Книга или автор
3,5
2 читателя оценили
167 печ. страниц
2011 год
12+



А скрипачка тем временем наигрывала очередной марш Мендельсона. В зал входила очередная пара с родственниками. Настя пригляделась и ужаснулась! Невеста была дочкой известного в городе криминального авторитета. А жених – служащим местного казначейства. Мафия города роднится с казенными финансами! Куда смотрят правоохранительные органы и ФСБ?! Что делать?!

– Начинать, – подсказала ей начальница, подобострастно улыбаясь родственникам невесты.

И Настя начала. Смутно понимая, что все происходит неспроста, она попыталась сосредоточиться на высоких словах о земной любви, но мелкий юнец, стоявший ближе всех к ней, от нечего делать решил высказать свое мнение по поводу Настиного наряда приятельнице. И высказал, после чего они дружно похихикали. А потом и вовсе стали откровенно хохотать, когда заметили на разрезе английские булавки. Настя попыталась поглядеть на парочку уничижительным взглядом, но вместо этого у нее получилось некое подобие укора, от чего те расхохотались еще громче. Настроение испортилось окончательно. В земную любовь, глядя на жениха и невесту, верилось с трудом.

Криминальная дочка выглядела вполне самостоятельной девицей с замашками особы королевской крови. Она взмахом руки заткнула скрипачку, вытолкнула жениха на середину ковра и сама встала рядом, властно уцепив его под руку. Жених стоял совершенно потерянный и неуклюже улыбался. Ну, и зачем ей такой хлюпик, невольно подумала Настя, глядя на пару. Но растянула свой рот до ушей, собираясь делать свое нелегкое дело.

– Все, надоело! – неожиданно заявила девица, срывая с себя фату. – К черту этого хлюпика!

– Не понял, – произнес криминальный авторитет, выпячивая отцовскую грудь.

– Я не стану его женой, – еще тверже заявила невеста и пошла к выходу.

– Стоять! Не двигаться! – заорал авторитет и побежал к ней.

Хорошо, что он не докричал последнюю часть фразы, напрашивающуюся само собой: «Буду стрелять!» Но и без нее у Насти подкосились ноги, и она плюхнулась на стул, как кучка лимонов в авоське. Начальница схватилась за голову и побежала за авторитетом.

– Минуточку, минуточку! – кричала она, оборачиваясь к гостям. – Всем оставаться на своих местах! Такое бывает у каждой пары! Каждый раз одно и то же!

Гости очень удивились, но на месте стоять остались. Настя прикинула, что на этот раз ей в вину поставить нечего. Этот инцидент возник не из-за нее, а из-за взбалмошной невесты, так вовремя одумавшейся. Она обвела глазами зал: мелкий юнец со своей приятельницей больше не хихикали, а тревожно переминались с ноги на ногу, родственники жениха сбились в стайку и, как встревоженные воробьи, пытались строить планы на будущее. Сам жених, опустив голову на сутулые плечи, ковырял носком новой туфли полушерстяной ковер. Приглашенные со стороны невесты принялись прогуливаться по залу.

Когда невесту втащили обратно, Настя кисло улыбнулась и поднялась.

– И чего ты хочешь этим добиться? – кричал отец. – Я лишу тебя наследства! Не дам ни рубля!

– Подумаешь! – не сдавалась невеста. – Напугал! Сама заработаю!

– На что?! На что ты сама заработаешь?! – скандалил авторитет. – На дешевые тряпки?! И станешь такой же, как она! – Его толстый палец указал на Настю.

– Позвольте, – обиделась та, решив пояснить, что надетое на ней платье стоит половину ее зарплаты.

– Не позволю! – взревел авторитет и продолжил: – Посмотри на нее!

Вместе с невестой на Настю посмотрела вся толпа.

