Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Море-океан

Добавить в мои книги
1071 уже добавили
Оценка читателей
4.31
Написать рецензию
  • lorentsia
    lorentsia
    Оценка:
    369
    Он ощутил пьянящий восторг, словно только что выбросился из окна.

    Эта цитата из самого начала "Моря-океана" задала тон всему вихрю моих разнонаправленных мыслей по поводу этой книги. Вот так, вот так надо жить, - думала я, - чтобы пьянящий восторг! Как будто бы из окна.
    А потом думала, ну что за глупости. Ведь разве я в том возрасте, чтобы восторг? И тем более чтобы из окна.
    Напротив, мне пора уже жить-поживать да добра наживать. Давно пора. Да.

    Понимаете, я в школе очень любила "Мцыри". "Героя нашего времени" и то меньше. "Таких две жизни за одну, но только полную тревог, я променял бы, если б мог" - это тогда было про меня.
    В старших классах я любила уже Есенина. Он тоже хорошо душу рвал. "Вот так же отцветем и мы, и отшумим, как гости сада" - вроде и не сильно хотелось, чтобы про меня, но приятно щекотало нервы.

    В университете много читали Байрона, но мне уже не ко времени пришлось. Что восемнадцатый век, что даже наполовину девятнадцатый уже казались наивными, почти смешными. Читаешь какого-нибудь Ромена Роллана и хочется сказать, саркастически пришмыгивая носом - "Как люди жили, как тонко чувствовали!" Вот Оскар Уайльд - это да. Наш человек.

    Так казалось тогда.
    А сейчас думаешь - какая все же это была поза. Оченно привлекательная, правда. Причем по сей день.

    Так вернемся к нашему Барикко. Вот такое чувство, что для него романтизм - не поза. Что он живет не в нашем банальном мире, а где-то в глубине покрытых романтической дымкой веков.
    А иногда даже думаешь, что может, не он смотрит на мир сквозь розовые очки. А через серые - мы.

    Знаете, я давно и прочно считаю себя прагматиком. Но что-то меня зацепило. Что-то меня совсем проняло.
    "Друг мой, друг мой, я очень и очень болен. Сам не знаю, откуда взялась эта боль..."

    Так все же, пьянящий восторг или добра наживать?
    (Сейчас-то я уже знаю, что все и сразу - не бывает).
    А такую дилемму... разве ее так просто разрешишь...

    P. S. Есть ближе к концу этой книги потрясающий фрагмент страниц на двенадцать. Это, пожалуй, единственный момент, который не вводил меня в противоречие с самой собой, а заставил искренне и от души повеселиться. Что очень редко бывает, когда читаешь книгу. (В последний раз я так угорала, как сейчас помню, над историей покупки дома на Кипре в книге Лоренса Даррела "Горькие лимоны").
    Вот и тут я просто рыдала, а потом велела мужу выключить свой футбол прямо на середине, и читала ему вслух. Да-да, ту самую уморительную историю про сватовство Бартльбума. Все двенадцать страниц. Вслух. Имя Бартльбум на каждой из них по несколько раз. Это вам скороговорка покруче чем кукушка кукушонку купила капюшон. Но я справилась. И мы оба в голос рыдали от смеха.

    P. P. S. А теперь СПОЙЛЕРЫ!
    А потом уже я рыдала одна и не от смеха, дочитывая "Море-океан". Потому что в конце все умерли.
    Ну ладно, на самом деле я уже не рыдала. (Потому что все слезы вышли еще на "Титанике").
    И умерли не все, а почти все.
    Но шорт его прям побьери, этот романтизм...

    Читать полностью
  • Darolga
    Darolga
    Оценка:
    158
    ...короткое, но бесконечное,
    по-своему волшебное и невыносимо простое слово.

    — Море?

    Любите ли вы море так, как люблю его я? Рожденная у моря, каждый день смотрящая на него из окна, я даже не представляю себе как можно его не любить. И даже не смотря на то, что у нас с морем довольно непростые отношения - при всем трепетном отношении к этому невероятному чуду природы я так до сих пор и не смогла его покорить, а оно каждый раз стремится поглотить меня, забрать к себе на глубину, которая манит и страшит одновременно, я все равно люблю море и не мыслю жизни вдали от него. Оно не отпустит.

    Море это нечто большее, чем просто вода, постоянно обнимающая белой пеной берег или в гневе переворачивающая корабли. Море завораживает, море убивает, волнует, пугает... оно и мудрое, и нежное, и сильное, и непредсказуемое. Но главное - море зовет.

