Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Мотылек

Добавить в мои книги
1244 уже добавили
Оценка читателей
3.96
Написать рецензию
  • Amatik
    Amatik
    Оценка:
    24

    У вас случалось такое, что книга написана интересно, сюжет заманчивый, но сам герой на протяжении всех 800 страниц в ридере настолько раздражает, что хочется бросить эту книгу в топку и забыть о ней, как страшный сон. И забыть об авторе, который описал свою биографию, приукрасив ее фанфарами в свою честь.
    Началось все со следующего: в интернете познакомилась с человеком, в личной переписке завели речь о книгах и я вспомнила, какое впечатление произвел на меня в свое время "Шантарам". Вкратце рассказала, о чем книга. И тут мой собеседник порекомендовал мне "Папийона" Шарьера. Мол, аналог, очень нравится эта книга и т.д. и т.п. В общем, беседа на эту тему закончилась обещанием с моей стороны прочитать и описать свои мысли.
    Сразу скажу, что Анри Шарьер - французский уголовник, попавший в тюрьму в 30-е гг. прошлого века за убийство человека. Конечно, психология заключенных на 99% одинакова - такие люди никогда не сознаются, что они совершили преступление. И вот, Шарьер на протяжении десятка лет совершает серию попыток к побегу и детально рассказывает как, что и почему у него получилось или не получилось. Все это представлено в художественном стиле, рассказ от первого лица, с диалогами и описаниями. А вот теперь мои негативные эмоции по поводу самого героя Папийона:
    Во-первых: в начале книги герой бьет в грудь и уверяет читателя, что он никого не убивал, а потом на протяжении всей истории он спокойно всем говорит: осужден на пожизненное заключение во Франции. Почему? Убил человека.
    Во-вторых: герой молит Бога в помощи и при этом искренне возмущается, почему тот ему не помогает. А с какой стати? Много лет ты делал гнусные поступки, это читается между строк. Противно.
    В-третьих: с самого начала Шарьер уверяет нас, что он само совершенство, вначале у него была мысль мстить всем и вся, но спустя годы, он, как буддийский лама, был само спокойствие и авторитет в колониях. Его все уважали и любили, перед ним чуть не кланялась вся администрация мест заключений, где он бывал. Сами заключенные, без его ведома, мстили за него врагам, убивали и калечили. А он паинька такой, говорил спасибо и на этом все заканчивалось. Мне кажется, он что-то нам, читателям, не договаривает, скрывает многое, а от этого мне вдвойне неприятна его личность.
    Но нужно отдать должное - сила духа и борьба с законами. Если все это было правдой, то Шарьеру можно позавидовать: пережить набор болезней, потерять глаз, палец, зубы, не скрывать, что в моменты провала он рыдал как младенец, двигаться дальше, бежать от всех своих гражданских жен и налаженной жизни - надо быть очень сильным духом человеком.
    За сюжет, в целом, могу поставить 4 балла, за Шарьера - 1 балл. Итог: три балла.
    P.S. Робертс, создатель "Шантарам" писал об Индии, а себя, великого, ставил на второй план. Не люблю хвастливых и заносчивых людей, не люблю Анри Шарьера. Пардон.

    Читать полностью
  • LanKa
    LanKa
    Оценка:
    23

    Когда отчаяние и боль заставляют не опускать руки, а идти вперед. Любой ценой, при любых условиях, в любое время, – только вперед.
    Тяжело представить себе, что в твоей жизни может произойти что-то такое, что навсегда отрежет тебя от мира. Совсем отрежет: буквально насильно разорвет все ниточки: родные, друзья, родители, – и ограничит твою свободу стенами – в прямом смысле этого слова. Надолго? Навсегда.
    Такое представить себе нельзя. Можно только пофантазировать, содрогнуться, оглянуться по сторонам, вздохнуть с облегчением и больше к таким фантазиям не возвращаться.
    Книга «Мотылек» Анри Шарьер одна из немногих без «Эффекта полного погружения». Физически невозможно пропускать ее через себя – слишком уж много в ней того, чего не возможно себе представить… да, даже не невозможно, а не хочется себе представлять!
    У моего любимого Гришковца в одном из его спектаклей есть небольшой монолог, который я нет-нет, да и вспоминала, читая «Мотылька»...

    <...> Или вот такой странный феномен: сидите вы у себя дома и смотрите телевизор. Сидите в своем городе, в своем доме, в своем времени, в смысле в своей эпохе, и смотрите фильм про какую-то Французскую революцию. И там кого-то должны казнить на гильотине. Это во Франции так отрубают голову. И вдруг, кааак почувствуете! То есть вы почувствуете, что это вам должны отрубить голову, что вы просыпаетесь в камере, в тюрьме, перед казнью. Просыпаетесь и несколько мгновений не помните, что вас должны казнить. А потом сон совсем улетучивается, и вы все вспоминаете… И это ужасно! А какой у вас есть опыт такого просыпания? Ну, разве что когда вы договорились с другом, что завтра пойдете на рыбалку. И в пять утра вас будит будильник,… а это ваш единственный выходной,… и вы понимаете, что вы больше всего на свете не хотите идти ни на какую рыбалку. Вы хватаете телефон и звоните другу, чтобы сказать, что у вас все родственники и дети заболели и что вы не можете идти… А вам говорят, что ваш друг уже вышел… И вы выходите из своего теплого дома в холодное утро и идете навстречу другу, который тоже не хочет идти ловить рыбу. И он сам бы вам позвонил, но не смог придумать никакого предлога… и вышел. И вы будете мучить друг друга этой рыбалкой весь единственный свой выходной день. И это ужасно.
    Но когда вы просыпаетесь в камере перед казнью — это в тыщщу раз хуже. И вот за вами приходят, и ведут вас, и чего-то вам говорят, а у вас в голове мысли: «Так, так, так, так… Я скоро умру… Меня ведут убивать… Так, так, так, так… Надо сосредоточиться, надо это понять… Раз, раз, раз, раз… Это же надо понять!» А в это время вас ведут, приводят куда-то, отрезают холодными ножницами воротник вашей рубашки. Там так делают. От холодного прикосновения вы вздрагиваете и даже коротко смеетесь. А мысль крутится, крутится, никак не останавливается. Потом вам дают сигарету, а вы некурящий…, но все равно машинально затягиваетесь и кашляете…, кашляете. Потом дают выпить рюмку коньяку. И в горле и в груди становится тепло. И вот уже гильотина. А вы такой живой… В горле тепло… И вы: «Погодите, погодите! Извините…, я еще…, не, ну все-таки…, стоп, стоп…, а как же…, я вот……….», — и дышите, дышите… И в этот момент на экране нож падает, и такой чавкающий звук…, и вы у себя на диване…сидите такой…… Почувствовали! Все вот это, … вместе с рыбалкой. В одну секунду. Ужас! А ведь вы не француз, вы у себя дома. Во Французской революции не набедокурили. То есть вас казнить не за что. А все равно — сидите у себя на диване…, почувствовали.