– Цыпленок в платочке! Она сама зарабатывает себе на жизнь. Ты тоже этого хочешь?! А ты думаешь, она ходит по ресторанам и нормально питается?! Ест устрицы каждый день?! Ливерная колбаса – вот ее рацион!

Настя не стала возражать. Она любила свежую ливерку и покупала каждый раз, когда ее привозили в местную булочную. Там продавщица, чрезвычайно душевная женщина, шепотом, тайком от других покупателей, всегда ей сообщала о свежести колбасы. А вот устриц Настя никогда в своей жизни не пробовала. На Новый год они с Маринкой как-то за бешеную цену купили баночку мидий, но те показались им сущей гадостью, и они пожалели, что истратили на них деньги, лучше бы купили колбасы.

Невеста тем временем разглядывала Настю. Та поджала дрожащую губу, расправила складки на лимонном платье и приняла вид поруганной невинности.

– Ты думаешь, что у нее есть жених?! – продолжал вопить отец невесты. – Да она родилась старой девой!

Зря он по самому больному месту. Зря…

Ни жениха, ни даже просто нормального молодого человека у Насти действительно не было. Так вот уж получилось. Но справедливые обвинения ей стали надоедать. Да, у нее нет никого, но только что тут брачевалась пара, в которой жених, что передумал жениться, был готов поменять на Настю свою невесту! А это не так уж и мало. Может, если она проработает здесь еще пару лет, кто-то и решится сделать это на самом деле.

– А ты думаешь…

«Хоть бы он заткнулся», – подумала Настя, чувствуя, что вот-вот разрыдается.

– Ладно, я согласна, – под тяжестью доводов смирилась невеста.

Криминальный хам замолчал, моментально закрыв рот.

– Продолжим церемонию, – собралась с силами Настя…

В своем кабинете она под жалостливый взгляд Риммы скинула с платья шаль и села за стол. Ясно, что крик отца невесты не слышал только глухой, во всем здании загса тонкие перегородки, а эхо в зале торжественных церемоний разносится по всем уголкам. Небось, и прохожие на улице все это слышали.

– Грубиян, – успокаивала ее Римма, – таких убивать надо!

– Да пусть живет, – ответила ей Настя, – в принципе, он сказал правду. Я действительно старая дева с низким уровнем дохода. И ливерка, между прочим, моя самая любимая колбаса…

– Ты должна потребовать премиальные у начальницы за унижение в присутственном месте.

Начальница будто стояла под дверью и все это слушала.

– Анастасия, я увеличу тебе премию за вредность. Не принимай все близко к сердцу. Как говорится, клиент всегда прав. Тем более ты знаешь, кто был этим самым клиентом. Девочки, – она посчитала тему исчерпанной и обратилась к ним с призывом, – дружно готовимся к золотому юбилею! Поздравлять юбиляров пойдем всем коллективом, у пары мало родственников. Нужно создать массовость, приедет телевидение снимать передачу о том, как отлично мы проводим праздники в нашем загсе. Анастасия, не забудь накинуть шаль, а то дедушка-юбиляр при твоем оголенном виде решит поменять на тебя свою старушку! – она захохотала над своей шуткой и вышла.

Настя не стала накидывать шаль, а попросту переоделась. Ничего страшного не будет в том, что она простоит в уголке в джинсах. Церемонию ведь вести не ей – за золотых юбиляров «отвечала» Римма.

Все прошло вполне благополучно, без эксцессов. Если не считать того, что золотой «молодожен» ухитрялся пощипывать Римму Вишневскую за бок, довольно хихикая при этом каждый раз. Но Настя подумала, что Римме вряд ли увеличат премию за немотивированное домогательство. Все сделали вид, что ничего особенного не происходит. Скандала-то не было. Старушка жена, привыкшая за пятьдесят лет к подобному поведению мужа, стояла непробиваемая, как танк. «Вот с такими так долго и живут», – решила Настя.

Вечером она отправилась к Марине возвращать платье, которое испортило весь рабочий день.

