Христианство. Настоящее

4,0
1 читатель оценил
300 печ. страниц
2019 год
16+
Оцените книгу

Отзывы на книгу «Христианство. Настоящее»

  1. Kassia
    Оценил книгу

    Название, надо сказать, с претензией - то ли о христианстве в настоящем (как вроде бы следует из уточнения названия в скобках внутри книги "Россия, 21 век", но на обложке оно отсутствует), то ли (оно как бы намекает) о настоящем христианстве (а не каком-то там). Но вообще книга любопытная. Особенно было любопытно сравнить ее с книгой епископа Григория (Лурье) "Течение неба", которое тоже вроде как о "настоящем христианстве" и о том, как современному человеку быть христианином.

    Дальше...

    Не знаю, чем занимался редактор книги, обозначенный на последней странице, - наверное, спал. Очень много опечаток, пропущенных слов, иногда даже трудно понять смысл фраз (одну фразу я так и не поняла вообще). Досадно.

    В книге А.Д. больше всего мне понравился первый раздел - о Библии на Руси и в России: много интересного, познавательного и занятного. В общем неудивительно: любой человек лучше и интереснее всего способен написать о том, чем занимается профессионально, библеист - о Библии :) Хотя опять же впечатление немножко странное в том смысле, что автор, хотя и говорит о человеческом элементе в Писании, но при этом все равно вроде как получается, что все это богодухновенно, хотя и изложено неведомо кем в определенных исторических условиях. И потому "для научения полезно". А ничего, например, что в Библии намешана куча всяких шумерских и др. мифов, разве что в переработанном виде? Или что у иудеев первоначально никакого единобожия в нашем понимании не было, для них Яхве был просто самым великим Богом из других богов: вот мы поклоняемя Ему, а другие народы - другим богам, но наш Бог - самый крутой! Я ведь и других библеистов читала ))

    Остальные две части, собственно о христианстве и современных христианах в РФ, тоже интересны, но в целом, как сочинению о христианстве, книге сильно не хватает драйва. Ведь чтобы кого-то в чем-то убедить или побудить реально задуматься, надо прежде всего самому быть в этом достаточно уверенным. А тут автор постоянно словно бы извиняется: ну, я, конечно, не знаю, это всего лишь мое личное мнение/предположение, кто знает, как на самом деле, кто знает, как будет лучше, кто знает, что делать, думаю, что, может быть, можно так... или нужно вот так...

    Может быть, нужно, может быть, можно... а может быть, и не нужно... - Читатель потихоньку начинает зевать, закрывает книгу и спокойненько отправляется дальше по своим делам. В "Течении неба" хотя бы есть драйв, с которым можно или соглашаться, или захочется поспорить, а тут все как-то... слишком гладко, что ли. Т.е. темы-то поднимаются в общем не всегда гладкие и даже иногда совсем не гладкие, но все это так подано, что спорить не хочется, а соглашаться - можно и согласиться с чем-то, почему нет, но делать при этом что-то на практике совсем не хочется.

    Если говорить о том, какая из книг может привлечь т.сказ. "идеологически", то это, безусловно, "Течение неба" - там есть определенная четкость позиции, по кр. мере. Другой вопрос - какого типа людей это может привлечь и что в итоге из этого может выйти, так ли уж что-то хорошее или не очень, но об этом я уже отчасти писала в рецензии. Но, в общем, то, что я писала там: "никакого православия как религии в ее изначальном смысле - реальной связи с Богом - в этой книге нет. Там есть православие как принадлежность к правильной церковной организации (с правильными догматами т.е. и канонами), как жизнь в правильно организованной приходской общине и участие в правильных таинствах, ну и там личная аскетика как-то болтается фоном", - то можно в целом повторить и здесь.

