Книга или автор
4,4
698 читателей оценили
326 печ. страниц
2018 год
16+
5

Глава 2. Случайность вторая – пропавшие документы

Общежития в университете делились по факультетам и ремонтировались не одновременно, а в зависимости от того, кто больше бюджет выбьет. Лучше всего получалось у юристов. Они в прошлом году купили новые кровати, заменили шкафы и обновили отделку в секциях. Теперь их общага напоминала гостиницу, а нас они свысока именовали нищебродами. Но радовались недолго, ага. Пить и гулять будущие служители фемиды меньше не стали. Интерьер под натиском обесбашеных перваков лишался свежеремонтного лоска подозрительно быстро. Крошился керамогранит, задирались края обоев под покраску и появлялись пятна на тщательно выбеленных потолках. Вишенкой на торте являлись одиночные акты вандализма, буквально поражающие воображение.

В прошлом семестре тихий с виду хорошист напился до зеленых человечков и, услышав оскорбление от сокурсника, пошел требовать извинений. Испугавшийся до икоты сокурсник закрылся в комнате и смотрел, как от ударов бейсбольной битой разлеталась хлипкая фанерная дверь. Не знаю, кто их разнимал, но юристы потом подписи собирали в защиту хорошиста. Протрезвел, осознал, покаялся. Деканат слезному письму не внял и хорошиста отчислили. Но намекнули, что при желании он мог восстановиться на следующий год.

В нашей общаге экономистов было не так весело, да и ремонтом не пахло уже лет десять. Так и жили в стиле глубокого ретро с будкой вахтерши на входе, давно вышедших из моды стеновых панелях и фикусах в горшках. А вместо турникетов с магнитными пропусками приходилось показывать студенческий билет и возвращаться не позднее десяти, чтобы не будить прикорнувшую на диване вахтершу. Тоска и горе. Я после вечерней работы в кафе будила, отдолбив все пятки об дверь и долго извинялась, задабривая местного цербера шоколадками.

Сегодня, правда, проскочила мимо, не поздоровавшись, и опомнилась, только когда чуть не вломилась в чужую комнату этажом выше своего.

«Замечталась», – хихикнул Индис.

«Мог бы и предупредить», – ворчливо подумала я.

«Куда уж моему слабому голосу до запавшего в душу взгляда Сергея Геннадьевича? Я скоро оглохну от твоей тахикардии. Влюбленность не лечится, но симптомы снять можно».

«Передачу «Здоровье» пересмотрел в выходные? Я скажу Катюхе, чтобы больше не включала эту гадость. Еще мне твоих рассуждений о гинекологии и мужской потенции не хватало».

«А там про такое рассказывают? Срамота».

Я заткнула голос духа хлопком двери и нервно стряхнула босоножки на пол. Катюха, обложившись книгами, готовилась к экзамену и на меня даже не посмотрела. Хрен с тобой, Елизарова, все равно не до тебя. Пока Машка не вернулась из универа со своей трескотней: «ужас, я провалю сессию!», не мешало бы самой поучиться.

Пробегая мимо «кухонного столика» с кружками и печенюшками, я, не глядя, ткнула кнопку чайника. Бросила на кровать платье, влезла в старую футболку и уткнулась в наш общий на троих ноутбук. Ох, чтоб у соседок руки отсохли! Девчонки загадили рабочий стол ярлыками и опять поставили обои с набившим оскомину Джерардом Батлером. Хватит с меня на сегодня брутальных красавчиков, одного банкира за глаза. Я открыла макроэкономику, честно вчиталась, но уже через пять минут поняла, что в пятый раз пробегаю глазами абзац и не помню, о чем там речь. Гадство. Ладно, полистаю ленту, отвлекусь на мемасики и обратно за учебу.

«Сергей Геннадьевич, – змеем-искусителем пропел в уши Индис, – Трансфинанскредитбанк. Хорош ломаться, Загорская, уже я сдох от любопытства. Будь умницей и повторяй за мной: «Окей, Гугл!»

Достал! Дух, конечно, а не проклятый банкир! Хотя оба достали. Сдаюсь, мне тоже интересно, кто он такой. Благо в наше время напрягаться с поиском инфы не нужно. Все есть во всемирной паутине. Я решительно развернула браузер и забила в поисковик название банка. Официальный сайт долго мотылял меня по страницам с рекламой вкладов и кредитов, а среди руководства я патриция не нашла. Обидно. Неужели клиент? Тогда я в обломе. Без названия фирмы я утону в миллионах Сергеев Геннадьевичах.