– Маринка, – говорила Настя, пока та разглядывала, не появились ли на подоле жирные пятна, – давай скинемся и купим одно на двоих приличное платье. Только пусть оно будет черным или темно-синим. Фигуры у нас совершенно одинаковые.

– У меня тоньше талия, – заметила подруга.

– Неправда, твое платье мне в самый раз, ты же знаешь!

– В талии оно мне великовато.

– Ну, хорошо. Талия у тебя тоньше. Не в этом дело. Давай в кредит купим одно на двоих, но самое дорогое…

И подруги принялись обсуждать, на чем можно сэкономить, чтобы выделить для кредита необходимую сумму. Одна отказалась от обедов, другая решила пожертвовать ужинами. И ни в коем случае перед Новым годом не разбазаривать деньги на деликатесы, а сесть на жесткую диету. Диета – отличный способ не только сэкономить, но и похудеть на пару-тройку килограммов. А если еще что-нибудь продать… Но продавать было нечего, кроме самих себя. Но до этого девушки еще не докатились.

Нужно было не просто купить дорогое платье, но и подобрать к нему необходимые аксессуары, призванные как-то разнообразить наряд, чтобы его одинаковость не бросалась людям в глаза. Голь на выдумки хитра. Если поверх платья на талии повязать большой кусок прозрачной ткани, а верх украсить крупными бусами – это будет один наряд. А если прикупить кожаный пояс, украшенный стразами, и увешаться при этом бижутерией в тон пояса – будет другой наряд. Главное в таком случае, чтобы платье было элегантным, но простым. И незапоминающимся. С последним доводом Марина не согласилась. Ей хотелось, чтобы Копейкин, увидев это платье, запомнил ее на всю жизнь.

Пока подруга представляла, как Женька Копейкин сложится в штабеля, увидев ее в новом платье, Настя корила себя за раздобревшую талию. Да, Маринка была права, она действительно поправилась. От спокойной, размеренной жизни, в которой не нашлось места для переживаний, страданий и слез, одним словом – без любви. Любви не было не потому, что Настя категорически не хотела обременять себя страданиями, просто как-то не сложилось. Дом, работа, магазины, дом плюс изредка Маринка с культурно-развлекательной программой. Еще реже – неудачные знакомства с молодыми людьми, которые оказывались грубыми, пренебрежительными и забывчивыми.

Зато в Настиных фантазиях жил красавец Супермен, готовый ради нее на подвиги и приключения.

Марина говорила подруге, что у той стремительно развивается «комплекс Алисы в Стране Чудес». Богатое воображение дам, страдающих этим комплексом, требует определенного сценария незабываемой встречи, который в реальной жизни мало осуществим. «Алиса в Стране Чудес» никогда не станет знакомиться с попутчиком в общественном транспорте, с водителем такси или холостяком у прилавка с полуфабрикатами. Ей подавай страну чудес и сказку с Суперменом.

Этот Настин комплекс, по мнению Марины, плавно перетекал в другой – в комплекс «Золушки». В этом случае дело обстояло еще хуже. Пассивная жизненная позиция Насти, ожидающей своего принца, который бросит к ее ногам мир приключений и полноту чувств, слишком затянулась и грозила перерасти в комплекс Титании. Это когда практически уже не нормальная женщина создает в своем воображении образ идеального Супермена, которого ищет всю жизнь! После этого на Настиной личной жизни можно было смело ставить крест.

Марина Соловьева работала помощницей психотерапевта Селезнева, оттого ее слова сомнениям не подвергались. Но ничего поделать с собой Настя не могла. Знакомиться в метро? В трамваях, автобусах?! А вдруг он окажется убийцей-одиночкой с маниакальными завихрениями? Нет, спокойнее сидеть дома и ждать принца, фантазируя о Супермене. И, безусловно, ходить на работу, зарабатывая себе на хлеб насущный. И на платье с аксессуарами. Комплексы комплексами, а платье жизненно необходимо, иначе у Насти разовьется такая патология, что никакой психотерапевт Селезнев ее не излечит.