    И вот как?.. как, скажите мне, дышать, читая этого самого «Мотылька»?! Как не представлять себя в камере-одиночке? Как отрешиться от книги и одновременно впитывать глазами буквы на страницах?!
    Эта книга — не просто автобиография, это откровение, от которого хочется бежать, которого хочется не видеть, не знать. Кто-то решает чью-то судьбу, нажимая на курок, насилуя, загоняя нож в сердце. Потом его судьбу решают другие, отправляя в места вечного или почти пожизненного заключения. С этим все понятно — такое не вызывает вопросов. А как быть с безвинно осужденными? На чьей совести тысячи ни за что сломанных жизней?
    Мне сложно осознать эту книгу как правду. Сложно принять ее. В воздухе повисло столько вопросов, что хоть вой. Несправедливость. Безнаказанность. И человеческие жизни длинною в десятилетия, измеряемые только монотонными шагами по камере.
    Это очень сильная книга. Это мастрид, во время или после которого обязательно наступит момент, когда захочется отмотать все назад и вернуться в те дни, где ты ее еще не читал. Но если вы хотите почувствовать себя живым и свободным — стоит рискнуть.

    Читать полностью
  • Elenita19
    Elenita19
    Оценка:
    15

    Закончив чтение "Шантарама" я уже знала, что следом за ним придёт время для "Мотылька". И вот свершилось, открыт значительный по объёму автобиографический роман, но как же он мучительно читался.
    Тревога за Папийона стимулировала чтение, но в тоже время описания многочисленных побегов утомляли и приходилось прерывать чтение.
    Сначала история потрясает несправедливой системой правосудия Франции. Затем главы про Французскую Гвиану и это уже воспринимается больше как приключенческий роман. Забываешь, что все это происходило с Анри Шарьером на самом деле. Но потом начинается мучения. От побега к побегу, от заключения к заключению все тяжелее возвращаться к книге. И невольно задаешься вопросом - как можно было всё это вынести и не сломиться духом?

  • Unikko
    Unikko
    Оценка:
    14

    Возвращение Папийона
    По понятным причинам, историю Папийона тяжело читать. Очевидно, нелегко было её писать. И совсем невозможно пережить. Анри Шарьер, двадцать пять лет, осужден за убийство, приговор: пожизненная каторга... "Спущен в сточную канаву". "Погребен заживо". Существует только один выход - побег. Но шанс на успех минимален. Да что там, его просто нет.

    Безусловно, автор приукрасил и драматизировал реальность (а почему бы и нет?), соединил события из собственной жизни с историями других людей, возможно, что-то домыслил или, наоборот, опустил ряд неприглядных эпизодов. Сути это не меняет - книга получилась правдивая: ни разу автор не говорит того, чего не думает. Лейтмотив истории Папийона – вера в свободу и справедливость, а ведь это, по сути, и есть - вера в человека.

    Сила духа, уверенность в себе, целеустремленность и мужество. Беспредельная стойкость, выносливость и упорство и поразительное обаяние. Удивительный герой этот Папийон. Человек-легенда, как Одиссей. Наверное, и у Папийона бывали приступы отчаяния и уныния, но он всегда справлялся с собой. Впрочем, нет. Скорее всего, чувство отчаяния в принципе неведомо герою. Он из тех, кто никогда не теряет надежду и никогда не сдается. «Из девиза «победить или умереть» надо вычеркнуть последнее слово. Только победить и быть свободным!» Что впереди – неизвестно. Возможно, смерть. Но пока её нет, да здравствует жизнь!

    Читать полностью
  • thosik
    thosik
    Оценка:
    13

    Это одна из самых любимых моих книг. Поразительно то, что все события происходили на самом деле. Невозможно оторваться от чтения, полностью проникаешься в ту эпоху, в те места и в погружаешься в жизнь героев так, что забываешь обо всем. Мне кажутся невероятными сила воли и желание жить рассказчика, ведь можно было сдаться после первого же неудачного побега, а он продолжал верить, несмотря ни на что. Я завидую таким людям и считаю, что их мало. А самое главное, что герой всегда оставался верен себе, своим принципам, никогда не шел по головам. Он был прежде всего человеком. Есть хорошее выражение: когда падаешь в пропасть, не закрывай глаза, вдруг увидишь что-то, за что можно зацепиться. Так мне кажется и герой никогда не терял надежды выплыть из жизненных пропастей и водоворотов.

    Читать полностью