Книга или автор

Отзывы на книги автора Борис Минаев

13 отзывов
Imbir
Imbir
Оценил книгу

Осколки жизни постепенно складывающиеся в витраж жизни. 23 осколка, 23 истории молодых женщин в сложные 80-е прошлого столетия. Когда окунаешься в реальность происходящего, видишь трудности и личные трагедии на фоне постепенной деградации огромной страны. И одновременно чувствуешь, что молодости все по плечу. Молодость сможет, молодость справится и переборет если не все, то очень многое…

Katerinka_chitachka
Katerinka_chitachka
Оценил книгу

Иногда самое ужасное – это знать все наперед.
Неизвестность все-таки таит надежду.

Разные жизни… Разные судьбы… Сердца, мысли, поступки… Такие разные и такие похожие одновременно. Ведь все мы ЖИВЕМ! Это наше связывающее звено. Мы в поиске себя, нашего жизненного пути, и на различных отрезках нашей жизни обязательно приходит озарение и удается получить ответы на такие волнующие порой жизненные вопросы.

В эти непростые дни изменений, революций, гражданских войн и переворотов, судьбы вершатся в ускоренном темпе, все происходит порой неожиданно и стремительно. И любимого человека потерять легче… Нелегкие условия, холод, голодание, войны проверяют на крепость, оголяют характер, стимулирует на определенные поступки, которые в другое время мы, возможно, никогда и не совершили бы.

Так и здесь, ниточки судьбы часто переплетаются и чертят немыслимый, но такой красивый, завораживающий узор жизни.

И… неизвестность. Манящее это или пугающее чувство? То чувство, которое порой так необходимо людям… Необходимо, как воздух, как пища, как испытываемые ежедневно эмоции. Пловцу она нужна, чтобы доплыть, когда он плывет из последних сил в отрытом водоеме, а берег давно остался позади… Обычной счастливой женщине, имеющей двух детей и любящего мужа, неизвестность помогает черпать из нее свою тайную радость и строить свои личные мечты, которых некому не понять, кроме нее самой… Тому, кто отчаялсяя ждать родных с войны...Тут лучше надежда в неизвестности, чем узнать что-то страшное, имеющее власть сразу перечеркнуть жизнь на две половины…
Даже стране, утратившей «давно опостылевшие формы жизни и прошедшей через ужас Гражданской войны» стала так дорога эта неизвестность, ведь создавалось же и обсуждалось множество проектов переустройства всего созданного, мир переполнялся новаторами во всех областях и отраслях сразу. Неизвестность жадно впитывалась страной в то время, давая ей НАДЕЖДУ на новое и лучшее.

Надежда! Сколько многое таится в этом одном слове! Она, как мягкая батистовая ткань, легкая, прозрачная, убаюкивающая и обволакивающая спокойствием и умиротворением, обещающая лучшие, светлые перемены в будущем. Надежда и должна умирать последней, ее отнять у человека никто не в силах. Она будет жить! Она способна свернуть горы, возвратить к жизни, успокоить и направить на правильный путь.

Люди такие странные… Странность – что это, отклонение или неотъемлемая часть нашей жизни? Зачем доктору, интересующемуся генетикой, наследственностью, психологией, сохранять тело своей жены после ее смерти? По каким неведомым причинам мать общается с давно умершими детьми, когда другие ее четверо детей рядом и требуют внимания? Можно ли переплыть Ла-Манш ради руки и сердца любимой девушки? Почему хлипенький мальчонка рассказывал Богу просьбы других, которые потом чудесным образом исполнялись, и никогда не просил помощи для себя?
Можем ли мы найти ответы на поставленные вопросы. Ответы хранятся в нас самих, нужно лишь заглянуть чуть глубже и внимательно приглядеться.

Если рассматривать в книге исторические факты, то они изложены автором в легкой для восприятия и очень доступной форме. Мы как будто наблюдаем все близко-близко, находясь совсем немного в стороне от происходящего. Прибавлен свежий взгляд на те проблемные, тяжелые исторически важные времена; присутствует и толика юмора и иронии, что делает написанное еще ближе и колоритней.

