Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Рецензии и отзывы на Бох и Шельма

Читайте в приложениях:
796 уже добавило
Оценка читателей
4.51
Написать рецензию
  • russischergeist
    russischergeist
    Оценка:
    30
    Ах, какой же был скандал! Ах, какой же был скандал!
    Но, впрочем, песня не о нем, а о любви!
    Из песни "Всё могут короли"

    Эти замечательные исторические повести получили бы максимальное количество баллов, если бы они не принадлежали циклу "История Российского государства", а были выпущены отдельно. Вот такой сумбурный вывод я сделал в первые минуты "отдыха" от книги. Нет, не подумайте, что я устал читать, наоборот, повествование захватило меня. Мое комадировочное пребывание в поезде закончилось так быстро, что я не успел ее и заметить! Размышляя о будущей оценке книге, я спросил себя: "Познавательно было? Да! Увлекательно? Да! Полноценно отражало эпоху? Э-э-э..."

    И здесь мне привиделись два момента:
    - Захват Ордой западных земель и продвижение по славянской территории - да, именно в этом сложном периоде поселилась первая повесть "Звездуха". Написана жестко, драматично, в лучших традициях исторических романов, отражающих этот временной период (стиль мне показался очень похожим на подходы Василия Яна)! Вторая повесть рассказывает нам о моментах борьба за независимость от Орды и первых победах в этом нелегком деле. Казалось бы, "забираемся в "яму гнета" в первой повести и "вылазим из нее" - во второй! Но тут встает вопрос: "А как же Боб"? Да, собственно, интересно было бы "увидеть еще чегой-то" по подробнее о периоде жизни под монгольским гнетом (то есть, о жизни "в яме"). Некоторых элементов второго романа "Бох и Шельма" об этом временном отрезке мне было недостаточно.
    - Жалко, что я перескочил сразу на эту книгу, а еще не познакомился с приложением к первому тому, "Огненный перст" (кстати, там три ведь повести было, а не две). Обязательно прочитаю и эту тройку повестей, к сожалению, пока ничего точного о их стилистике сказать не могу и не могу сравнивать со второй книгой. Здесь же, в этом сборнике, вторая повесть является по сути дела типичным авантюрно-плутовским романом, что, конечно, неплохо по большому счету, но в рамках этого цикла все же, на мой взгляд, получилось чересчур контрастно. Я понимаю, что такие вкрапления в цикл - это чистая завлекаловка автора для последующего поворота к серьезным мнениям и суждениям о нашей истории, описываемых в основных томах цикла. И все-таки, изложил свое консервативное мнение до конца.

    Если бы меня спросили, охарактеризуй в двух словах каждую из представленных повестей, я бы ответил так: "Звездуха" - повесть о невезухе, и что из этого может выйти, "Бох и Шельма" - повесть о типичной халяве, и как с нею бороться!

    Вот теперь и остался открытым вопрос: А повезло ли русским в Куликовской битве?.. Каждый может сделать выводы сам! :-)

    Что особенно понравилось:
    В первой повести замечательно вкрапленный в повествование, просто играющийся былинный подход, ну, и сама Звездуха (Кто это? А, вот не скажу!), предельный результативный драматизм тяжелого времени нашествия ига, взгляд на нашу историю со стороны, точнее сказать, с враждующей стороны монгола-война.
    Во второй повести - глубоко прорисованные персонажи, антиподы Херр Бох и Яшка Шельма, наличие традиционного акунинского плутовства и словоплетения, рассуждения о предприимчивости при любых обстоятельствах, элементы комедии положений.

    Немножко кошки скребут, неужели действительно против монгольской прямолинейности Русь "сработала своей соображалкой". Чушь, наверное, но хочется этому верить!

    А, вообще, не слушайте более меня. Мало ли я тут сею. Как пишет Акунин во второй повести:

    Не нами мир поставлен, не нам его и бранить
    Читать полностью
  • dvh2000
    dvh2000
    Оценка:
    18

    1. Борис Акунин в давнем интервью рассказывал о собственной технологии написания книг. Тогда она мне напомнила практику объектно-ориентированного программирования (сейчас я сказал бы агентно-ориентированного программирования): доскональная проработка персонажей (агентов) и задание алгоритма-контекста, в котором, как в предлагаемых обстоятельствах, персонажи начинают жить своей жизнью.

    2. В книге "Шельма и Бох" предлагаемые обстоятельства заданы рамками проекта "История Российского государства", реализуемого в последнее время Борисом Акуниным. Художественные повести, представленные в данной книге, являются иллюстрацией ко второму тому исторической серии автора - " Ордынский период. Часть Азии". Основные позиции исторического тома четко транслированы в контекст двух повестей - первая из которых описывает начало монгольского нашествия на Русь, а вторая рассказывает о Куликовской битве, т.е. о завершении ордынского периода. Предлагаемые исторические ситуации очень любопытны и хочется оказаться внутри связанных с ними со-бытий.