«А ты поищи на сайте, – подсказал Индис, – так же в окно поиска забей имя и отчество».

Наверное, бесполезно, но могло сработать, если он упоминался среди партнеров или постоянных клиентов где-нибудь в новостях. Я вздохнула и вбила имя патриция в узенькое окно поиска. Оно туда ожидаемо не влезало, как и самомнение Сергея Геннадьевича в оперзал банка. Индюк надутый. Хлыщ богатый.

Да неужели? Целых семь результатов! Гуляй, рванина! Читаем.

«Девятого марта внеочередное общее собрание акционеров ТФКБ приняло решение о присоединении СеверИнвестбанка. На базе объединенного банка будет создан единый универсальный банк. За комментариями к грядущей сделке мы обратились к Конту Сергею Геннадьевичу, куратору от правления банка».

Дальше шли рассуждения текстом о важности слияния, а справа на фотографии красовался надменный патриций в черном костюме. Финиш! Это был не просто банкир, а мега-важный банкир из самой столицы проездом в нашей провинции. Ай, да Сергей Геннадьевич! Не мудрено, что девушка на ресепшн чуть в обморок не упала. Высочайшее начальство как-никак.

«Да уж, такие в соцсетях не водятся», – вздохнул дух, и я с ним согласилась. Члены правления банка не выкладывают в сеть подробности личной жизни и не лайкают фотки грудастых подружек. Зато про них пишут в светских хрониках. Больше мое любопытство в пинках не нуждалось. Я прошерстила десять страниц результатов поиска гугла и выяснила, что пять лет назад Конт Эс Гэ мелькал на пафосных тусовках в столице, а потом резко куда-то пропал. С большим трудом удалось найти упоминание, что уехал с супругой в Италию. Вернулся, значит, через пять лет, чтобы провести слияние банков. Вот и славно. Хорошо, что женатый. Осталось выбросить его из головы и вспомнить про макроэкономику. Однако десяток его фоток я на память сохранила. Не все же на Батлера пялиться.

***

Служба безопасности банка проверила меня за три дня. Криминала не нашли, одобрение высказали и радостная Вероника из ичар разрешила выйти на работу. Первый день в банке, ради которого я угробила свободный день на учебу, к обеду прочно вошел в мой личный топ худших моментов в жизни. Бюрократический ад начался прямо с порога. Вместо постоянного пропуска в помещения банка мне как стажеру на договоре полагался временный гостевой. Который я должна была утром получать у охраны под роспись, а вечером сдавать.

Вдобавок ичар не пускал знакомиться с коллегами, пока я не прочитаю и не заполню гору бумаг. Вероника, цокая металлическими набойками каблуков, отвела меня в переговорную комнату. Кусок синего ковролина отгородили от остального пространства коридора стеклянными стенами. В середину поставили широкий стол и окружили его десятком стульев.

– Читай, не торопись, – улыбнулась кадровичка, положив рядом со мной стопку папок-регистраторов, – на тебя айтишники еще не все допуски сделали, за компьютер только к вечеру сядешь.

Да уж, банк – не река, с голым задом не залезешь. Обязательно обвешают допусками, пропусками, подписками и разрешениями. Но запретов все равно было гораздо больше.

Дресс-код описывался в феерического размера талмуде вплоть до цвета трусов и бюстгальтера. Никаких джинс, футболок и удобной обуви. Пирсинг, татухи и яркий макияж тоже за пределами банка. Интересно, а если я уже с татуировкой, то заставят сводить? Нет, велено прикрыть одеждой. Лишь бы не на лице. Хотя на ладонях тоже нельзя. Нигде нельзя. Так и написано в конце списка: «выражайте яркую индивидуальность не во внешнем виде, а в показателях эффективности работы». Целая философия, чтоб её. И сверху бантик из трех пухлых папок с остальными внутренними правилами банка.

Внимательно я читала разве что информационную безопасность. Требование убирать документы в запирающийся шкаф и блокировать компьютер каждый раз, когда уходишь с рабочего места показалось логичным. И порадовало фактическим разрешением рабочее место покидать. Я боялась, что будет хуже. Прикуют кандалами к ножке стола и надзирателя приставят.

