Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Цитаты из Десантно-штурмовая бригада. Непридуманный Афган

Читайте в приложениях:
352 уже добавили
Оценка читателей
4.46
  • По популярности
  • По новизне
  • Корка сошла, душа прикоснулась к запретному, и оказалось, что и тот незнакомый мне молодой с его «Кукушкой», и тот лейтенант в выцветшем бушлате, и те совершенно незнакомые мне парни, погибшие 31 декабря по дороге с Кунара, были, есть и всегда останутся фактами моей личной биографии…
    И одними из многих ран, от которых не убережет душу никакая корка.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Но ничего этого я не знаю ночью 26 января. Мне просто жутко оттого, что вот так, в один день, не стало почти двадцати ребят, из которых кого-то я мог близко знать. Жутко, что день моего рождения стал днем их смерти.
    Что дембель, как оказалось, не так уж близок, как казалось мне еще сегодня утром.
    Что дожить до него не намного легче, чем мне казалось в этих же горах больше года назад.
    И нужно вглядываться в эту ночь – там смерть.
    Вот мне и 20…
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Лейтенант был только из училища, одна из первых операций, но и его опыта хватило, чтобы за секунду понять, что произошло.
    Оставшейся секунды хватило, чтобы сделать то, что разделяет мгновение и бесконечность. Лейтенант бросился к Валере, обхватил его руками и повалил, накрыв собой.
    Так они и ушли в вечность, обнявшись – молодой лейтенант и молодой солдат.
    Приняв на себя всю мощь РГДшки. И подарив жизнь остальным.
    Никто из стоявших рядом не пострадал. Лейтенант был уже мертв, а Валера успел еще шепнуть: «Больно… очень…»
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Потом я много раз убеждался, как много может значить один шаг, одна секунда, одно инстинктивное движение. Но в тот день это было впервые – Гена наступил туда, куда собирался ступить я. Наступил спустя секунды после меня. А ведь это могла быть МОЯ мина…
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Прибытие в бригаду осталось в моей памяти как бредовый, горячечный сон.
    Густое, колеблющееся марево над взлеткой, устланной рифлеными железными листами.
    Мы, неуверенной толпой бредущие в этом мареве в сторону клуба.
    И мечущиеся, словно злые духи, вокруг нас какие-то неистовые личности.
    «Вешайтесь, молодые!»
    Очень мило…
    Если Фергана и оставила во мне какие-то остатки романтики, то и они улетучиваются с невероятной быстротой, растворяясь в этом мареве и этих злобных заклинаниях: «Вешайтесь, шнуры!!!»
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Перед входом в кишлак Валера, по примеру других, разогнет усики на кольце гранаты в подсумке на груди. В последний момент группе дадут отбой. Он загнет их снова. Потом еще раз: «Вперед!» И снова: «Отставить!»
    Алюминиевые усики подломятся, но Валера этого не заметит…
    Лейтенант, стоящий среди дембелей, подзовет его, чтобы что-то приказать.
    Подходя к нему, Валера снимет автомат с шеи и перекинет его за спину своего подсумка.
    Лейтенант был только из училища, одна из первых операций, но и его опыта хватило, чтобы за секунду понять, что произошло.
    Оставшейся секунды хватило, чтобы сделать то, что разделяет мгновение и бесконечность. Лейтенант бросился к Валере, обхватил его руками и повалил, накрыв собой.
    Так они и ушли в вечность, обнявшись – молодой лейтенант и молодой солдат.
    Приняв на себя всю мощь РГДшки. И подарив жизнь остальным.
    Никто из стоявших рядом не пострадал. Лейтенант был уже мертв, а Валера успел еще шепнуть: «Больно… очень…»
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Кто бы мне сказал чуть больше полугода назад, в Москве, что я буду спать зимой в горах, на голой земле. Подстелив под себя бронежилет. А под голову поставив РД… Да что в Москве – даже не самая комфортная армейская койка кажется сейчас олицетворением роскоши и комфорта. Но самое удивительное и поразительное даже не это. А то, что это походное ложе для каждого из нас сейчас в сотни раз вожделеннее любой роскошной перины!
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Дополнительное неудобство в том, что у АКМа калибр 7.62 – патрончики покороче, но и потолще, чем у 5.45 мм АКСа. А поскольку, будучи «шнуром» я тащу, как положено по уставу, «два БК», то есть 900 патронов, и часть из них забита в металлические, а не пластиковые, как у всех, магазины, ноша у меня ужасно тяжелая.
    Прибавить сюда еще четыре гранаты, дымы, пирофакелы, ракетницы, каску, бронежилет, саперную лопатку, ватные штаны, валенки, плащ-палатку, сухпай на трое суток (а это девять тяжеленных консервных банок и три объемных пачки сухарей).
    И вот все это хозяйство весом килограммов в тридцать пять и объемом с полменя тащу в горы я, московский мальчик, никогда не бывавший до армии в горах выше Ленинских.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • именно тогда на моем личном деле появилась литера «209 (б)».
    Все последующие медкомиссии я проходил уже под этим кодом.
    Знал бы я тогда, что это значит, – сильно бы обрадовался и успокоился.
    Потому что команда «209 (б)» означала ВДВ-ДРА…
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Любимая Родина неизменно, несмотря ни на что, рождает и рождает, воспитывает и воспитывает преданных и верных «мальчишей». И с неизменным постоянством продолжает их ломать, корежить, подставлять, бросать и забывать… А они – поколение за поколением – по-прежнему продолжают любить ее, бесстрашно бросаются за нее в бой и, не задумываясь, отдают за нее жизнь. Будто бы и не знают и не видят, как получилось с другими «мальчишами», до них…
    В мои цитаты Удалить из цитат