Ах, этот бесподобный взгляд на революцию того времени в контексте увлечения дам революционерами, людьми с оружием в руках и решительностью в глазах!

Эсеры, эсдеки, большевики и меньшевики, анархисты, подпольщики, бомбисты, комиссары, наркомы, заведующие отделами… Все они пользовались сокрушительным, неизменным успехом у дам. И чем меньше все эти товарищи, постепенно облачавшиеся в кожаные тужурки, за неимением приличных костюмов, и обраставшие бородами, за неимением парикмахера, чем меньше они обращали внимания на подобную ерунду – не стригли ногти, например, за неимением ножниц, – тем больше благороднейших, воспитанных, иногда даже чопорных, прекрасно и со вкусом одетых, образованных, происходивших из состоятельных и очень уважаемых семей, блистательно сложенных и сияющих красотой девиц, дам и замужних женщин отдавали им свое нежное сердце. Ну и не только сердце, конечно. Поэтому, конечно же, революция была обречена на успех…

Мы понимаем, тогда происходили страшные вещи - ненависть людей была заразительна, она распространялась как волны в цунами, все выше и сильнее, лишь набирая темп, чтобы разразится и упасть, чтобы все снести на своем пути.
И все эти все жуткие «комиссии по обследованию темных сил», это копательство в грязном белье династии Романовых, поиск доказательств «вырождения» царской семьи, психической неуравновешенности ее членов. Зачем действовать таким грязным, нечестным путем?
Зачем это дикое прилюдное вскрытие святых мощей, хранившихся до этого веками нетронутыми и видевших миллионы слез и страданий людей, обращавшихся с помощью их к Богу, вопрошающих и молящих о поддержке в своей беде?
Видно на пути к новому не обойтись без кровавых, жестоких, несправедливых подробностей, навеки запечатленных в умах, сердцах, душах людей, и так кардинально изменивших дальнейший ход истории.

Года и временное пространство в книге от главы к главе скачут, как качели, то возвращаясь назад, то немного забегая наперед. Но это не мешает разглядеть полностью прорисованную картинку, здесь все элементы пазла жизни четко становятся на свои места и складываются в единое целое.

Всепоглощающие эмоции, немыслимые поступки, любовь, наивность, поиск себя, миллионы судеб и разбитых сердец… Все переплетено здесь, все очень жизненно и проникновенно.

И эта замечательная идея бессмертия! Мы ведь, и правда, можем жить вечно благодаря нашей генетической памяти, продолжаясь в своих родных, детях, внуках, правнуках. Мы будем смотреть на мир их глазами и видеть чудесное будущее, полное неизвестности и надежд на лучшее…

На Лабиринте

booky_wife
booky_wife
Оценил книгу

Борис Минаев - один из тех авторов, кто совершенно непопулярен в букстаграме, но кто влюбил меня в себя с первой же прочитанной книги.
.
Двухтомник "Мягкая ткань" - довольно непростое произведение, несмотря на нежное название. Мне нравится браться за книги, не вникая в аннотации и отзывы. Люблю сюрпризы =)
.
Первая часть, "Батист", начинается не собо приятно с описания того, как доктор решает мумифицировать свою умершую жену. Я уже было даже думала бросить чтение, но рада, что в итоге дошла до конца.
.
В очередной раз я получила наслаждение от языка и стиля Минаева, как и вдругих его книгах. Несмотря на то, что основные события происходят век назад, всё кажется таким близким, теплым, настоящим. Плюсом для меня стала нарушенная хронология событий, что позволяет всегда лишний раз напрячь мозг, связывая события в нужном порядке и выстраивая в итоге цельную картину произведения.
.
Здесь переплетаются истории и судьбы разных людей: доктора с его рано почившей женой; многодетной матери, общающейся со своими потерянными детьми; юноши, пытающегося переплыть Ла-Манш; мальчика, просящего у Бога за других людей, но никогда - для себя.
.
И основная мысль книги - это идея бессмертия. В наших детях, наших мыслях, наших делах.
.
Вторая книга, "Сукно", продолжает начатую историю и показывает революционный романтизм, которым проникалась молодежь того времени; пленение героя атаманом и путешествие агитпоезда по деревушкам и полустанкам.
.
Роман покорил меня своей глубиной, философией, многослойностью, а также своими идеями о революции и становлении коммунизма в нашей стране. Автор прекрасно сплел ткань истории, на мой взгляд, и я рекомендую вам с ним ознакомиться, если затронутая тема вам интересна.

