23febsale10
Написать рецензию
  • Amatik
    Amatik
    Оценка:
    25

    У вас случалось такое, что книга написана интересно, сюжет заманчивый, но сам герой на протяжении всех 800 страниц в ридере настолько раздражает, что хочется бросить эту книгу в топку и забыть о ней, как страшный сон. И забыть об авторе, который описал свою биографию, приукрасив ее фанфарами в свою честь.
    Началось все со следующего: в интернете познакомилась с человеком, в личной переписке завели речь о книгах и я вспомнила, какое впечатление произвел на меня в свое время "Шантарам". Вкратце рассказала, о чем книга. И тут мой собеседник порекомендовал мне "Папийона" Шарьера. Мол, аналог, очень нравится эта книга и т.д. и т.п. В общем, беседа на эту тему закончилась обещанием с моей стороны прочитать и описать свои мысли.
    Сразу скажу, что Анри Шарьер - французский уголовник, попавший в тюрьму в 30-е гг. прошлого века за убийство человека. Конечно, психология заключенных на 99% одинакова - такие люди никогда не сознаются, что они совершили преступление. И вот, Шарьер на протяжении десятка лет совершает серию попыток к побегу и детально рассказывает как, что и почему у него получилось или не получилось. Все это представлено в художественном стиле, рассказ от первого лица, с диалогами и описаниями. А вот теперь мои негативные эмоции по поводу самого героя Папийона:
    Во-первых: в начале книги герой бьет в грудь и уверяет читателя, что он никого не убивал, а потом на протяжении всей истории он спокойно всем говорит: осужден на пожизненное заключение во Франции. Почему? Убил человека.
    Во-вторых: герой молит Бога в помощи и при этом искренне возмущается, почему тот ему не помогает. А с какой стати? Много лет ты делал гнусные поступки, это читается между строк. Противно.
    В-третьих: с самого начала Шарьер уверяет нас, что он само совершенство, вначале у него была мысль мстить всем и вся, но спустя годы, он, как буддийский лама, был само спокойствие и авторитет в колониях. Его все уважали и любили, перед ним чуть не кланялась вся администрация мест заключений, где он бывал. Сами заключенные, без его ведома, мстили за него врагам, убивали и калечили. А он паинька такой, говорил спасибо и на этом все заканчивалось. Мне кажется, он что-то нам, читателям, не договаривает, скрывает многое, а от этого мне вдвойне неприятна его личность.
    Но нужно отдать должное - сила духа и борьба с законами. Если все это было правдой, то Шарьеру можно позавидовать: пережить набор болезней, потерять глаз, палец, зубы, не скрывать, что в моменты провала он рыдал как младенец, двигаться дальше, бежать от всех своих гражданских жен и налаженной жизни - надо быть очень сильным духом человеком.
    За сюжет, в целом, могу поставить 4 балла, за Шарьера - 1 балл. Итог: три балла.
    P.S. Робертс, создатель "Шантарам" писал об Индии, а себя, великого, ставил на второй план. Не люблю хвастливых и заносчивых людей, не люблю Анри Шарьера. Пардон.

    Читать полностью
  • LanKa
    LanKa
    Оценка:
    23

    Когда отчаяние и боль заставляют не опускать руки, а идти вперед. Любой ценой, при любых условиях, в любое время, – только вперед.
    Тяжело представить себе, что в твоей жизни может произойти что-то такое, что навсегда отрежет тебя от мира. Совсем отрежет: буквально насильно разорвет все ниточки: родные, друзья, родители, – и ограничит твою свободу стенами – в прямом смысле этого слова. Надолго? Навсегда.
    Такое представить себе нельзя. Можно только пофантазировать, содрогнуться, оглянуться по сторонам, вздохнуть с облегчением и больше к таким фантазиям не возвращаться.
    Книга «Мотылек» Анри Шарьер одна из немногих без «Эффекта полного погружения». Физически невозможно пропускать ее через себя – слишком уж много в ней того, чего не возможно себе представить… да, даже не невозможно, а не хочется себе представлять!
    У моего любимого Гришковца в одном из его спектаклей есть небольшой монолог, который я нет-нет, да и вспоминала, читая «Мотылька»...

