Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно
Написать рецензию
  • dream_of_super-he...
    dream_of_super-he...
    Оценка:
    40

    У Последнего была в жизни цель и мечта - дорога. Пожалуй, только благодаря настойчивости, силе воли, порядочности и настоящим желаниям, умению отличить настоящее от фальшивого он и смог добиться желаемого.
    Две войны. Это уже слишком много для одного человека. Но тем, кто сумел не сломаться, не сложить руки, а идти навстречу каждому новому повороту, с его изяществом и грацией можно только восхищаться.
    У Барикко очень впечатляющий стиль, это моя первая книга у него. И то, как история может быть подана глазами каждого из её участников, со всеми особенностями, присущими данному персонажу - это очень и очень здорово. В той части, где дневник Елизаветы, - очень много прекрасных моментов и наблюдений относительно женского поведения.

  • Unikko
    Unikko
    Оценка:
    40

    Человечество всегда стремилось управлять хаосом, для чего использовало различные, иногда неожиданные, инструменты и методы: слова, числа, формулы, расписания, базы данных. Как справедливо заметил один из героев романа: «Каждый понимает порядок по-своему». По мнению сына Либеро Парри, носящего символичное имя Последний, способом систематизации пространства являются дороги, и не только пространства, но и воспоминаний. Буква «П» на шкатулке, серпантин Колле-Тарсо, горка Пьяссебене… Разрозненные фрагменты прошлого можно упорядочить и объединить... в одну дорогу, скоростную трассу. Это и стало целью жизни Последнего.

    Я построю дорогу, сказал он. Где именно — не знаю, но я ее построю. Такую дорогу никто себе и представить не может. Эта дорога заканчивается там, где берет свое начало. Я построю ее на пустом месте — ни барака поблизости, ни заборов, совсем ничего. Я построю ее не для людей, это будет трасса, скоростная трасса. Она будет вести исключительно к себе самой; ее место вне мира, вдали от его несовершенства. В ней сойдутся все дороги земли; именно она будет целью каждого, кто отправляется в путь. Я создам ее, и знаете что? я сделаю ее такой длинной, чтобы она вместила всю мою жизнь, поворот за поворотом, все, что я видел собственными глазами и никогда не забуду.

    Мечта Последнего, возможно, так и осталась бы экстравагантной фантазией, если бы сам он не был особенным человеком, отбрасывающим золотую тень на восприимчивых близких. Пожалуй, самое приятное в «Такой истории», и одновременно самое отталкивающее, – невероятная упорядоченность и гармония сюжета. Стремление главного героя систематизировать пространство, а заодно и свою жизнь, придает целеустремленность и продуманность не только поступкам самого героя, но и действиям и судьбам всех действующих лиц романа.

    Как известно, герои большинства «серьезных» романов XX века жили и действовали в абсурдном мире, в котором человеческое существование не имело ни цели, ни смысла. И даже те из литературных героев, кому после долгих сомнений и поисков стал ясен смысл жизни, не смогли бы сказать, в чем этот смысл состоит. Поразительно, как роман о XX веке, написанный в 2005 году, оказался историей о целостности и органичности человеческого бытия, с четко сформулированным смыслом жизни?!

    Люди проживают год за годом, но по-настоящему они живут лишь малую часть отпущенного им времени — это годы, когда они выполняют то, для чего появились на свет. Именно тогда они чувствуют себя счастливыми. Все остальное время проходит в ожидании или воспоминаниях.

    Трудно согласиться с авторской метафорой, будто история XX века, в том числе две мировые войны и русская революция, описывается… конфигурацией трассы в Сильверстоуне (о ней ведь речь: Великобритания, конец сороковых, бывший военный аэродром, 18 поворотов?) Время действия в книге - XX век (если совсем точно - 1903-1980 годы), но дух её сформирован опытом современного поколения. Обретает ли в этом случае прошлое необходимый смысл?

