Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
233 печ. страниц
2020 год
16+

Глава 2

– Ты так и не рассказала мне, что произошло между тобой и Илаем, – томно произносит Мелани, наблюдая за тем, как я разминаю пластилин.

Она смотрит на меня спокойным, вдумчивым взглядом и пытается проанализировать мое текущее состояние. Она похожа на героиню старых фильмов: у нее кудрявые темные волосы, голубые глаза, добрая улыбка, фарфоровая белая кожа. Она одета в красный костюм. Ее движения гибки, пластичны, немного волнительны. Она обладает потрясающей выдержкой. Я рада, что она согласилась со мной поработать. Я хожу к ней уже третий месяц и так и решилась откровенно рассказать ей о том, как мне больно и как сильно я жалею, что мой брак полетел ко всем чертям. Но один ее вид приводит меня в состояние спокойствия. Я смотрю в ее бездонные глаза и представляю пляж с белым песком, омываемый водами чистейшего, искристого океана, отражающего бескрайнее синее небо с зефирными облаками, вдыхаю аромат кокоса и чувствую, как ветер обдувает мое тело.

Я прихожу к ней в кабинет не ради того, чтобы излить душу, а ради того, чтобы насладиться энергией гармонии и спокойствия, которой наполнен каждый ее жест.

Мелани протягивает мне печенье. Кокосовое. С шоколадной крошкой.

Если бы я не развелась, то никогда бы не узнала, что в кабинете психотерапевта всегда есть что-то сладенькое. Впрочем, может, Мелани держит печенье специально для меня? Она ведь знает, что я душу продам за Кокосанку.

Я откладываю пластилин, беру печенье, внимательно его изучаю, а затем отправляю себе в рот. Крошки шоколада оттеняют немного приторный вкус кокоса. Я начинаю улыбаться. В последнее время я улыбаюсь лишь в моменты, когда пробую что-то вкусное.

– Ты уверена, что нам стоит об этом говорить? – спрашиваю я Мелани, дожевывая печенье.

Она пожимает плечами.

Во время наших сеансов она практически всегда молчит. Видимо, ей кажется, что так я быстрее разговорюсь. Мы ведь не можем сидеть целый час в абсолютной тишине.

Внезапно я ощущаю острый приступ боли в области груди. Это она – та самая боль, что сковывает мое сердце вот уже несколько месяцев. Порой она затихает. Но я чувствую ее каждый день, каждую минуту, черт возьми. Эта боль не оставляет меня ни на одно мгновение. Я чувствую ее даже, когда сплю.

– Так что у вас произошло? – не отступает Мелани.

У меня нет ответа на этот вопрос. Я судорожно начинаю вспоминать последние месяцы нашей совместной жизни. Они были ужасными. Пожалуй, это был худший период моей жизни. Мы спали в разных комнатах и практически не разговаривали. Илай даже не спускался к завтраку. Я могла приготовить омлет с соусом табаско, тосты с вишневым джемом и вафли с клубникой и взбитыми сливкам, а он все утро оставался в своей комнате.

Он сделал мне больно. Но я надеялась, что мы выберемся из кризиса. Я старалась, как могла. Но ему было плевать.

Я чувствую, как мои глаза наполняются слезами. Я не плакала десять лет. Последний раз я разрыдалась на нашей с Илаем свадьбе. От радости. Но сейчас к моим глазам подступили слезы горести и печали. Что ж. Рано или поздно это должно было случиться.

– Он изменил мне, – говорю я срывающимся голосом. – Но проблема не в этом.

Мелани удивленно приподнимает брови и смотрит на меня испытующим взглядом. Сегодня она от меня не отстанет. Мне придется рассказать ей о том, как был разрушен мой брак.

– Когда-то мы с Илаем состояли в свободном браке, – с трудом произношу я.

Глаза Мелани округляются. Она смотрит на меня словно на сумасшедшую.