Кстати роль хмурого тюремщика выполняли камеры видеонаблюдения, размещенные во всех коридорах и местах, куда заходили клиенты. Теперь ни чихнуть, ни почесаться и ни подтянуть тайком сползшие колготы. Латентные вуайеристы у них что ли в службе безопасности работали? Это для них требовали не светить красным бельем из-под белой хлопковой блузы? Да пусть подавятся созерцанием моей единички. Лишь бы не пытались лапать, как клиенты кафе. Хотя о чем я? Моральный облик сотрудников тоже косвенно контролировался этическим кодексом и правилами общения с клиентами. Не хватало только ошейника под напряжением, как в фантастических фильмах, чтобы за каждую провинность бил током. Господи, куда я попала?

К обеду Вероника сжалилась и забрала папки с документами, отпустив меня покушать. В оперзал я выходила будто на свободу с чистой совестью. Но только собралась поглубже вдохнуть кондиционированный воздух, как щелчок входной двери ознаменовал второе пришествие патриция. Черт, разве куратор от правления банка не должен сидеть в отдельном кабинете головного офиса? Какого ляда он притащился? Да еще и с пухлой папкой подмышкой. У него там хлыст заныкан, чтобы стегать плебеев и нерасторопных рабов?

Костюм сегодня другой. Брюки однотонно серые, но на пиджаке угадывается тонкий рисунок широкой клетки. Язык чешется назвать ткань английским твидом и сделать книксен, пряча вспыхнувшее румянцем лицо от слишком тяжелого взгляда. Вон какая каша в голове. Рим с патрицием и Англия с твидом.

Однако смотреть на Конта Эс Гэ я, в самом деле, опасалась. Даже без комментариев Индиса почувствовала, как сердце отстукивает учащенный ритм. Дыши, Загорская, глубже и помни, что он женат. Кольца обручального только на правой руке нет. Снял, наверное, чтобы потенциальных любовниц не отпугивать. Влюбится какая-нибудь восторженная дурочка вроде Марины на ресепшене, а он её в койку на ночь и утром с букетом в руках под зад ногой из гостиничного номера. Мы для него все одноразовые. Женился, поди, на дочке олигарха, чтобы приумножить капитал, вот она его в Италию и потащила. А там по магазинам, по магазинам, пока банковский счет в минус не уйдет. Так ему и надо. Бездушная глыба льда с черными глазами.

– Добрый день, Сергей Геннадьевич, – проворковала Марина, расплывшись в смущенной улыбке. – Юрий Федорович у себя.

– Я знаю. Сейчас клиент важный придет, принеси три чашки кофе в премиум-переговорную и операциониста найди мне свободного документы из Кайзера распечатать.

Не говорил, а приказывал, слегка растягивая слова и уничтожая взглядом несчастную Марину. Я бы тоже скукожилась, вздумай двухметровый патриций вот так надо мной нависать, но стажерка молодец. Нарастила шкурку с прошлого визита высокого начальства. Сначала вызвонила по телефону специалиста, вмиг свернувшего работу с документами прошлого клиента, проводила к ней Конта и только потом рванула к кофемашине.

Ох, какое счастье, что я не буду работать с клиентами. Стоило Конту отвернуться и уйти, как меня холодным потом прошибло. Он один стоил двух самых громких скандалистов. Руки до сих пор дрожали и во рту пересохло. Кофе для клиентов, Вероника предупреждала, так что придется пить воду из кулера. Краем глаза, проводив Сергея Геннадьевича в переговорную, я надолго зависла у кулера, смешивая воду из холодного и горячего крана. Добившись комфортной температуры, осушила стаканчик в три глотка и услышала уже надоевший голос с хрипотцой.

– Марина, можно вас?

Неужели кофе без сахара? Или сливки не той жирности? Какую претензию мог сочинить патриций к задыхающейся от служебного рвения стажерке? Разумеется, любопытство помешало мне уйти. Я сделала вид, что все еще пью из давно пустого стакана и уставилась на распахнутую дверь премиум-переговорной.

– Да, Сергей Геннадьевич.

