«Структура реальности. Наука параллельных вселенных» отзывы и рецензии читателей на книгу📖автора Дэвида Дойча, рейтинг книги — MyBook.
image
  1. MyBook — Электронная библиотека
  2. Библиотека
  3. Дэвид Дойч
  4. Структура реальности. Наука параллельных вселенных
  5. Отзывы на книгу «Структура реальности. Наука параллельных вселенных»

Отзывы на книгу «Структура реальности. Наука параллельных вселенных»

4 
отзыва и рецензии на книгу

Deny

Оценил книгу

Благодарности.
Я благодарю всех и всё, что привело меня к этой книге. Судей Долгой прогулки и Анаис, переводчика на русский, чуваков, которые оцифровали и выложили в открытый доступ русское издание книги, всех предков, которые вовремя встретились и не встретились, все события, которые сложились и не сложились. Особая благодарность моему неврологу за правильные колеса, которые дали мне достаточно энергии, чтобы прочитать этот труд.

Рецензия.
Структура реальности и структура меня схожи, ведь я тоже часть реальности. Хотя, какая я? И вообще, кто я? Одна я вполне себе понимает и может на пальцах разъяснить, что такое эмерджентные явления и ей для этого не надо читать Дойча; другие я придерживаются позиции индуктивизма/солипсизма и Дойч их не переубедил, а почти те же я из "соседних" вселенных признали свою неправоту и теперь исследуют мир с позиции поиска лучших для настоящего момента и подтвержденных теорий; еще какая-нибудь я в санбенито неопределенного цвета клятвенно отрекается от приверженности Дойчу; а еще одна и вовсе читать не умеет. Я - та, которая пишет сейчас этот текст, мучается головной болью и радуется, что книгу дочитала . И меня еще великое множество, все я в разных мирах и (вероятно) никогда не познакомятся между собой.

Мрак в моей голове темен почти также как черные дыры, а голова болит от попыток понять не понятное и осознания, что читать такую книгу без базиса как минимум неразумно.

Я знаю, что ничего не знаю. Я понимаю, что ничего не понимаю.
И оба эти утверждения ложны.

Я знаю, что время в нашей вселенной течет не равномерно. Я теперь знаю, что существование параллельных вселенных можно доказать с помощью фонарика, Карл, фонарика!!! (Да, а Карл - это мем, т.е. реплицируемая в определенной среде идея (шутка)).

Я, блин, теперь знаю, что те чуваки из сказок, которые потусили ночь с прекрасными фейками или пробухали ее с непонятным перцем, а наутро обнаружили, что прошло сто лет, побывали в виртуальной реальности.

Короче, поумнела - не передать как, из головы опилки лезут как у Страшилы Мудрого.

Я поняла, что путешествия в прошлое возможны, но это будут путешествия в другие вселенные и я там буду не совсем я, хотя для я из той вселенной я, которая я, будет не совсем она. Я даже немножечко поняла теорию пространства-времени, а также то, что совсем не фига не поняла о квантовых компьютерах. Зато отлично поняла идею связанности всего со всем и главенстве физики в науке, а главное усвоила - идею фундаментальности знания и уже как следствие - жизни.

Но главное, теперь у меня есть возможность считать, что в одной из вселенных (непременно прекрасной и экологически чистой) я богата как Крез, красива как новорожденная Афродита, здорова как молодой бронтозавр, и счастлива до радостного повизгивания.
Ну и х***я же это.

P.S. читая, периодически ощущала себя на безумном чаепитии с Алисой, Кроликом и Шляпником.

P.P.S. в то время, когда читала, узнала, что в квантовой физике в закрытых квантовых системах относительно небольшого, но макроскопического размера — сантиметры и даже метры снижение энтропии может происходить без передачи энергии — за счёт квантовой запутанности. И меня безумно прет от зависимости запутанности и снижения энтропии.

Р.P.P.S. А еще в какой-то вселенной я - ельф :)

16 декабря 2017
LiveLib

Поделиться

KillileaThreshold

Оценил книгу

В одной из теневых вселенных профессору Дэвиду Дойчу нездоровилось. Он присел на диван и, выдохнув, уставился в стену. Пульс рваным ритмом бился в висках, перед глазами мельтешило. Окружающие предметы расплывались и плавились. Картина на стене окончательно потеряла свои очертания, но Дойч попытался сфокусироваться на ней, и ему это как будто удалось. Он даже стал различать мельчайшие детали, хотя давно и прочно страдал близорукостью. На картине творилась какая-то фантасмагория.

