Книга или автор
Муха имени Штиглица

Муха имени Штиглица

Премиум
Муха имени Штиглица
3,4
14 читателей оценили
144 печ. страниц
2019 год
16+
Оцените книгу

О книге

«Муха» – это Санкт-Петербургская академия имени А.Л.Штиглица, она же – училище имени Веры Мухиной; престижное учебное заведение для художников.

Арина Обух – выпускница «Мухи», художник-график и писатель с особой оптикой: её тексты – это «проза художника», который видит мир иначе.

И в этом мире сосуществуют бомжи и философы, художники и музы, рыбы и кладбищенские копачи, промоутеры и демонстраторы пластических поз, рыбаки и кариатиды… Вместе с ними можно прогуляться по набережной Фонтанки, по качающемуся Цепному – Пантелеймоновскому – мосту, заглянуть в Соляной городок и изостудию Эрмитажа, пройти по Шпалерной, Пестеля, Большой Морской…

Читайте онлайн полную версию книги «Муха имени Штиглица» автора Арины Обух на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Муха имени Штиглица» где угодно даже без интернета.

Подробная информация

Дата написания: 2019

Год издания: 2019

ISBN (EAN): 9785171152093

Дата поступления: 24 июня 2019

Объем: 259.8 тыс. знаков

Купить книгу

  1. _mariyka__
    _mariyka__
    Оценил книгу

    Не хочется, вообще-то, ругать эту книжку, но хвалить хочется еще меньше. Автор - молодая девушка, выпускница той самой Мухи - Художественно-промышленной академии им. А.Л. Штиглица, соответственно художник, и вот еще и писатель. Дочь художников, дитя питерской художественной атмосферности. И книжка вся такая уютненькая, миленькая, АТМОСФЕРНЕНЬКАЯ. А кроме атмосферы больше ничего и не наблюдается. И даже эту самую атмосферу, кажется, я уже где-то читала, у Рубиной, что ли. Потому что атмосфера здесь даже не Мухи, не Питера - детства и юности. Атмосфера воспоминаний о первом своем творчестве, друзьях, учителях.

    И всё такое полуреальное, растворяющееся в дымке. Не за что зацепиться, тебя засасывает этот молочно-белый туман, из которого появляются периодические таинственные (таинственный?) Он, Никто, бабочки, драконы, француженки с букетами из капустных листьев... И всё такое одинаковое и такое обыденное несмотря на якобы необычность.

    В противовес ускользающему содержанию, все предложения короткие, простые. Вся эта туманная неопределенность всю книгу швыряет в тебя резкие, рубленые фразы. И это было бы стилем, если бы в этом был стиль. Но нет, это просто текст из коротких простых предложений. Увы.

  2. Kelderek
    Kelderek
    Оценил книгу

    От молодых нынче ничего не ждут.

    «Нет жизненного опыта».

    Упрек довольно странный, потому что если есть жизнь по факту, то и опыт, стало быть, должен прилагаться. Вопрос о его качестве и количестве при этом не равен величине прожитых лет, обжитых мест и обширности географии перемещений. Иные уже к школьному возрасту имеют такой багаж, что и Мафусаил позавидует. Кроме того, вопрос не в объеме, а в подаче. Можно и малое подать так, что бывалые люди подивятся.

    Наконец опыт это ведь не столько что человек освоил визуально, сколько то, что он пережил. Можно много повидать, да так и остаться ни с чем, с трухой впечатлений без всякой ценности и значения для себя и окружающих.

    Хотя к книге Обух можно применить и обычную мерку. Событий в ее жизни было немного. Она была как раз их свидетелем, а не пережила. Все они отражены в этой книжке: мама-папа-я, алоэ на подоконнике, выставка Уорхолла в Эрмитаже, аллергия на школу и запах человечества (символическая деталь), академия Штиглица. К ним приложен перечень знакомых местечек и улиц и набор событий (выдуманных и не) со знакомыми и незнакомыми. В целом, обычная оранжерейная жизнь.