Он снова не дал ей договорить даже свое отчество. Гнев спустился лавиной с горнолыжного курорта и рухнул на плечи Марины убийственно ледяным тоном:

– Кто украл мою папку с документами?

Стажерка стояла ко мне спиной, и выражение её лица комментировал Индис:

«Глаза выпучила, рот открыла. Не знает она».

Еще бы ей знать. Конт таскал папку подмышкой пока Марина кофе делала. Она от шока оправдываться начала шепотом, но все тот же дух суфлером передавал слова:

«Может быть, на пол упала?»

Громко фыркнуть на весь банк или разразиться матами хозяину папки помешало воспитание. Вместо гневной отповеди багровеющий от гнева Конт поджал губы и посмотрел в оперзал поверх плеча стажерки. Я по инерции проследила за его взглядом и вытянула шею. Напрасно, без очков все расплывалось пятнами. Но даже среди пятен не было ничего похожего на папку с документами. Глупо подозревать банкира в криворукости, у таких кусок изо рта клещами не вырвать, а чтобы сам уронил или что-то забыл – нонсенс. Вон как пыхтит самоуверенно. Раз папки нет, значит, украли. По-другому быть не может.

– Ищите, – убийственно тихо ответил Конт и, шагнув к Марине, будто стал еще на полголовы выше. – Даю пять минут. Время пошло.

Побледневшая стажерка со всех ног бросилась к столам операционистов, а я мысленно продублировала Индису приказ найти папку. Не моё собачье дело, знаю, но остановить любопытство невозможно. Любой результат поисков – маленькая сенсация. Или банкир на самом деле забыл где-то крайне важные для него документы или скоро в банк приедет наряд полиции, чтобы разобраться с кражей.

Марина шепнула на ухо операционистке суть проблемы, воздушно-капельным путем передавая панику. Кипиш зарождался шелестом перекладываемых бумаг, шорохом катающихся по полу ножек стула, метр за метром захватывая оперзал. За соседними столами девушки бросались на поиски, а потом одинаково мотали головами: «Нет, у нас нет». Марина заглядывала под столы, поднимала ленты жалюзи с подоконников и от нервов постоянно заправляла пряди волос за уши. На мелодию беспорядка и запах проблем из стеклянного кабинета вышла девушка в брючном костюме и с бейджем на пиджаке. Начальница?

«Сейчас чихвостить своих будет, – хихикнул Индис. – Учи новые позы в искусстве сношения подчиненных».

«Ты нашел?» – оборвала я полет фантазии духа и почувствовала нотки самодовольства в ответ.

«Я не терял. Заметил, куда делась, еще когда папка на виду была. А сейчас глубоко лежит, нужно копать».

Значит, папка в банке. Уже неплохо. Вмешаться с помощью мне все равно никто не позволит, так хоть спектакль до конца досмотрю. Тем более с Индисом в качестве субтитров я не упускала ни единой мелочи.

При полном оперзале клиентов начальница общалась со стажеркой, едва шевеля губами. Операционистки немедленно прекратили поиски и вернулись к обслуживанию физ. лиц и все нафантазированные Индисом кары доставались несчастной Марине.

«Ты уже уволена, – дух передразнивал сдавленное шипение начальницы. – А если папка не найдется за минуту, безопасность тебе такие комментарии к резюме накатает, что не просто к банкам близко не подпустят – пирожками на вокзале торговать будешь».

У Марины плечи тряслись, а мне самой стало жутко от угроз. Вдруг действительно долго папку проищут. Потом все же найдут, как всегда бывает, а девочке успеют сломать жизнь. И ведь никто потом не извинится. Кому тут извиняться? Госпоже «Я состоявшаяся бизнес-леди и супер-ценный специалист не позволю какому-то планктону подставлять меня перед начальством?» Или может самому Конту? Он бровью не повел за все время лихорадочных поисков его документов. Только на часы смотрел, проверяя, укладывается ли стажерка в установленный срок.

«Да я везде смотрела, – захныкал Индис. – Елена Викторовна, может, безопасников попросить по камерам посмотреть?»

«Я попрошу, – поменял тон дух, – а ты ищи. Хоть на карачках ползай. Ты вообще понимаешь, чьи документы пропали?»

Стажерка понимала, но сил бороться не осталась. Сдалась, буквально опустив плечи и по-детски шмыгнув носом. Маленькая, испуганная, беззащитная. И два взрослых человека, две банковские акулы наслаждались её страхом и унижением.