nabokov
nabokov
Оценил книгу

"...Какова бы ни была его тайна, я тоже узнал одну, именно: что душа – это лишь форма бытия, а не устойчивое состояние, что любая душа может стать твоей, если ты уловишь ее извивы и последуешь им. И может быть, потусторонность и состоит в способности сознательно жить в любой облюбованной тобою душе – в любом количестве душ, – и ни одна из них не сознает своего переменяемого бремени."
В.В. Набоков

Вроде бы, такая простая мысль лежит в основе книги, все мы ее много раз слышали, да и скорее всего придерживаемся - никто и ничто не умирает. Мы продолжаем жить в наших детях, и сами мы - есть часть наших родителей, генетически и не только, а потому они навсегда с нами. Но как же сложно действительно осознать эту мысль, принять ее и вздохнуть чуть по-другому, спокойно. Именно об этой мысли эта книга. И как прекрасно и красиво она раскрывается автором!

...Некоторое время назад я решила ознакомиться с современным положением русскоязычной литературы и купила в книжном первую попавшуюся книгу с много обещающими пометками на обложке: "Эксклюзивная новая классика", "Гран-при премии Рукопись года", а также содержащая другие регалии автора - Наринэ Абгарян "Понаехавшая" . Звучало очень обнадеживающе и вскоре я ее прочитала. Впечатления оказались довольно противоречивые. С одной стороны, книга написана хорошо, с чувством юмора, таким, что порой я смеялась до слез. С другой стороны - какое время описывается в книге, такая и книга. Мне сложно представить книгу о современной российской действительности по силе и красоте сопоставимую с "Войной и миром", "Идиотом" или "Белой гвардией". Мы живем в другом мире, не таком размеренном, не таком красивом, без излишков романтики, подвигов, принципов и идеалов. Кажется, что не может родиться книга описывающая 90-е, нулевые или 10-е, которая будет также завораживать поколения читателей, как и приведенные мной примеры. Другая эпоха. И эта эпоха рождает "понаехавших", при всех ее плюсах. В общем, я пришла к выводу (моему личному, я никому это не навязываю), что современная русскоязычная литература имеет шанс оказаться стоящей, если будет описывать временные промежутки до 90-х годов прошлого века. В то же самое время, нет ничего ценнее, для меня, когда писатель описывает то, что видел своими глазами, что чувствовал и сам отчасти переживал. Это всегда читается всегда реалистичнее. Поэтому столкнувшись с "Мягкой тканью. Батистом" у меня возникло несколько смешанное ощущение. Первое: как здорово книга написана, ее приятно читать! Кажется, что русская литература не умерла! Второе: как жаль, что эта магия, которая рождается на страницах книги вновь описывает время далекое, несовременное. Может именно поэтому, книга производит впечатление. Но в таком случае, несмотря на красоту языка и повествования, можем ли мы рассчитывать на правдоподобность описываемых событий? Действительно ли, в то время были возможно такие события? С этими мыслями я приступила чтению и по его окончанию могу сказать следующее:

1) Книга приятно удивила своим языком. Он НАСТОЯЩИЙ! Настоящий литературный язык. Красивая проза. Читать одно наслаждение. Было ощущение, что я читаю не современного автора, а наших классиков. Пусть не Набокова или Бунина, но все же. Порой хотелось ущипнуть себя (читайте - найти в свободном доступе детектив Донцовой) и проверить, не почудилось ли мне? Может все не так и хорошо, а мне просто показалось? И это я говорю не в переносном смысле, для красного словца, а всерьез. Я всерьез попыталась найти в интернете какой-нибудь детектив Донцовой и почитать, чтобы увидеть разницу - я давно себя избаловала нормальными книгами и уже не уверена, что есть какие-либо еще :) Так вот, найти не удалось, все источники заблокированы правообладателями. К счастью. Несмотря на эту неудачу, ближе к середине книги я все-таки примирилась с мыслью, что я язык мне действительно нравится. Что он очень красивый и простой одновременно и мне не показалось :)

2) Исторически книга мне, опять же, показалась вполне достоверной. Поэтому опасения, которые закрадывались ко мне в самом начале не оправдались. Единственный момент, который немного смутил - один из персонажей в книге в 1918 году интересуется у другого, что с мукой, неужели она пропала? Ведь, известно, что делались запасы на случай войны. Вот это я не совсем поняла. Место действия - северная столица, куда провиант доходит иногда в бОльшим трудом, чем в другие области страны. Плюс, этому моменту предшествуют 3 года Первой мировой войны, тут уж все запасы можно съесть. Да и гражданская война по всей стране уже идет! Или имеются в виду запасы уже после Первой мировой и до Гражданской войны? В любом случае, для жителей Петрограда, это к 1918 году, это, наверное, должно было стать весьма привычной проблемой... Но это мелочи, конечно. Тут уж я придираюсь. Первый раз за всю книгу!
А в остальном, возвращаясь ко второй части моих сомнений, относительного того, что не могут условные 90-е описываться как-то особенно, не может эта эпоха начать всерьез бередить умы и души, тут автор тоже высказал интересную мысль. Когда-нибудь этот период обязательно уйдет настолько в прошлое, "станет археологией", что несмотря ни на что будет так же интересен как и любые прошлые периоды. Возможно, обретет черты и краски, которых и не было. Как и тот период жизни, в котором живем мы с вами. Но не буду уходить в дебри, для того, чтобы лучше окунуться в эту мысль надо дочитать книгу до конца. Хотя, все-таки, добавлю, что коротенький эпизод описывающий современный Израиль меня не впечатлил и как раз подтвердил мысль, что современность очень трудно описать как-то особенно и романтично, мол, не в то время мы живем.

3) Тайна загадочного названия раскрылась для меня не после предисловия (хотя там попытка делается), а ближе к концу книги. Стало все сразу понятно, я улыбнулась, а ведь, правда, как красиво и изящно оно выбрано и как соответствует книге! Дело осталось за малым - прочитать продолжение, Сукно.

Ну, и наконец-то, в заключение скажу, что книга мне понравилась ну почти всем! Хорошо, совсем всем. И мысль, заключенная в ней, и средства, использованные автором, и даже необычный хронологический способ повествования. Она станет, пожалуй, одной из моих любимых. Не просто потому что она мне очень понравилась своим красивым языком и принесла часы настоящего им наслаждения, а потому что она не пустая, и она в самом деле возрождает какую-то веру в нашу литературу. Огромное спасибо автору за такой ценный литературный артефакт. И моя вера возросла настолько, что мне теперь ужасно любопытно, что же это за зверь такой Петр Алешковский "Крепость" , которая смогла получить Русского Букера, и обошла Минаева с его Мягкой тканью? Но это я буду выяснять потом, а пока что, я приступаю к второй части дилогии - Сукну :)