– В кредит, – процедила, прикидывая, Марина, – это хорошо. Но еще лучше поднакопить самим, не хочется отдавать чужому дяде проценты. Через месяц я получу отпускные, к ним добавим твое отпускное пособие, получится вполне приличная сумма. На остаток средств можно благополучно сидеть на диете.

– Шаманская меня не отпустит, – покачала головой Настя. – Лето – самая напряженная пора.

Летом действительно женились все, кому не лень. Овощи, фрукты дешевые, к ценам на водку, подросшим после мартовских праздников, вроде уже и притерпелись. Женись не хочу! Многие хотели, и именно в летние месяцы. Более спокойным был только май, новобрачные, веря в русскую народную пословицу, не хотели всю жизнь маяться. Но май прошел.

– Ладно, не страдай, – утешила ее Марина, – что-нибудь придумаем. Купим на мои деньги, а ты мне потом отдашь половину. Главное – не сидеть сложа руки, а бегать по бутикам и присматривать. Чем меньше времени мы потратим на его приобретение, тем лучше…

– Ты видела Копейкина! – всплеснула руками Настя, приглядываясь к подруге.

– Видела, – призналась та, вздыхая. – У него невеста живет в моем доме. Есть у нас одна длинноногая модель, квартиру в соседнем подъезде снимает. Никогда не думала, что Копейкин увлекается моделями!

Копейкин увлекался мотоспортом. Высокий, подтянутый, интересный, он всегда привлекал Марину. Но близкие отношения не складывались именно из-за нее. Рядом с ним обычно раскованная и нагловатая Марина тушевалась, смущалась, теряла дар речи, вообще, вела себя как последняя дура. А так как ей не нравилось ее же идиотское состояние, она решила немного подождать и привыкнуть к тому, что высокий, подтянутый, интересный Копейкин, кроме мотоспорта, увлечен и ею.

Как оказалось, зря. Еще ни одно отложенное дело не принесло положительного результата. Когда Марина поняла, что откладывать Копейкина было глупо, стало поздно. Он резко собрался жениться. Анастасия права, этим летом женятся все кто ни попадя. Но он только собирался это делать, значит, теплилась надежда. Значит, следовало браться и очаровывать Женьку, отбивая его у модели, а не ходить с трагическим видом. Жених еще не законный муж.

– К тому же, – подумала Марина вслух, – у этой модели ноги хоть и длинные, но кривые.

Решимость подруги приобрести сногсшибательный наряд окрылила Настю. Она представила, как заявится на торжественную церемонию в сплошном гламуре за бешеную цену, озвучит ее Шаманской, Римме с ее шалью, девчонкам… Это нескромно, цену она не озвучит. Платье должно все сказать за нее. Да, именно такое платье, чтобы ни у кого не возникло сомнений в его благородном происхождении. И тогда уже никто не скажет, что она неудачница, любящая ливерную колбасу.

– И волосы у нее выжжены гидроперитом, – продолжала выискивать недостатки у модели Маринка. – Кстати, – она повернулась к подруге, – тебе тоже нужно перекраситься в блондинку. Челка с перышками – это хорошо, но блондинка еще лучше. К иссиня-черному платью очень пойдет.

В том, что оно будет иссиня-черным, обе девушки не сомневались. Сногсшибательное платье не должно радовать канареечными цветами. Ему предназначается двойная миссия, выполнить которую сможет лишь нечто строгое и одновременно элегантное. И не винтаж, пусть это будет новейшая находка модельера. Под нее можно и подкрасить волосы, так что Насте потребуется сменить имидж. Да и Марина должна будет выглядеть на все сто процентов. И дался ей этот Копейкин! Хотя, если бы не он, еще не известно, согласилась бы та покупать новое дорогущее платье.