«Что у вас за бардак в отделении?» – голосом Индиса спросил Конт, пройдя через весь оперзал, чтобы лично разобраться с несчастной стажеркой.

«Мы приносим глубочайшие извинения, – залебезил дух, изображая начальницу, – чудовищное недоразумение. Уверяю вас, документы найдутся, а виновных я уволила».

Её заискивающую улыбку я видела даже без очков. Она сверкала фальшивым брильянтом и липла к дорогому пиджаку Сергея Геннадьевича. Сейчас он одобрительно кивнет, и Марину показательно размажут у него на глазах. Сволочь!

Носки моих туфель утонули в ковролине. Не заметила, как отошла от кулера и стояла в зоне ресепшн. Ну, давай, делай что-нибудь!

Конт снова промолчал. Отступил от начальницы, уходя из пятна солнечного света к столам операционисток. Не стал вмешиваться. Отдал девчонку на растерзание. Вот так походя из-за каких-то документов. Поганых бумажек, которые еще сто раз можно распечатать и подписать! Ублюдок!

«Индис! Где папка?! – дернулась я, жалея, что мысленно нельзя орать. Только скрипеть зубами, пока дух тараторил пулеметной очередью, выдавая ориентиры для поиска горстями.

Я никогда не была ярым бойцом за правду. Держалась в стороне, зная, что защитники униженных и оскорбленных часто огребали наравне с ними. Просто за компанию. «Ах, тебе что-то не нравится? Ты кто такой вообще?»

Я – никто. Первый день работаю в банке и рот открывать права не имею. Но безупречно одетая бизнес-леди, наплевав на этикет и клиентов, грубо потащила Марину в свой кабинет, на ходу выговаривая ей то, что я не хотела слышать никогда. К черту банк! В гробу я видела карьеру! Ни одна зарплата не стоит того, чтобы об тебя вытирали ноги.

Я рванула к пустому столу операционистки. Десять минут назад девушка ушла на обеденный перерыв, поступив, как написано в инструкции по информационной безопасности. Заблокировала экран монитора, сгребла со стола все документы и положила в ящик стола. На дно стопки случайно угодила черная папка Сергея Геннадьевича Конта. Он сам положил её на соседний стол от того, за которым работал, схватил распечатанные бумаги и убежал в переговорную. Марина посмотрела везде, но постеснялась шариться в ящиках. Никакого злого умысла. Супер важную папку коллективно прохлопали ушами.

Но я не могла просто отдать её Конту. Он виноват в случившемся. Из-за него уволили стажерку. Сейчас он услышит все, что я про него думаю.

– Научитесь следить за своими документами, Сергей Геннадьевич! – неожиданно громко заявила я, тыча в грудь банкира черной папкой. – Бросаете их, где попало, а потом требуете искать. Детский сад. Не стыдно вам?

Вблизи он еще больше походил на мраморную статую. Широкий подбородок, ломаная линия скул, нос с горбинкой. Я бы и дальше срывала на него злость, но зачем-то посмотрела в глаза.

Лучше бы он на меня наорал. Потащил куда-нибудь, как Марину, или прямо здесь написал гадость в трудовую. Серая радужка была настолько темной, что не отражала даже бликов от солнца. Глубокий черный колодец, куда меня засасывало с каждым ударом сердца. Взгляд не может быть таким. Немыслимо.

Вспышка ярости погасла, оставив в крови ненужный теперь адреналин. Конт аккуратно вынул из моих пальцев папку и холодно ответил:

– Благодарю. Впредь буду внимательнее.

Кивнул и отвернулся, забыв о моем существовании. Там, где только что стоял, еще долго таял шлейф парфюма и тишина давила на уши. Застыли операционистки, отвлеклись от проблем клиенты. Наверное, пальцем будут тыкать в спину, спрашивая – что за странная девица и что вообще случилось?

«Наташа! – взвился Индис. – Бизнес-леди идет! Беги!»

Точно. Марину может быть оправдают, зато меня задолбят вопросами – как узнала, где папка? Виноватых все равно назначат, а я теперь самая удобная мишень. Да идите вы лесом! Обойдусь без вашего банка! Догонять никто не станет, и перезванивать тоже не будут.

5