booky_wife
booky_wife
Оценил книгу

Борис Минаев - один из тех авторов, кто совершенно непопулярен в букстаграме, но кто влюбил меня в себя с первой же прочитанной книги.
.
Двухтомник "Мягкая ткань" - довольно непростое произведение, несмотря на нежное название. Мне нравится браться за книги, не вникая в аннотации и отзывы. Люблю сюрпризы =)
.
Первая часть, "Батист", начинается не собо приятно с описания того, как доктор решает мумифицировать свою умершую жену. Я уже было даже думала бросить чтение, но рада, что в итоге дошла до конца.
.
В очередной раз я получила наслаждение от языка и стиля Минаева, как и вдругих его книгах. Несмотря на то, что основные события происходят век назад, всё кажется таким близким, теплым, настоящим. Плюсом для меня стала нарушенная хронология событий, что позволяет всегда лишний раз напрячь мозг, связывая события в нужном порядке и выстраивая в итоге цельную картину произведения.
.
Здесь переплетаются истории и судьбы разных людей: доктора с его рано почившей женой; многодетной матери, общающейся со своими потерянными детьми; юноши, пытающегося переплыть Ла-Манш; мальчика, просящего у Бога за других людей, но никогда - для себя.
.
И основная мысль книги - это идея бессмертия. В наших детях, наших мыслях, наших делах.
.
Вторая книга, "Сукно", продолжает начатую историю и показывает революционный романтизм, которым проникалась молодежь того времени; пленение героя атаманом и путешествие агитпоезда по деревушкам и полустанкам.
.
Роман покорил меня своей глубиной, философией, многослойностью, а также своими идеями о революции и становлении коммунизма в нашей стране. Автор прекрасно сплел ткань истории, на мой взгляд, и я рекомендую вам с ним ознакомиться, если затронутая тема вам интересна.

potustoronnyaya_pulya
potustoronnyaya_pulya
Оценил книгу

Длинный список Русского Букера и Большой Книги нынешнего, 2016 года. Маловероятно, что у Бориса Дориановича есть шансы супротив Улицкой и других мастодонтов и корифеев русской не всегда изящной словесности, но книга достойная. Я бы голосовала))) если бы кто-то меня спросил. Никто еще не описывал НЭП как фантастическую волшебную эпоху, никто со всей возможной серьезностью не утверждал, что революция 1917 года была обусловлена самим фактом существования и аппетитами рядовой русской вагины. Или я ни у кого об этом ТАК не читала. Понравилось. 4/5. Обязательно принимаюсь за продолжение.

Schekn_Itrch
Schekn_Itrch
Оценил книгу

А ведь обманул меня Борис Минаев – я-то думал, что «Сукно» будет эдаким ремейком «Хождения по мукам», переписанным современным языком, избавленным от длиннот и штампов, версией утончённой и утоньшённой с высоты нашего отстранения над столетней давности событиями. Ан нет, эти два скромных томика вполне можно приставить к «Доктору Живаго» и «Тихому Дону» в качестве сочинения, их истолковывающего.
Действительно, Минаев мало чего описывает такого, чего мы раньше не знали, но поскольку рефлексия о родине даётся нам с особым скрежетом, то и столетняя дистанция для диагностики произошедшего не кажется чрезмерной. И вывод, который негромко, но страшно проговорил Минаев – как бы это покороче сформулировать, чтобы не переписывать «Сукно» отруки - …:
…ну, вот накопилась в России к 17-му году беспросветные ложь вверху и дремучесть внизу, перемножились друг с другом, но не аннигилировали, а срезонировали и явили октябрьский переворот (он же – Великая Октябрьская Социалистическая Революция); про это всё давно более-менее понятно, ничего нового Минаев не открыл;
далее, на почве дилеммы ОП или ВОСР на 1\7 части суши разразилась ГВ, которая – как любая война – вызвала в душах участниках её необходимое и адекватное озверение, а в данном случае – ещё и соразмерное (1\7 как никак); тоже – ничто не в новинку, думали уже об этом, знаем такой эффект;
но вот дальше по Минаеву мы опробовали на себе зелье, которое немного позже повторно синтезирует Адольф Элоизович; и не то чтобы шипко кайфанули или наоборот – замутило изрядно – нет, это как в поганом настроении делаешь что-то паскудное чтобы убедиться что ты дерьмо, а утром уже всё не так и не с тобой и можно жить дальше. В общем, с фашизмом у нас как-то не задалось, отчасти, от того, что (маленькая цитата) «…русский человек, который всю жизнь мечется между ощущением, что это ему все должны, и ощущением, что это он всем должен, кажется устроенным более противоречиво, но и более гармонично…» А главное, была весомая альтернатива – коммунистическая идея, которая - уж если выбирать, а лучше не выбирать, но уж если выбирать, то – всё-таки нашему человеку ближе и роднее по причине - см. маленькую цитату выше.
Отдельная отрада – отсутствие отрицательных персонажей; не все из них правы, но все хорошие; а доктор Весленский, в фамилии которого так и тянет поменять местами две соседние буквы, так и вовсе по своему функционалу тянет на персонажа библейского. Который предостерегает: «Вообще зло, любое зло, оно предельно рационально, оно в таких бухгалтерских очёчках в железной оправе, с нарукавниками, такое аккуратное, до блевоты.»