    Я прочитала эту книгу буквально на одном дыхании и даже расчувствовалась в финале. Но чем больше я думаю о романе, тем меньше он мне нравится. Это не история XX века, это - его некролог. Я думаю, преждевременный. Как говорил один знаменитый писатель, чьим ровесником по странному совпадению является Последний: «прошлое не бывает мертво». А XX век – это «даже не прошлое».

    Читать полностью
  • satanakoga
    satanakoga
    Оценка:
    38

    Книга закончилась, а я до сих пор не понимаю, как я её оценила.
    Книга раздражала - безусловно, особенно завитушечки о войне - с переливчатыми метафорами и аллегориями, с безумно красивой математической структурой..противно было. Ведь кровь не станет вином, если её описывать как густое сладкое вино, и смерть можно сколько угодно поэтизировать, повесить в чёрном туннеле занавесочки в цветочек, провести электричество, чтобы не было этого тусклого света в самом конце, но гниение не спрячешь под тюлем.

    Книга забавляла - особенно эта способность текста распадаться на романтические, философские, жизнеутверждающие и морализаторские цитаты. Я прямо вижу, как ТКП ходит ходуном, потому что под ним то ли кто-то играет Шуберта на пальцах, то ли строчит красивые и стильные цитаты в блокнотик с бабочками. Чтоб было.

    Книга гипнотизировала - эти повторения, эти плавные переходы, эти повороты, эти совпадения и несовпадения, и как персонажи несколько раз выворачивали себя наизнанку, и волк становился сперва красной шапочкой, а потом бабушкой и охотником, а потом уже и вовсе бабушкошапочкой и волкопирожками.

    Книга о мечте и безумии. О времени. О смерти. О любви, которая всю жизнь приворяется, что её нет. О страсти к дороге, которая и есть ты сам. О том, как придумывать свою судьбу и самого себя, ведь если не ты, тогда кто это сделает?

    А на самом деле где-то и когда-то родился мальчик, которого назвали Последний. Как-то раз они с отцом выпили и несколько часов блуждали по улицам, наматывая бесконечные круги, и тогда Последний вырос и стал одержимым. Дорогой, трассой, бесконечным повторением, движением от станции Я до станции Снова Я.
    Где-то по пути Последний встретил кучу народу: гоночные автомобили, щедрых распутных графов, войну, друзей, которые всё равно умрут, красивых женщин с лёгким характером, разнообразные рояли, странную девушку Елизавету, тоже одержимую, но несколько иначе, заброшенную взлётную полосу, восемнадцать поворотов, букву П, изящный изгиб в виде женской шеи, да и мало ли кого ещё.
    Вот такие дела.
    Если вам всё ещё ничего не понятно, это не ко мне, это к Барикко.

    Читать полностью
  • Sunrisewind
    Sunrisewind
    Оценка:
    28

    Я всегда завидовала одному - нет, не деньгам, не положению в обществе... Я всегда завидовала мечте. Знаете, такой, чтобы не "мечта", а "Мечта", такой огромной, что боишься не успеть ее достичь и за всю жизнь, такой голубой и светлой. Мечте не только для себя, но и для людей... И вот кому-кому уж можно позавидовать в этом плане, так это главному герою книги "Такая история" со странным именем Последний. Каждая страница романа показывает нам, как был сделан шаг к исполнению этой заветной Мечты. Иногда шаг был крошечным, почти незаметным, а иногда значительным, менявшим судьбы окружающих людей. Но ведь когда впереди такая Цель, то каждый вздох - это уже на секунду ближе к Дню Икс, когда мир станет капельку лучше.

    Я не могу сказать, что мне была близка эта мечта по духу, ведь Последний грезил о совершенной гоночной трассе, а я не причисляю себя к фанатам Формулы-1 да и вообще автомобильного дела, но мастерство Барикко (а после 3й прочитанной книги я уже нисколько не сомневаюсь в уровне автора и возвожу его в ранг любимых) не оставляет тебе шанса. Я не знаю, как можно не проникнуться вот этим, например...