    Только здесь уже нет по сути ни догматики, ни аскетики - точнее, есть, но какая-то странная: А.Д. с одной стороны говорит, что, конечно, православие отличается от других религий и от др. версий христианства, а с другой - говорит о диалоге и молитвах с католиками и пр. Но, пардон, православие как мы его знаем заключается в том числе в признании собственной исключительности как единственной правильной веры, именно потому совместные молитвы с еретиками и иноверцами в нем под жесточайшим запретом и считаются признаком ереси и измены вере - совместная молитва это знак единства веры, а не просто дань дружелюбию. Так св. отцы учили (на которах А.Д. в других случаях - но не в этом - охотно ссылается), за это они умирали, шли в тюрьмы и ссылки итп. А если православные могут запросто помолиться с кем угодно, так зачем им и за православие держаться? Как за "первое среди равных" что ли? или как за "более лучшее"? или просто как за более привычное, в силу того, что для них это традиционная вера что ли? - получается так, а А.Д. меж тем указывает, что "родоплеменное", "национальное", "культурологическое" православие это не есть хорошо... Такое впечатление, что живи А.Д. где-нибудь в Италии, он бы точно такую же книгу о католическом христианстве написал, и было бы у него оно - настоящее.

    Ну, про аскетику в книге мы почти ничего не найдем, равно как и про молитву итп. Давайте не будем слепыми рабами условностей и правил! - говорит автор, но в качестве положительной программы выдвигает разве что вдумчивое чтение Библии как источника указаний, как можно поступать в нынешней жизни, и пресловутую "христоцентричность". Христоцентричности посвящена отдельная глава, но ничего ясного из нее почерпнуть невозможно. Христианин - тот, кто следует за Христом. А почему мы должны следовать за Христом, а не за Буддой или Сократом? - спрашивает автор. Ну, и почему? А непонятно. "Насколько мне Христос интересен?" - тоже интересный вопрос. Я вообще вот не понимаю, что значит "Христос мне интересен". Мне много кто интересен, в т.ч. Сократ и Будда, ну и?.. Что Христос означает "для меня здесь и сейчас"? Тут бы автору сказать что-нибудь о мистической жизни, о перемене сознания (метанойе той самой), но нет. Он начинает говорить о чтении Евангелия и об обвинениях в протестантизме. Потом замечает, что часто православные живут церковной жизнью, молятся, соблюдают все что надо, трудятся над собой, но при этом "ощущают какую-то внутреннюю пустоту". А пустота эта, мол, заполняется только Христом. Главное - "личная встреча с Ним и жизнь в общине, где Он не просто упоминается, а живет и действует". - Замечательно, скажу я, но что это значит на практике? И где у нас такие общины? "Как этого добиться? Не знаю наверняка", - говорит автор. Но, мол, "опыт святых - как раз об этом". Прикольно, что вл. Григорий в "Течении неба" точно так же говорит об опыте святых и пр., но у него, в силу определенного идеологического настроя, это выходит убедительней (по кр. мере для кого-то точно) - как раз в силу специфики этого самого опыта святых, которые были куда больше склонны к бескомпромиссности, а не к туманным пожеланиям в духе А.Д. В чем собственно смысл бытия христианином - точнее, зачем вообще быть современному человеку христианином (а не буддистом или вообще атеистом), - не ясно из книги А.Д. точно так же, как из "Течения неба".

    Ближе к концу А.Д. рассуждает о том, что мы, мол, не знаем, к чему придет православие через 200 лет, "христианство только начинается" итп. Ну, а я, прочтя две книги о смыслах и перспективах православной церкви и православия в мире, написанные двумя умными людьми с во многом противоположных позиций (христианский "фанатик" и противник "интеллигентщины" vs христианский "либерал" и интеллигент), пожалуй, скажу, что я думаю о переспективах православия (будь то в одной или в другой версии): через 200 лет христианство, если и сохранится еще в виде институциональной религии с церквами, духовенством, службами и пр., то или в католической, или в протестантской версии. Православие, если будет продолжать в том же духе (хоть фанатично, хоть интеллигентно, без разницы), исчезнет с лица земли (или просто в силу маргинальности, или слившись с теми же католиками, ибо они по кр. мере научились отвечать на вызовы времени). Впрочем, думаю, это случится гораздо раньше, чем через 200 лет. Через 200 лет институциональные религии вообще исчезнут, а духовная жизнь будет существовать, скорее всего, в виде синтеза современной науки и психологии с элементами восточных религий и, возможно, по местам с элементами местных древних культов (ну, скажем, на Востоке это новая духовность будет окрашена символами и именами тамошних религий, а на Западе - отголосками христианства). Как говорят некоторые, "запомните этот пост" )))