    <...> Или вот такой странный феномен: сидите вы у себя дома и смотрите телевизор. Сидите в своем городе, в своем доме, в своем времени, в смысле в своей эпохе, и смотрите фильм про какую-то Французскую революцию. И там кого-то должны казнить на гильотине. Это во Франции так отрубают голову. И вдруг, кааак почувствуете! То есть вы почувствуете, что это вам должны отрубить голову, что вы просыпаетесь в камере, в тюрьме, перед казнью. Просыпаетесь и несколько мгновений не помните, что вас должны казнить. А потом сон совсем улетучивается, и вы все вспоминаете… И это ужасно! А какой у вас есть опыт такого просыпания? Ну, разве что когда вы договорились с другом, что завтра пойдете на рыбалку. И в пять утра вас будит будильник,… а это ваш единственный выходной,… и вы понимаете, что вы больше всего на свете не хотите идти ни на какую рыбалку. Вы хватаете телефон и звоните другу, чтобы сказать, что у вас все родственники и дети заболели и что вы не можете идти… А вам говорят, что ваш друг уже вышел… И вы выходите из своего теплого дома в холодное утро и идете навстречу другу, который тоже не хочет идти ловить рыбу. И он сам бы вам позвонил, но не смог придумать никакого предлога… и вышел. И вы будете мучить друг друга этой рыбалкой весь единственный свой выходной день. И это ужасно.
    Но когда вы просыпаетесь в камере перед казнью — это в тыщщу раз хуже. И вот за вами приходят, и ведут вас, и чего-то вам говорят, а у вас в голове мысли: «Так, так, так, так… Я скоро умру… Меня ведут убивать… Так, так, так, так… Надо сосредоточиться, надо это понять… Раз, раз, раз, раз… Это же надо понять!» А в это время вас ведут, приводят куда-то, отрезают холодными ножницами воротник вашей рубашки. Там так делают. От холодного прикосновения вы вздрагиваете и даже коротко смеетесь. А мысль крутится, крутится, никак не останавливается. Потом вам дают сигарету, а вы некурящий…, но все равно машинально затягиваетесь и кашляете…, кашляете. Потом дают выпить рюмку коньяку. И в горле и в груди становится тепло. И вот уже гильотина. А вы такой живой… В горле тепло… И вы: «Погодите, погодите! Извините…, я еще…, не, ну все-таки…, стоп, стоп…, а как же…, я вот……….», — и дышите, дышите… И в этот момент на экране нож падает, и такой чавкающий звук…, и вы у себя на диване…сидите такой…… Почувствовали! Все вот это, … вместе с рыбалкой. В одну секунду. Ужас! А ведь вы не француз, вы у себя дома. Во Французской революции не набедокурили. То есть вас казнить не за что. А все равно — сидите у себя на диване…, почувствовали.

    И вот как?.. как, скажите мне, дышать, читая этого самого «Мотылька»?! Как не представлять себя в камере-одиночке? Как отрешиться от книги и одновременно впитывать глазами буквы на страницах?!
    Эта книга — не просто автобиография, это откровение, от которого хочется бежать, которого хочется не видеть, не знать. Кто-то решает чью-то судьбу, нажимая на курок, насилуя, загоняя нож в сердце. Потом его судьбу решают другие, отправляя в места вечного или почти пожизненного заключения. С этим все понятно — такое не вызывает вопросов. А как быть с безвинно осужденными? На чьей совести тысячи ни за что сломанных жизней?
    Мне сложно осознать эту книгу как правду. Сложно принять ее. В воздухе повисло столько вопросов, что хоть вой. Несправедливость. Безнаказанность. И человеческие жизни длинною в десятилетия, измеряемые только монотонными шагами по камере.
    Это очень сильная книга. Это мастрид, во время или после которого обязательно наступит момент, когда захочется отмотать все назад и вернуться в те дни, где ты ее еще не читал. Но если вы хотите почувствовать себя живым и свободным — стоит рискнуть.

    Читать полностью
  • Unikko
    Unikko
    Оценка:
    15

    Возвращение Папийона
    По понятным причинам, историю Папийона тяжело читать. Очевидно, нелегко было её писать. И совсем невозможно пережить. Анри Шарьер, двадцать пять лет, осужден за убийство, приговор: пожизненная каторга... "Спущен в сточную канаву". "Погребен заживо". Существует только один выход - побег. Но шанс на успех минимален. Да что там, его просто нет.

    Безусловно, автор приукрасил и драматизировал реальность (а почему бы и нет?), соединил события из собственной жизни с историями других людей, возможно, что-то домыслил или, наоборот, опустил ряд неприглядных эпизодов. Сути это не меняет - книга получилась правдивая: ни разу автор не говорит того, чего не думает. Лейтмотив истории Папийона – вера в свободу и справедливость, а ведь это, по сути, и есть - вера в человека.

    Сила духа, уверенность в себе, целеустремленность и мужество. Беспредельная стойкость, выносливость и упорство и поразительное обаяние. Удивительный герой этот Папийон. Человек-легенда, как Одиссей. Наверное, и у Папийона бывали приступы отчаяния и уныния, но он всегда справлялся с собой. Впрочем, нет. Скорее всего, чувство отчаяния в принципе неведомо герою. Он из тех, кто никогда не теряет надежду и никогда не сдается. «Из девиза «победить или умереть» надо вычеркнуть последнее слово. Только победить и быть свободным!» Что впереди – неизвестно. Возможно, смерть. Но пока её нет, да здравствует жизнь!