Zhenya_knigogolic
Zhenya_knigogolic
Оценил книгу

Доброе утро! Сегодня расскажу о книге "Мягкая ткань" Бориса Минаева. Несмотря на многочисленные восторженные отзывы, я не могу её посоветовать широкому кругу читателей.

Olgiliy
Olgiliy
Оценил книгу

Долгое время мы читали о подлости и низости белых, и мужестве и чести красных. Затем можно и модно стало писать противоположные истории.
А правда она, конечно, посередине. И книга об этом, как мне показалось.

Калейдоскоп сюжетов и карусель околореволюционных лет. Вот структура этого прекрасного романа. Переплетение судеб молодых людей начала прошлого века. Здесь есть все - и семейные драмы, и захватывающие приключения, и военные истории, и любовные романы, и медицинские сюжеты, и политические темы.

Мы оказываемся то в заснеженном дачном поселке, покинутом летними поселенцами, то в прифонтовой зоне Первой Мировой, то в городе победившего социализма, борющимся с нашествием деревенских граждан, умирающих от голода, то на псевдонаучных диспутах, то в бурлящих водах Ла-Манш, то вместе с агитпоездом на маленьких полустанках, то в эвакуационных обозах отступающих из Москвы в начале Великой Отечественной, то в доме ремесленника, счастливо поживающего при царском режиме, то в плену у атамана, то на Лубянке... И ещё многому стали свидетелями современники 17го года.

Все очень не хронологично. Но запутаться невозможно.

Хорошо показан расцвет революционного романтизма. Молодёжь с упоением отдавалась новым модным современным течениям, ругая родителей за консерватизм, желая перевернуть весь мир. В этом стремлении столько света, надежды, веры в лучшее! (Тоже самое происходило и происходит с молодежью во все времена.) Конечно, жернова истории, делая свое дело, натягивает черное одеяло на эти благие начинания. Эта же молодежь подрастает и прозревает, пожиная горькие плоды.

В наше время можно задаваться вопросом, как возможно такое, что еще вчера думающие, интеллигентные, обеспеченные люди однажды вдруг включились в такую страшную "игру", как они не понимали, что злом добра не преумножить.
В этом романе есть ответы.

Интересное, многослойное произведение, целый ряд нетривиальных исторических зарисовок, глубокие размышления героев о временах.
...
И да, герои евреи, если это важно. Может, и важно.

anne.sto...@gmail.com
anne.sto...@gmail.com
Оценил книгу

Ощущение, что книгу никто не читал и не правил. В главе Монеты стояло лето, а через день была поздняя весна. Ещё в одной из глав «Мама направилась людям, а не только мужчинам», простите, это что? Полно нестыковок и стилистических ошибок. Что касается самих новелл, образы блеклые, возникает вопрос - зачем автор нам все это рассказывает и почему так до боли безграмотно?