– Утрись, Пуанкаре, ты в пролете, – нагло дразнились химеры, по-бандерложьи кривляясь и высовывая языки в попытке превзойти одного великого физика на его самой известной фотографии.

– Долой квантовые флуктуации! – издевательски пробасил сфинкс, прежде чем растаять в воздухе.

– Эйнштейн – наш жупел, – пророкотал апланадор, плавно передвигая свою зеленую тушу и постепенно исчезая в тьме, наплывающей на него пятнами.

Одинокий кентавр выразительно сплюнул и пробормотал ему вслед:
– Какого черта! Что за дребедень?

Тьма надвинулась на него и нестройно запела на разные голоса:
– А мы – фотоны. Теневые фотоны. Из параллельных вселенных…

– Тудыть твою в качель, – восхищенно закатил глаза кентавр. – Даже не из другого измерения, а вот сразу из параллельных вселенных? Покарай меня интерференция! Накрылись волновые свойства, побегу обрадую Де Бройля.

И рысью устремился за нарисованный горизонт, фальшиво напевая:
– Бритва брата Оккама-а-а режет как по линейке-е-е…

Потом наступила полная темнота.

Первое, что увидел после этого Дойч, было чье-то лицо. Достаточно молодое. Чуть удивленное. Пристально таращившееся на профессора.

Лицо моргнуло и с неприкрытым любопытством поинтересовалось:
– Ну как?

– Что «как»? – раздраженно переспросил Дойч. Откровенная фамильярность лица ему сразу не понравилась.

– Вы же сами хотели, профессор, оценить в действии наш генератор виртуальной реальности.

– Реальности?! – воскликнул Дойч, резко садясь. – А что из увиденного мной имело к ней отношение?

– Это одна из последних разработок, – чуть обиженно проговорило лицо. – Имитация инфекционного воздействия на организм с эффектом лихорадочного бреда. Вирусы и их влияние на сенсорную систему человека вполне себе реальны.

– Мало ли что влияет на сенсорику… – начал Дойч и запнулся. – А, впрочем, покажите-ка полный список. Как насчет легкого наркотического эффекта?

– Вы это уже пробовали. На следующей неделе. У меня так записано.

– Я не мог, – сквозь зубы процедил Дойч, убедившись в невменяемости собеседника. – Мне тогда на конференцию надо было… будет… What the heck! Кажется, вам надо лучше следить за своими записями и вообще за порядком в лаборатории. Тем более, у вас тут коты шляются… Пока шел сюда, два раза наткнулся.

– Черненькая такая? Это кошка. Мы тоже сначала думали, что кот, назвали Шредингером. Потом пришлось переименовывать. Теперь ее зовут Матрица.

Дойч досчитал до десяти, вдохнул и выдохнул.

– Если бы использовали гендерно нейтральное имя, к примеру, Дежавю, – назидательно заметил он, стараясь игнорировать сухость в горле, – то и переименовывать не пришлось бы.

– А это зачем? – он недоуменно нахмурился, уставившись на протянутый ему стакан с водой.

– Ну как же… Когда вы на будущей неделе приходили, просили подать вам его сегодня. Через пять минут после выхода из виртуальной реальности. У меня записано.

Дойч опасливо взял стакан. Из воды внезапно вынырнула миниатюрная русалка, недовольная и порывистая. Она бросила презрительный взгляд на профессора, показала язык, потом махнула мокрым хвостом и снова ушла в глубину. Когда волны успокоились, в стакане уже не было ничего, кроме прозрачной жидкости.

Приложение

Несоответствия, противоречия, неувязки

Дойч твердит об идее общности пространства-времени, которой мы обязаны Эйнштейну. Но эту идею развивали Пуанкаре и Минковский. Эйнштейновский вклад здесь минимален, тем более, что Эйнштейн плохо знал математику, в чем сам неоднократно признавался.

Неоднородность существующей вселенной была объяснена квантовыми флуктуациями скалярного поля еще в начале 80-х (Mukhanov and Chibisov, 1981; Hawking, 1982; Starobinsky, 1982; Guth and Pi, 1982; Bardeen et al, 1983). Книга Дойча издана в 1997 году, и его демонстративное игнорирование этой теории применительно к объяснению возникшей неоднородности по меньшей мере удивительно.