    Очень много поворотов, Елизавета, все, когда‑либо виденные мной. Очертания мира. В абсолютной пустоте. Да. Ты заводишь мотор и трогаешься с места. И ездишь кругами. Ездишь до тех пор, пока повороты не сольются в одно целое, пока движение не будет начинаться там, где заканчивается, и исчезать в себе самом. Тогда тебе явится совершенная окружность, непрерывная и без малейшего изъяна. Вся твоя жизнь будет заключена в этой окружности. Но окружность существует исключительно в твоем воображении – в реальности ее нет. Она в тебе.

    Впрочем, я не утверждаю, что книга обязана нравится всем. Полагаю, что самым большим камнем преткновения может стать структура и язык книги. Мне кажется, что это явно "на любителя". Лично я долго привыкала то к отсутствию знаков препинания, то к длинным пробелам в строках (кстати, очень похоже на белые и черные клавиши рояля), то к стократным повторениям одной и той же фразы. Но если влиться в мелодию книги, раствориться в ней, тогда все эти "особенности" превратятся в нотами непередаваемого очарования и своебразия.

    Особо хочу отметить тот факт, что повествование ведется от лица разных персонажей. Из-за этого сюжет иногда делает такие крутые повороты, что невольно возникает ассоциация с той идеальной трассой, о которой мечтал Последний. Это вызывает восхищение, ведь любая книга - это дорога, но не каждая - гоночная трасса для испытателей.

    Запала в душу часть о войне, которой отведено довольно много страниц. Одно из лучших описаний, которые я когда-либо читала. Его невозможно процитировать - надо только читать. Слишком объемно, слишком глубоко и щемяще жестоко.

    Вот такая вышла история - история отдельных тропинок, по которым текла жизнь простых людей, и история величественной дороги, в которую они все вливались, история нашего мира, волнующего, беспощадного и прекрасного...

    10 / 10

    Читать полностью
  • Francais_Pierrot
    Francais_Pierrot
    Оценка:
    17

    Говорят, эта книга о дороге. Ещё говорят, - о любви.
    Для меня эта книга прежде всего о ХХ веке.

    "Такая история" - история о истории. Тавтология? Отнюдь!
    История одной мечты, одной жизни, одной любви проносится на фоне величайших событий столетия: больших гонок, большой войны, большой революции. Клубы пыли оседают - и перед нами открывается История, перед нами возникает самый прекрасный, самый завораживающий век. Пусть Барикко и пишет, что "история - оптический обман. Её делают единицы, а приписывают всему человечеству". Ему удалось сделать его историю. Историю собственного ХХ века. Наверное, такая история есть у каждого...

    Последний, главный герой романа, участвует в жизни вскользь. Он посвящает себя своей мечте и и старается воплотить её любым путём. Обязательно. Он рождён для этого. Да, даже люди говорят, что у него "золотая тень". Значит, у него обязательно всё получится - иначе и быть не может! Честно говоря, при таком раскладе событий начинаешь ждать пафосного финала, в котором мечта героя не только сбудется, но и станет частью того века, что постоянно оставался где-то у Последнего за спиной. Однако всё несколько сложнее. Последний не связывает себя ни с людьми, ни с обстоятельствами, некоторые неприятные вещи он просто-напросто вычёркивает из жизни, чтобы навсегда о них забыть. И, увы, его век, по которому он прокладывал свою дорогу жизни, совершенно не важен для него. А потому и он со своей необъятной мечтой становится для огромного механизма века лишь маленьким винтиком.
    Его мечта осуществляется, конечно. Он создаёт то, что задумал. Но насколько это частное переживание, это личное достижение, желание, цель оказывается далеко от века, от истории...
    Вот такая история вышла - самая важная история в жизни главного героя не стала частью мировой истории. Она оказалась ненужной, лишней, заброшенной. Её смогла понять лишь Елизавета, та, которая была рождена, чтобы любить Последнего.

    Немного обидно, но ведь так и бывает всегда, правда? Особенно в том удивительном веке, когда каждый ощущал себя творцом истории.
    Неужели и мы сейчас так же заблуждаемся? Неужели и мы?..

    Читать полностью