    3. Персонажи (главные герои) у Акунина всегда получаются интересные и живые. Не зря он их глубоко и детально "программирует". Но важно другое, автор не просто излагает историю, а представляет рефлексивный рассказ ее участников. Вероятно, именно это делает возможным погружения читателя в текст, создает эффект личного проживания. Этот рефлексивный рассказ вызывает в твоей душе волну, которая вступает в резонанс с личностью персонажа. И вот, это уже не Шельма, а ты сам получаешь вознаграждение от Дмитрия Донского или трясешься от страха при виде Габриэля. Читатель через таких персонажей как Шельма или Манул проваливается во временную дыру и оказывается внутри истории.

    4. Персонажи второго плана часто служат для того, чтобы подсветить в произведении дополнительные смысловые краски. Например, Акунин постоянно возвращается к теме "интеллектуалы и власть". В первой повести представлен типаж человека творческого труда, полностью самоустранившегося от социальной жизни - монах Агапий - "в такие времена, когда противиться Злу нет никакой мочи, нужно смотреть вокруг, слушать в оба и все записывать. ... и главное, есть великое дело: трудиться ради будущих колен". А во второй повести выписан интеллектуал при власти, любитель сложных политических игр - мурза Шариф (советник Мамая) - "Нужно помочь моему Желтоглазому навести порядок в его русских владениях, иначе Хромец не захочет считать его ровней и не отдаст дочь".

    5. Еще интересная тема у Акунина - люди с длинной волей. Загадочный персонаж - немецкий купец Бох - "похож на пузатый купеческий корабль, который плывет далеко-далеко, одному ему ведомым курсом, за великим хабаром". Вот уж настоящий игрок за "великой шахматной доской". Человек, приравнявший Бога к Торговле. Человек - абсолютный космополит, преследующий свои личные интересы. Прочный мир ему нужен для Торговли и он пытается его построить, пусть даже ценой небольшой войны. Замашки "Творца", "вершителя судеб" бросаются в глаза Шельме и он спрашивает Боха: "А ты точно немец?" Ответ Боха больше похож на отговорку.

    6. Физики нам пока еще не дали возможности перемещения во времени. И поэтому лирики доминируют в этой нише. Нам нравится при помощи книг путешествовать во всех четырех измерениях пространства-времени. И многие писатели услужливо готовы подогнать свой Time Machine к воротам. Но пока, машина времени Бориса Акунина подходит мне наилучшим образом. У него в книгах нет звериной серьезности, сопутствующей претензиям иных авторов на знание истины. Он ироничен, потому что понимает, что история и неправда синонимы. Главный герой книги с горечью говорит - "Станут чествовать одних, кого может, и не за что, а тех, кого надо бы, и не вспомнят. И всегда оно так ...". Этот комментарий указывает на одну из причин непостижимости правды прошлого. Поэтому мы перемещаемся в прошлое художественными средствами не для того, чтобы его познать, а для того чтобы лучше понять себя и мир и самоопределиться в предложенных историей обстоятельствах.

    Читать полностью
  • Librevista
    Librevista
    Оценка:
    11

    Две повести "Звездуха" и "Бох и Шельма" сюжетно никак не связаны и вообще отличаются по стилю и жанру, но тем не менее хорошо отражают начало татаро-монгольского нашествия и его окончания . Условно говоря конечно. Как бы не любили историки точные даты, но когда речь идет о таких масштабных событиях трудно определить конкретные временные рамки. То, что эти повести являются приложением к Истории..., то как по мне, то это достоинство, а не недостаток. Это позволило избавится от часто достаточно занудных отступлений, что да как, да почему из уст какого-нибудь персонажа. Просто отметить, то или иное событие, а остальное вы уже мол читали.
    Две повести отличаются по настроению. Если первая- это безусловно драма, то вторая уже гораздо веселее. Даже погода подчеркивает это различие. "Звездуха" -это прежде всего зима, мороз, метель, снег забрызганный кровью, окоченевшие трупы. И никакой надежды, только намек, располосованный ударом меча. "Бох и Шельма"- в ней гораздо больше солнца, зелени, жизни и любви, хотя кровищи тоже хватает. Но, что поделать - война.
    В первой повести, что больше всего понравилось нет разделения на плохих и хороших. Благодаря тому, что рассказ ведется от имени татарского десятника Манула, автору удалось показать мотивы и поведение как-бы с той стороны. И хоть и гад этот татарский кот, но понять его можно. И живет он в принципе правильно, по понятиям, то бишь по великой яссе. У каждого своя правда, вот только убитым от этого не легче.
    И вроде бы как более положительный персонаж Солоний, который тоже действовал по своей правде, но почему-то вызывает большее неприятие, чем вражеский захватчик. Хотя предъявить то ему особо нечего. Да и кому тут что предъявлять, когда начинается такая мясорубка, не Филомене же. Отношения русской княжны и татарского сотника, следует отметить особо. Акунин не стал глубоко копать, просто обозначил верность первой клятве, но не всё так просто. Здесь можно было бы написать и больше, с другой стороны это всё таки историческая повесть, а не психологический триллер.
    В итоге метафорическое сравнение отношений Манула и Филомены, как отношений Руси и Орды удалось как нельзя лучше. Акунин молодец, честно не ожидал от него, что так хорошо ему удастся повесть-драма.
    "Бох и Шельма"- классическая авантюрно-приключенческая повесть. Здесь полный джентельменский набор: деньги, аферы, путешествия, женщины, яды, бриллианты, средневековый Дон Карлионе, и простой парень, который вовсе не прост. Все это замешано с классным сюжетом, интригами на грани фола, и почти что хорошим концом.
    И как бонус - альтернативная причина победы русских на Куликовом поле. На саму битву Акунин не замахнулся, но вошедший в книгу эпизод неплох.
    И хорошая цитата оттуда же, с Куликова поля:

    В мире всё стоит на неправде. Истинный победитель татар- вон в траве валяется, рачительные мужики вон и порты с сапогами уж давно сняли. И про сечу эту на Куликовом поле тоже всё переврут. Станут чествовать одних, кого не за что, а тех кого надобно, о тех и не вспомнят.

    На том вся историческая литература стоит и стоять будет. Уж художественная точно. Ну уж не нам этот мир переделывать, особенно когда такие интересные книги получаются!

    Читать полностью
  • Ferzik
    Ferzik
    Оценка:
    10

    Борис Акунин - "Бох и Шельма".

    Книга состоит из двух повестей. Одна, по замыслу автора, больше трагедийного, другая - больше комедийного толка на тему "что может подкинуть жизнь". О реальной жизни человека давным-давно минувших дней Акунин пишет факты в исторической части проекта "ИРГ", здесь же часть беллетристическая. Ощущения от нее - точь-в-точь, как от предыдущего тома серии - "Огненного перста" - серединка на половинку. Основная, так сказать, повесть, по которой дано название книге, более увлекательна, остальное - не так. Только на этот раз их всего две, и если остановиться чуть-чуть поподробнее, то:

    "Звездуха".
    "Трагическая" часть. Начало завоевания Руси татаро-монголами. Кровь и беспощадность, сила и смерть. Однако, на мой взгляд, сюжета особого и нет. Ни детектива, ни приключений, одна война и переживания. Трагизм заключается по большей части в том, что людей убивают, когда этого не ждешь и некоторым образом успеваешь полюбить. Ну, точнее, не так пафосно, - некоторым образом прикипеть. Понятно, что жизнь может подстроить и не такую подлянку, но лично мне хотелось бы видеть противостояния героев, а не стран. А с персонажами-то как раз не всё гладко. К ним можно испытывать симпатию, но не такую, чтобы жалеть от всей души.

    "Бох и Шельма".

    А вот здесь всё куда интереснее. Главных героев уже два, и оба - Личности с большой буквы. А главное - они действительно противостоят друг другу, хоть только в хитрости, а не в войне. Как водится, обоим жизнь вносит в планы свои коррективы, но это ровно то, чего читатель (в моем лице) и ждет от Акунина. Подстроиться, выкрутиться, обратить ситуацию в свою пользу - извечная задача психологического детектива. "Бох и Шельма" - повесть больше приключенческая, но в этом я вижу лишь дополнительный плюс. Если после "Звездухи" хотелось для себя констатировать, что Акунин не просто исписался, а просто уже гонит одно и то же, то данная повесть заставила меня проявить неподдельный интерес и захотеть еще раз встретиться с героями.

    ПС. Книга стоит примерно 450 рублей. Купил, само собой. На Акунина не жалко, но и на полтора дня чтения (еще и с большими перерывами) - уже перебор.

    Читать полностью
  • IRIN59
    IRIN59
    Оценка:
    9

    Мне однозначно пришлись по душе литературные "иллюстрации" к "Истории..." Бориса Акунина. Ордынский период описывают две повести. Они относятся к различному временному периоду и стилистически совсем разные. Первая - о самом трагичном в российской истории - первых годах монгольского завоевания. Эта повесть - "сказание", с драматическими интонациями. В ней можно угадать дальнейшее развитие отношений между Русью и Ордой. Вторая повесть - сказка о герое из народа, неунывающем хитреце и пройдохе. Действие этой повести проходит на фоне Куликовской битвы.
    Как я уже отмечала - все повести объединяет некая совокупность генов. К имеющемуся набору ДНК (славянско-византийско-варяжскому) добавляется азиатская составляющая. Галерея женских образов пополнилась двумя портретами.

    Читать полностью
  • Оценка:
    Обожаю Акунина) И это произведение восхитительное. В некоторых местах хохотала до слез. Зачитывала вслух целые абзацы. Пять звезд однозначно!