Дойч приветствует теорию струн, рассматривающую элементарные частицы как квантовые струны, но в следующей же главе рассматривает фотоны как корпускулы в отсутствие волновых характеристик. И на этом основании объясняет явление интерференции света с помощью привлечения дополнительной сущности – теневых фотонов, прилетевших из параллельной вселенной. Даже вопреки принципам методологии науки, подробно рассмотренным им самим.

“Рассуждение, исходящее из условия своего собственного существования, называется «антропным».” Проблема перевода? В действительности – исходящее из условия существования человека, наблюдателя.

“В результатах Рассела поражало то, что математики считали свой предмет средством получения абсолютной уверенности par excellence через доказательство математических теорем.” У автора какое-то странное представление о том, что все математики являются единым сообществом. А пространные и абсурдные рассуждения, представленные в главе 10, заставляют читателя предположить, что Дойч владеет уникальными телепатическими методами, позволяющими читать мысли всех математиков планеты одновременно.

“Можно ли действительно говорить о том, что евклидов круг воспроизведён в виртуальной реальности в совершенстве в соответствии с нормами математической строгости? Можно. Никто не утверждает, что сама математика свободна от такого рода неопределённостей. Математики могут ошибиться в вычислении, исказить аксиомы, сделать опечатки при изложении своей собственной работы и т. д.” Такой подход к проблеме – «я имею право повторить ошибку, сделанную другим» – не то чтобы ненаучен или нелогичен, а вообще ставит в тупик.

При рассмотрении апории Зенона про Ахиллеса и черепаху принципиальный момент – в том, что бесконечность числа шагов, требуемых для доказательства, введена намеренно и она не доказывает ничего, кроме того, что любой отрезок времени можно разбить на бесконечное число более малых отрезков. Использовать эту апорию как пример противоречия между физической реальностью и теоретическими выкладками неразумно, ведь никакого противоречия там нет.

Рассуждения об интуиции как методе математического доказательства не имеют под собой оснований. То, что человеческая интуиция слишком зависит от ложных восприятий и представлений и не может являться доказательством ни в одном разделе науки, – это общепринятое представление.

“Наблюдатель, который ускоряется или замедляется, ощущает меньшее время”. «Ощущает меньшее время»? Ладно, в целом понятно… но заставляет задуматься о том, не случилось ли где-то ошибок перевода, критичных для понимания изложенных концепций.

“Путешествие в будущее, для которого по существу необходимы только эффективные ракеты, находится на умеренно отдалённом, но уверенно предсказуемом горизонте технологии.” Чересчур оптимистичное заявление. Если говорить о невероятном ускорении, которое должна испытывать ракета, то необходимо подумать, как такие перегрузки может перенести человек. Как известно, кратковременная перегрузка около 9g – это максимум того, что может выдержать человеческое тело.

“Когда в ходе моих исследований основ квантовой теории я впервые осознал связи между квантовой физикой, вычислением и эпистемологией, я рассматривал их как свидетельство исторической тенденции физики поглощать предметы, которые до этого казались никоим образом с ней не связанными.” Все научные дисциплины пересекаются между собой. Это вовсе не означает, что одна из них поглощает другую. Вообще рассуждения Дойча очень часто грешат необъяснимой неаккуратностью и отдают дешевым пафосом.

свернуть
7 ноября 2017
LiveLib

Поделиться

-273C

Оценил книгу

Книга хорошая и во всех отношениях полезная, пока дело не доходит до ключевой идеи - интерпретации квантовой механики в терминах мультиверсума.
Самой ценной мыслью на мой взгляд является идея об "объяснительной силе" научных теорий. Забавен диалог "Башня", ей соответствующий - премилый реверанс в сторону классической философской традиции. Но когда речь заходит о Мультиверсуме, именно этот подход, отстаиваемый автором, как раз и дает сбой! Такая интерпретация квантовой механики
а) ни-че-го не объясняет, поскольку стыдливое "это происходит в параллельной вселенной" сложно назвать объяснением
б) является ужасно расточительной: это самая настоящая ойкуменорея, понос вселенными, когда каждое мгновение их создается бесконечное множество.
Но если не относиться к этой идее, с которой Дойч носится как с писаной торбой, слишком серьезно и опустить всякую научную фантастику типа омега-теории, то в остальном, повторюсь, книга весьма и весьма.