    Но и этот «опыт» теоретически мог бы быть интересен. Не всем же плавать по морям-океанам. Да и войны с революцией на ее годы не пришлось. Наоборот, стабильность. Героиня первой тематической подборки не то 1995, не то 1996 года рождения. И уже одно это вполне характерно. Вся книга бравирует своей аморфностью, расплывчатостью, неопределенностью. То ли книга, а то ли видение.

    Жизнь здесь действительно маленькая, не как у Янагихары, правда, ничего сверхординарного, никто никого не насилует, никто не режется по ночам бритвами и прочими предметами. Вокруг все культурные люди. Художники. Петербург – город художников. В итоге и объемы у книги не те и пространство небольшое. Душновато.

    В каком году рассчитывай… Из примет социальной жизни – церковь, батюшка, кафе дорогие, жевательная резинка «Love is», ЕГЭ и еще что-такое по мелочевке.

    Смартфонов нет, интернет почти не упоминается. Нет политики (вся жизнь в себе, а значит в искусстве), а от социального критицизма только «Парусинку закрыли», то есть работать негде будет. Но и это забота на одно предложение «Есть ли жизнь после Мухи?» Надо ведь о главном – то есть ни о чем.

    Время действия не определено. Но не вечность. Скорее, некое абстрактное Я столь любимое российскими авторами, особенно молодыми. Ну и также как везде этого утомительного, надоедливого пустого в своей важности Я очень много. Даже в тех рассказиках, которые вроде бы повествуют о третьих лицах.

    Никаких проблем. Только их отголоски (даже личное, вроде пошлой и неизбежной в каждой книге любви, недолгим эхом). Никакой жизни, как процесса, по преимуществу сценки. Эпизодичность – признак сложности. Только некто примитивный по нынешним временам человек может полагать, что возможна какая-то панорама. Сюжет в привычном понимании этого слова, логика, переход от одного к сопряженному с ним другому – это примитив. Жизнь порхает мушкой. Зачем делать из нее слона?

    Если совсем абстрагироваться от деталей и конкретных употребляемых слов, то поймешь, что читаешь по существу один и тот же эпизод. Книга абсолютно монотонна. Если не отвлекаться, то увидишь сплошь многозначительные детали. Их так много, что скоро не остается ничего кроме ощущения многозначительности, запечатленной в односложных предложениях. Чем короче предложение, тем больше видимости смысла, иллюзии твердого знания оно содержит. Так не только у Обух, кстати. Последний роман Рубена Давида Гонсалеса Гальего выдержан в такой же манере.

    Сделай. Предложение. Из. Одного. Слова. Почувствуй. Его. Мощь. Как. Оно. Звучит.

    Насколько слаба, ничтожна, извилиста и беспомощна любая растянутая и распространенная вводными словами и всякого рода оборотами конструкция, усеянная обрубками уверенности, выраженными посредством запятых, этими купированными хвостиками большого смысла, теряющегося в обилии нагроможденных автором с натуги слов: в сложном предложении есть нечто жалкое, лебезящее.

    Чаще всего короткие предложения - маскировка бессилия. В тебя как загоняют их как гвозди, как кричалки, как лозунги, написанные на транспарантах. Они - попытка ввести читателя в заблуждение, запрограммировать себя, разъедаемого неуверенностью и неопределенностью в плане происходящего. Уверенный человек – это взрослый, а взрослый – ни в чем не сомневается.

    Получается несколько противоречивая, но типичная для молодой прозы ситуация: бравируя инфантильностью, авторы хотят быть круче супермена. Короткие предложения – страховка от мысли. Ярлыки реальности.

    К ним тяготеет, кажется, современная поэзия.

    А во всей книге Обух есть некая претензия на такого рода поэтичность. Но поэзия нынче царство абсурда. Залог здоровья прозы - полная удаленность от современного поэтического искусства, в котором нет ничего кроме эгоцентризма и кривляния. Люди накручивают себя, а за этим элементарная пустота, отсутствие мысли, настоящих чувств.