Удивительно, но мне совершенно не стыдно. Я никому не рассказывала о том, что когда-то наши отношения были свободными, и нас обоих это устраивало. Я знала обо всех пассиях Илая. Он знал о моих. Мы были друг с другом настолько откровенны, что, казалось, в нашем союзе не было ни капли вранья – он был словно чистейшее горное озеро, отражающее каждую частичку природы: небо, солнце, облака и верхушки сонных деревьев. Но однажды мы решили, что пора перейти на другой уровень, исключить из нашей жизни третьих лиц и сосредоточиться друг на друге. С тех самых пор наши отношения начали разваливаться. Я стала вести себя как праздная домохозяйка, Илай – так, словно он был последним мужчиной на всем белом свете. Он вдруг стал требовать от меня столько внимания, сколько я не могла уделять ни детям, ни даже самой себе. А я стала разговаривать с ним как стерва.

– Видишь ли, когда мы состояли в свободных отношениях, меня это вполне устраивало, – говорю я, пытаясь сдерживать слезы.

Мелани протягивает мне платок. Я вытираю глаза. Немного прихожу в себя.

– Потом мы решили, что пришло время сосредоточиться друг на друге, – продолжаю я. – И это привело к катастрофе.

С каждой секундой в глазах Мелани появляется все больше удивления. Она старается сохранять спокойное выражение лица. Тщетно. Ее взгляд говорит сам за себя.

– В таком случае почему ты считаешь, что он тебе изменил? – спрашивает она.

Я взмахиваю руками и откидываюсь на спинку кресла. Меня переполняют эмоции. Я вспоминаю, как сильно была зла на Илая, когда он сообщил мне, что у него был секс с моей тренершей по йоге. С тренершей по йоге, черт возьми! Я бы легко простила его, заведи он интрижку с художницей, поэтессой или преподавательницей французского. Но иметь секс с тренершей это даже хуже, чем иметь секс с официанткой. Я думала, что смогу найти в себе силы и забыть об этом. Но этого не случилось. С каждым днем я злилась на него все больше и больше. Мне казалось, что я превращаюсь в один большой комок ненависти. В конце концов я сказала Илаю, что хочу развод. В ответ он просто кивнул голово – словно сам он уже давно решил, что нам стоит расстаться.

– У него был секс с Нэнси, моим тренером по йоге, – наконец, выговариваю я.

Я произношу эту фразу спокойным тоном, но внутри меня все бурлит.

– Я не смогла его простить, – продолжаю я.

– Чудно, – говорит Мелани с загадочной улыбкой на лице.

Порой она выводит меня из себя. Ее улыбка такая радостная и задорная, что кажется, будто она надо мной издевается. В моменты, когда она улыбается, мне хочется влепить ей пощечину. Хотя я прекрасно пониманию: она не виновата в том, что в моей жизни творится полный бардак.

– Думаю, для первого раза хватит, – говорит Мелани.

Я изумленно мотаю головой.

Что значит для первого раза?

Я хожу сюда уже несколько месяцев.

– Сегодня ты впервые заговорила о том, что тебя беспокоит, – говорит Мелани, прочтя вопрос в моих глазах.

Я пожимаю плечами, беру еще одно печенье, с наслаждением отправляю его в себе в рот и встаю с кресла.

– Увидимся на следующей неделе, – говорит Мелани.

Я киваю головой и выхожу из кабинета.

Девушка на ресепшн провожает меня взглядом.

Я выхожу на улицу. Ветер начинает ласкать мои волосы. С внутреннего двора здания доносится запах вишни (видимо, кто-то поблизости готовит вишневый пирог). Я сажусь в машину, вставляю ключ в замок зажигания и еду домой.

Не знаю, помог ли мне сегодняшний сеанс, но у меня возникло ощущение, будто ледяная корка, покрывающая мое сердце, немного подтаяла, как если бы на нее случайно попал лучик солнца.

Наверно, это хорошо. Возможно, моя попытка откровенно рассказать Мелани о том, что я чувствую, – это мой первый шаг к исцелению.

Чтобы продолжить, зарегистрируйтесь в MyBook

Вы сможете бесплатно читать более 47 000 книг

Зарегистрироваться