26 апреля 2012
LiveLib

Поделиться

stupin

Оценил книгу

С первых же страниц книги автор отправляет читателя в нокаут. На основе мысленного эксперимента с фонариком, дающим разные интерференционные картины при разном количестве щелей, автор выводит существование множества теневых реальностей, каждая из которых не только равновероятна, но и существует на самом деле.

Но нас так просто не возьмёшь. Автор считает фотон только частицей и для объяснения интерференционной картины привлекает виртуальные частицы - "теневые фотоны", с которыми якобы взаимодействует реальный фотон при прохождении через щель. Однако, в Копенгагенской интерпретации квантовой физики не существует чистых частиц, каждая частица ведёт себя и как волна. Планетарная модель строения атома считается современными физиками устаревшей, место электрона-частицы в этой модели теперь занимает электрон-облако. Это облако представляет собой распределение вероятностей нахождения электрона-частицы в пространстве. В квантовом мире пока частица не провзаимодействовала с чем-то, она может находиться где угодно, а узнать, где она находится, можно только провзаимодействовав с ней. По-моему в этом нет никакой нелогичности. Если бы мы узнали о местонахождении до того, как частица провзаимодествовала бы с чем-либо, то это было бы нарушением причинно-следственных связей.

Если воспринимать фотон как только частицу, то потребуется привлечь для объяснения его поведения какие-то виртуальные частицы, "теневые фотоны" из параллельной реальности, но если объяснять фотон и как волну, то его движение через щели происходит без взаимодействия с чем-либо. А раз так, то надо воспринимать это движение, как движение волны и не рассуждать, через какую из щелей пролетел фотон, а рассуждать о том, какова вероятность прохождения фотона через каждую из щелей. По сути фотон интерферирует сам с собой, т.к. при прохождении через щели меняется конфигурация вероятностного распределения фотона в пространстве.

Если уж автору так нравится идея мультивселенных, то с точки зрения Копенгагенской интерпретации можно согласиться с ним, когда речь идёт о множестве вероятных будущих вселенных, потенциально существующих для одной частицы. Но потом частица взаимодействует с чем-либо и из всех вероятных будущих вселенных одной частицы остаётся только одна, которая превращается в реальную, а все остальные вероятные будущие вселенные так навсегда и остаются в прошлом.

Ещё более наглядно это можно представить как бросок игральной кости. Пока кость падает, для этой кости существует 6 равновероятных будущих вселенных. Когда кость упала, то можно увидеть, что реализовалась только одна из этих вселенных, а все остальные вероятности остались в прошлом.

Впоследствии автор не раз возвращается к этому мысленному эксперименту, каждый раз как бы подзуживая "Карфаген должен быть разрушен" - "существует непрерывно увеличивающееся количество вселенных". Насколько я понял, автор настаивает именно на идее мультивселенной (интерпретации Эверетта) только для объяснения квантовых вычислений. Квантовый компьютер, по мнению автора, интерферирует с собственными экземплярами из других вселенных, так что все экземпляры распределяют между собой вычисления, в итоге порождая в разных вселенных все возможные решения задачи пропорционально вероятности решения. Одно из этих решений, которое может быть и единственным, мы и будем наблюдать в своей версии вселенной. Так как Дойч является автором одного из алгоритмов квантовых вычислений, а также имеются первые результаты в области практического создания квантовых компьютеров, можно заключить, что автор хорошо разбирается в теме квантовых вычислений, а стало быть интерпретация Эверетта имеет право на жизнь.

Вообще же книга не только о квантовой физике и мультивселенных. В ней делается попытка нащупать Теорию Всего, но не в том смысле, в котором её понимают физики, подразумевая под Теорией Всего такую теорию, которая свяжет воедино все виды взаимодействий - электромагнитное, слабое, сильное и гравитационное. В качестве кирпичиков для такой (не физической) Теории Всего автор выбрал четыре теории:

1. теорию многомировой интерпретацию квантовой физики, выдвинутую Хью Эвереттом,

2. теорию вычислительных машин Алана Тьюринга,

3. теорию эволюции Дарвина в её современной интерпретации от Ричарда Докинза,

4. теорию познания - эпистемологию, в формулировке Карла Поппера.