    Глаз скользит, слова висят сами по себе в пустоте. Перед нами опять упражнение в чистописании. А тут недалеко и до графомании. Потому что графоман – это не обязательно тот, кто пишет плохо, коряво. Графоман – это человек, который пишет при том, что сказать ему особо нечего, даже на уровне «мама мыла раму». Писатель обращается к читателю, графоман разговаривает сам с собой.

    Таково большинство нашей современной российской прозы и Обух стремится пополнить эти ряды.

    Может быть, у нее и есть шансы дописаться до чего-нибудь более внятного и объемного, чем выполненное в данном случае с невероятным апломбом суммирование жизненных впечатлений. Но это произойдет не тогда, когда у нее появятся новые впечатления, а когда возникнут настоящие мысли по конкретному поводу и желание сказать что-либо по существу, без всяких там фиглей-миглей. А так это не больше чем зудение очередной толстожурнальной мухи. Ведь там ей подарили крылья, чтобы она ползала.

  3. tutor_reding
    tutor_reding
    Оценил книгу

    А книга получилась про себя, Муху, Санкт-Петербург, скайп-разговор между Москвой и Питером и про героев, живущих вокруг. Вот именно про них книга Арины Обух "Муха имени Штиглиц" от Редакции Шубиной в серии "Классное чтение"

    И чтение книги действительное классное и волшебное. Героиня учится в Мухе - это Санкт-Петербургская академия имени А.П. Штиглица, она же - училище Веры Мухиной; престижное учебное заведение для художников. И в книге есть иллюстрации самой Арины Обух. И при чтении книги возникают яркие образы Питера, его улиц, дворов, людей, которых ты постоянно встречаешь на набережных, призраки классиков и исторических личностей, которые жили и творили в этом городе. И от этого текст становится очень художественным.

    Вся книга - это зарисовки из жизни студентки Мухи, ее родителей, одногруппников, бабочки и Дракона. Страница за страницей я погружался в тот мир, каким его видит художник. И это погружение в слова и образы была по-настоящему волшебным и завораживающим. Порой это была прогулка по волшебному Питеру, потом я оказывался в чьем-то сне, затем попадал в другое, художественное, настоящее или видел себя рядом с холстом, на котором создавалась новая картина.

    Помимо того, что героиня рисует картины, она еще и ткет гобелены. Как и ее героиня, Арина Обух вплетает в узор текста множества деталей, героев и удивительных событий, которые делают текст завораживающим и волшебным. "Идет неспешная размеренная работа". Так и в книге, читатель будет переходить от одной истории к другой, читать и ведь одну зарисовку за другой, слышать обрывки фраз или целые разговоры уставших натурщиц, изображающих древних богинь, или промоутеров в ростовых костюмах, пьющих обжигающих кофе в ближайшем кафе, с головой Розового Кролика за столом.

    И вот ткацкий станок затихает, последний штрих к рисунку сделан, затихает Муха, уходят, натурщицы, я переворачиваю последнюю страницу и понимаю, что в этот волшебный мир Питера я захочу вернуться еще не раз. И может быть, когда будет момент заглянуть в "Счастье" и выпить чашечку кофе с привкусом счастья и белой пенкой летних ночей.

  1. Ваша жизнь – это поход к цели, но основное время вы тратите на сборы. И ждёте, когда финиш сам добежит до вашего старта.
    7 июля 2019
  2. В принципе, так и оказалось. Коты с тех пор не переводятся на моих картинах. Одна из них висит в доме Заремы. Причём Дик. Фиолетовый кот. С фиолетовой яростью-шерстью.
    10 мая 2020
  3. У метро женщина продавала кота. – Мама, смотри!.. Может, купим? – Коты – наши враги. Аллергены.
    10 мая 2020