблоки в чае, когда ты сидишь на даче, печку начинаешь топить заблаговременно, читаешь толстый томик и все так грустно, но не безысходно, потому что хотя бы красиво.
    В "Оправдании" утеряно это "хотя бы красиво", там вообще все утеряно, кроме правды о том, как оно часто бывает. Почти всегда бывает, как эта вся жизнь либо делится на невнятную кашу, которую учишься проталкивать в пищевод, а потом ничего другого и не можешь уже проглотить, потому что жевать разучился и подавишься наверняка, либо ты себя терзаешь ежедневно, но зато полно живешь - а по-другому никак, не предусмотрено ни самой Россией, ни русским духоустройством.
    Какое счастье, какая гармония, какие дачи и томики, уберите все это мещанство, либо Чистое, либо Москва со своими "йийичками" - и все мерзко по-своему, и видишь себя тут и там и не знаешь, что гаже.

    Читать полностью
  • Emotional_Decay
    Emotional_Decay
    Оценка:
    9
    Главный герой романа, молодой человек по имени Рогов, ищет оправдание репрессиям тридцатых годов, из-за которых в своё время бесследно пропал его дед Иван Скалдин.
    Сначала автор предлагает метафизическое объяснение в духе государственного «вампиризма»: мол, имперскую праздничность тридцатых годов только и могли подпитывать непрерывным отбором веселых и сильных людей, исчезавших неизвестно куда. Однако, позже находится более рациональное объяснение террору. Якобы не всех Отечество банально расстреляло, особо выносливых ссылали в Сибирь, в спецлагеря, где ковался человек Будущего. И будто бы в стране параллельно существовало две армии. Мирная, где служат идиоты – основная, парадная и нарядная. Вторая армия – резервная, на случай войны, из смертников.
    Роман называется «Оправдание», потому что герой пытается оправдать Сталина и его репрессии. Как и любой современный здравомыслящий человек, он не может понять беспричинн6ой жестокости, и пытается её объяснить, оправдать чем-то. Но жестокость не ушла со смертью Сталина. Она продолжает жить в армейской «дедовщине», в обрядах сектантов. Она принимает других формы и, конечно же, не имеет государственных масштабов.
    И сколько ни оправдывай жестокость, объяснения и оправдания с точки зрения нормального человека, ей нет. Оправдание – это гибельный путь. Неудивительно, кстати, что главный герой заканчивает свою жизнь в болоте.
    Очень хорошо выписаны персонажи, шикарный русский язык, метафоры очень красивые и емкие. И еще – этот роман для меня много пищи для размышления. Да и концовка позволяет развернуться воображению.
    Читать полностью
  • Bashmetka
    Bashmetka
    Оценка:
    9
    Вынули душу, копались в ней вонючими пальцами, плевали в неё, гадили, а потом сунули обратно и сказали: "Живи". Ольга Берггольц

    «Живи, как хочешь, как сможешь… Если вообще сможешь…» - с этим девизом пришлось как-то существовать всем тем, кто остался жив после страшных 30-х годов. Что это было? Зачем? К чему эти реки крови, слез, боли? Репрессии коснулись каждого в предвоенной стране, и даже не поворачивается язык сказать, что кого-то лишь косвенно. Нет, всех. Огромной махиной с гигантскими колесами прокатились сталинские чистки по спинам людей. Без объяснений. Без видимых поводов для простого обывателя. Безжалостно. Хладнокровно. (Откуда только взялось такое количество «кадров» на службе у Верховного, выбивавших абсурдные признания у растерянных, ничего не понимающих людей, выдернутых из своих постелей, рабочих мест, уютных квартир? Откуда столько людей с «выключенными чувствами»? Для меня загадка.)
    Следы от колёс на спине и у главного героя романа Рогова, живущего уже, казалось бы, в совершенно другое время и даже в другой стране (90-е годы). Эти следы, наверно, на спинах всех нас даже сейчас, в другом веке живущих. Студент истфака, замкнутый, но с активной внутренней жизнью, пытается найти ответ на самый страшный и трудный вопрос - «ЗАЧЕМ???» или, синонимично, «ПОЧЕМУ???». Зачем в 38 году пропал без вести его дед, трудящийся на благо Родины агроном? Зачем осталась без отца его мать, вынужденная стать взрослой намного раньше, чем положено, так как бабушка медленно, но верно сходила с ума? Это боль его семьи. И, шире, это боль его видоизмененной страны. Как у историка, у него масса информации на сей счет. На вопрос должен был найтись хоть один более или менее логичный ответ. И он ищет этот ответ. Он цепляется за странные сведения, обрывочные, неподтверждённые, нелогичные, и пытается выстроить теорию, не вызывающую никакого доверия у нас, читателей...
    Я даже засомневалась – стоит ли читать дальше? Нельзя так обращаться с такой темой, на мой взгляд. В слишком многих семьях ещё остра боль от воспоминаний. А тут – фантазии автора. Святотатство. Но я продолжила. Хороший язык не дал оторваться. Да и просто, это же Быков…
    Итак, Рогов искал ответы. Добывал информацию, заставляющую содрогаться от ужаса. Искал доказательства в виде поселка Чистое. Попадал в странные населённые пункты со странными людьми, ведущими, мягко говоря, странный образ жизни.
    Я всё думала – как же удастся Дмитрию Львовичу «вырулить», не уйти в фантастику окончательно, не разочаровать меня? И ему удалось. Эпизод с последним Чистым ожидался, конечно, немного более ярким, но всё же…
    Ох, т-щ Сталин, сколько же вы после себя наследили-то, сколько нагадили… Нам ещё не одно столетие разгребать… А вот некоторые, такие как Рогов, пытаются даже оправдать то, что вы натворили. Оправдать, конечно, не в смысле «простить», а в смысле «объяснить». И то, что с Роговым стало – это тоже ваша вина. Вы загнали миллионы людей в беспросветную тьму с отсутствием всяческого смысла. И это аукается даже сюда, в 21 столетие.
    И самое страшное, самое главное, что хотел (не зря надеялась!) сказать Быков своим романом – что нет никакого оправдания, никакого смысла, никакой идеи. Ничего, что могло бы оправдать столько загубленных человеческих жизней. Н И Ч Е Г О!
    Страшно! И тема страшная! И смерти страшные! И жизни у оставшихся тоже были страшные! И личность эта в нашей истории страшная! И думать, читать, знать об этом нужно.
    Как сказал бы персонаж без ноздрей во втором Чистом: «Вот твоя зарядка на сегодня!». Читайте и поймете смысл фразы, и, думаю, получите массу впечатлений в целом от прочитанного.

    Читать полностью
  • Velary
    Velary
    Оценка:
    9

    Роман, в котором с каждой новой главой открываются следующие плоскости реальности... или безумия.

    Попытка найти смысл в репрессиях тридцатых годов, высший смысл, который оправдал бы весь ужас происходящего:

    Проверить, Слава, проверить. Не пересажать, а всех посмотреть на свет. <...> Да чтобы выбрать кого надо, смешной ты человек! Ну как ты в обычной жизни выберешь кого надо? Нешто тут человек на виду?

    Что характерно, в странную, нелепую казалось бы теорию сразу верит человек, сразу находит ей подтверждения! Ты и сам начинаешь думать, что ведь могло быть! ведь тогда, значит, всё это не зря было!

    Но правда в том, что нет никакого оправдания, нет и быть не может. И с этим придётся жить.

    Написано гениально; ужасно, больно, страшно - но гениально.

    Читать полностью
  • Оценка:
    прекрасный язык и выдумка хороша