На протяжении книги автор берёт эти теории в различных сочетаниях и объясняет, как они взаимосвязаны друг с другом и что из этого следует. Начинать связывать их друг с другом можно в любом порядке. Книга начинается с теории мультивселенной, а мне проще начать с эпистемологии. Курт Гёдель доказал знаменитую теорию о неполноте, которая утверждает, что не существует полного и логически непротиворечивого набора аксиом для того, чтобы логически доказать любое утверждение или опровергнуть его. Для доказательства утверждений, которые нельзя вывести из имеющихся аксиом, человеческий мозг привлекает новые аксиомы. Но человеческий мозг появляется в результате выполнения организмом программы, записанной в генах. Гены формируются в процессе эволюции, впитывая в себя всё больше знаний об устройстве среды, в которой они живут, и оказывая всё более сложное воздействие на формирование прослойки, через которую они взаимодействуют с этой средой - на тела организмов. Таким образом, организм является физической реализацией машины Тьюринга, которая познаёт окружающий мир. Новые аксиомы эта физическая машина извлекает из физической реальности. Учёный, являющийся машиной Тьюринга, даже не проводящий экспериментов, всё равно привлекает к процессу познания физическую реальность, поскольку он сам является физическим объектом. Поскольку машина Тьюринга - это физический объект, то о вселенной можно сказать, что она обладает заложенной в неё способностью к самопознанию и нет ничего невозможного в существовании искусственного интеллекта. Поскольку физический объект, являющийся машиной Тьюринга, способен ко всё более полному пониманию окружающего мира, он способен предсказывать поведение этого мира, способен его моделировать. Таким образом возможно создать вычислительную машину, опирающуюся на физические принципы, которая будет моделировать внутри себя другие реальности. Поскольку вселенная состоит из квантов, а каждый квант существует одновременно в бесконечном количестве состояний, вся вселенная тоже одновременно существует в бесконечном количестве состояний. В разных вариантах вселенной произошли все возможные варианты событий.

В качестве иллюстрации существования мультивселенной на макроуровне привлекается знаменитый кот Шредингера. Читая в очередной раз про этого кота, на этот раз я задумался о том, почему происходит распад атома, инициирующего смерть кота. Когда читал книгу "Анти-Дюринг" Фридриха Энгельса, там высказывалось умозаключение о том, что покоящаяся материя не может внезапно перейти в состояние движения. На основе этого опровергается вывод о том, что у вселенной существует начальный момент времени, до которого вселенная находилась в покоящемся состоянии. Если покоящаяся вселенная пришла в движение, значит либо её кто-то привёл в движение, либо она и так уже пребывала в движении. Если считать, что вселенная - это по определению всё сущее, то снаружи неё нет ничего и поэтому привести в движение она могла только сама себя. То есть вселенная всегда пребывала в движении и не существует начального момента времени. Время устремляется в бесконечность не только в будущее, но и в прошлое. Если так думать, то и распад атома не может быть случайным, а скорее всего чем-то провоцируется. Я подумал, что источником такого воздействия могут быть нейтрино, которые взаимодействуют с материей очень редко. И в этом предположении я оказался не одинок. На просторах интернета я нашёл человека, который тоже подумал об этом: Внешний фактор радиоактивного распада. Кстати, Дойч считает, что понятия времени вообще не существует, поэтому у вселенной нет ни начала ни конца, ни прошлого ни будущего, а есть только текущий момент, являющийся суперпозицией всех вероятных вселенных.

Поскольку, как размышляет автор, времени не существует, то путешествия во времени могут существовать, но будут представлять собой перемещения в одну из параллельных вселенных, которые могли бы привести к появлению вселенной, в которой мы сейчас находимся. Если путешественник во времени начинает воздействовать на эту вселенную, то он меняет вероятности возникновения производных вселенных. Таким образом он может оказаться во вселенной, которая соответствует будущему проделанных им изменений. Но это не будет новым будущим той вселенной, из которой путешественник отправился в прошлое. Это будет просто другим вариантом той вселенной. Фактически путешествие в прошлое при этом будет представлять собой перемещение между разными вариантами вселенной.

Это была третья прочитанная мной книга из четырёх книг, рекомендуемых Анатолием Вассерманом для формирования целостной картины мира. Не прочитанной осталась только "Сумма технологии" Станислава Лема.

15 марта 2019
LiveLib

Поделиться

Премиум

4.04 
(27 оценок)
Структура реальности. Наука параллельных вселенных

Установите приложение, чтобы читать эту книгу