    Читать полностью
  • Elenita19
    Elenita19
    Оценка:
    15

    Закончив чтение "Шантарама" я уже знала, что следом за ним придёт время для "Мотылька". И вот свершилось, открыт значительный по объёму автобиографический роман, но как же он мучительно читался.
    Тревога за Папийона стимулировала чтение, но в тоже время описания многочисленных побегов утомляли и приходилось прерывать чтение.
    Сначала история потрясает несправедливой системой правосудия Франции. Затем главы про Французскую Гвиану и это уже воспринимается больше как приключенческий роман. Забываешь, что все это происходило с Анри Шарьером на самом деле. Но потом начинается мучения. От побега к побегу, от заключения к заключению все тяжелее возвращаться к книге. И невольно задаешься вопросом - как можно было всё это вынести и не сломиться духом?

  • jean
    jean
    Оценка:
    14

    Исходя из аннотации и отзывов, я ожидала историю сильного духом человека, которого никакие тюремные решетки, никакие препятствия не способны остановить на его пути к свободе. Историю о силе духа, неукротимой воли, о находчивости. Этакая смесь «Графа Монте-Кристо» и «Шантарама», т.к. именно эти романы фигурировали в качестве сравнения. Да не просто историю, а повествования из первых уст. Кто лучше может рассказать о лишениях, авантюрах и стойкости, как не непосредственный участник описываемых событий.
    И что же я получила в итоге?
    Почти 600 страничные записки заядлого школьника-фантазера, который механически пересказывает услышанные истории от своего имени, приукрашивая по мере своих весьма скудных художественных талантов.
    Что в романе не так? Все.
    Во-первых, главный герой.
    Поскольку ты сам сказочник-рассказчик, значит главного героя, т.е. себя, ты можешь представить в каком угодно образе. И конечно же это будет отважный, умный, находчивый, опьяняющий всех своей харизмой, иначе по другому поведение встречающихся на его пути людей и не объяснишь, и конечно же невинно осужденный парень.
    В итоге кто такой Папийон? Сказочный персонаж. Среди уголовников он Авторитет. И как показало дальнейшее повествование Авторитет в Законе. Каждый рад ему услужить, помочь безвозмездно: от конвоя до местных каторжан, которые все сплошь милые и невинные ребята, даром, что порешили кого-то. Все его «коллеги» по побегу, а это отнюдь не мальчики-кадеты, ведут себя тише воды ниже травы. Ни бунта, ни недовольства.
    -Мы отдаем все тебе, Папийон
    -Бери, Папийон.

    Среди же остальных добропорядочных граждан он сродни Мессии, которому дары несут.
    Мимо проплывающее судно кричит «Ура!» «Вы каторжники?», «Да!», «Берите карту, компас, продукты…»
    На острове встречают как дорогих гостей. Вы каторжники? Да! Вот вам деньги, жилье, одежда, делайте что хотите, мы вам верим и доверяем.
    Дикое племя индейцев радостно открывает свои объятия, стоит только вождю заглянуть в глаза Папийону….
    Жены, дочери комендантов зовут не дозовутся на чай/ликер/кофе, утирая слезы сочувствия к бедной судьбинушке прекрасного Папийона.
    Все споры, разногласия решают просто, так как сказал Папийон…
    На протяжении всей книги я просто сроднилась со смайликом facepalm.

    Во-вторых, само повествование.
    В принципе с книгой можно запросто ознакомиться по оглавлению, вся суть которой состоит из череды «Бежать, бежать! Во что бы то не стало». К –надцатому механическому описанию «подготовка-переговоры-поиск соучастника-провал-заключение в новом месте», устаешь безмерно. По правде говоря, есть скудные вкрапления о житие-бытие в качестве арестанта, историях других каторжан, которые все в принципе хорошие ребята, непосильной работе и дружбе с буйволом, который тоже пал жертвой обаяния Папийона. Но по ценности своего содержания лучше бы их не было.

    В-третьих, стиль.
    Книга напрочь лишена эмоций, души.
    Сухой стиль языка, состоящий из «одноклеточных» предложений « я пошел, пришел, сказал, спросил, ответил….» , не имеет никакой эмоциональной окраски. Про «прекрасные» обороты «короче» и восклицания «боже» и говорить нечего.
    За всем этим не видно людей, не видно главного героя, его мыслей, его чувств, хоть чего то, что смогло бы «оправдать» его сказочность. Что чувствовал 25 летний юноша с таким приговором? Чего он лишился, чем жил и дышал? Что он чувствовал, оказавшись среди тысяч убийц и воров? Что чувствовал, встречая разных людей на своем пути? Да ничего, ровным счетом ничего. В расчет завывания «О, я вам всем покажу», «Спасибо, спасибо» и «О, боже, за что ты так со мной» брать не приходится

    Можно было бы махнуть на все это рукой. Мол, конечно же автор не смог удержаться, чтобы не предстать в лучшем свете, писал как умел и ухватиться за факт автобиографичности. Да и тут одна сплошная неудача…

    Читать полностью