    В истории рассказанной Алессандро Барикко море призвало к себе совершенно разных людей. У каждого из них своя непростая судьба, но линии их жизней ведут к одному и тому же - затерянному на карте месту - таверне "Альмайер" на берегу моря. Для кого-то здесь найдется надежда или новое знание, для кого-то вдохновение или долгожданные ответы, а для кого-то - спасение или же смерть. Чтобы не сулило море в конце пути, до этого каждому будет дарована новая жизнь и встреча с истинным самим собой. Бесценный подарок.

    "Море-океан" - иллюзия, красивая сказка, в которой больше правды, чем вымысла. В ней море. Оно плещется на страницах книги, шумит в строчках и разбивается о слова.

    Я не могу сказать, что мне нравится творчество Баррико. Несколько лет назад я не смогла проникнуться его "Шелком", в этот раз "Море-океан" несколько оттолкнул от себя своими героями, но что нельзя отнять у этих двух романов, так это образы. Они у Баррико прекрасны. Его образы всегда витиеваты, подчас совершенно невероятны и поразительны. Он умеет превращать слова в нечто совершенно невообразимое. Кажется, звучит немного пафосно, не так ли? Но на самом деле, здесь нет пафоса, здесь только яркие мелодичные образы, которые завораживают. Невозможно оторваться, и хочется заблудиться где-то между этих чарующих строк.

    NB А ведь я могла пройти мимо "Моря-океана". Довольно долго меня отпугивало то обилие слов и восторгов, которое сказано об этом романе, но так сложилось, что благодаря одному очень хорошему человеку, ко мне в руки попала эта книга и я рада, что не упустила ее. Это было прекрасно, также как и море.

    Читать полностью
  • Mi_Iwaike
    Mi_Iwaike
    Оценка:
    144

    Я никогда не была на море и не умею плавать. Но я видела океан. Он большой, сильный, волнующийся и волнующий.
    Знаете, как бывает перед сном? Поймаешь мысль и идёшь за ней. К примеру, думаешь про снег. Какой он мягкий, белоснежный, как он блестит на свету... А сонный мозг уже не может уследить за разумом и рождает новые, совершенно отвлечённые образы. Думал про снег, а мозг взял, и направил твои мысли в другую сторону, а ты ловишь себя на том, что размышляешь об огромном надувном мяче оранжевого цвета. И откуда он взялся в твоём мозгу?
    Так и в этой книге. Поймаешь нить повествования и послушно бежишь по ней. А она внезапно обрывается. Или внезапно повествование меняет тему. И ты как в лабиринте без тупиков. Плавно так, но ты то вправо побежишь, то налево развернёшься, а может тебя вообще назад отбросит.
    И в этой книге глубина и холод моря. В неё не зайдёшь постепенно, стоит только распахнуть страницы, и ты уже на самой глубине, на самом дне. Ты просто тонешь, захлёбываешься, но так не хочется возвращаться на берег...
    Солёные истории. Каждая о своём, но все они вливаются в одну. Преодоление страха, который терзает и мучает, но так легко и быстро отступает, стоит только найти на него управу. Поиск длиною в жизнь, извечные надежды, письма неизвестному адресату. Картины моря морем. Но всё рассыпается, оно не для нас. Всё это лишь для усталых людей, которые в море ищут исцеление.

    Читать полностью
  • TibetanFox
    TibetanFox
    Оценка:
    133

    Море, море… Сам автор говорит о том, что есть три типа людей: те, кто живут в море, те, кто тонут в море, и те, кто возвращаются живыми. Три части крошечного романа (?) Барикко так и можно условно озаглавить.

    Часть первая. Те, кто живут в море. Дышат морем, рисуют море морем, море-море-море-море-море-море (грека через реку), повторять, пока это не превратится в два бессмысленных слога. Первая часть не понравилась мне вот просто жуть как. Нарочитое, пафосное, чересчур утрированно романтическое повествование, периодически прерывающееся ванильными полупонятными «афоризмами», которые словно специально слеплены для туманных статусов в контактике, не очень при этом опираясь на основной текст романа. Все эти «он рисует море морем, так что остаётся только белый холст, пропитанный солёной водой» — ну просто удавиться веником, какой безумно богатый символизм. Создаётся впечатление, что все эти стереотипы-символы автор просто эксплуатирует, а эмоций в текст он впихивает такое зашкаливающее количество, что поневоле начинаешь ими давиться. К счастью, тут срабатывает право чтения по Пеннаку, и мозг автоматически начинает пропускать некоторые убаюкиващие пассажи.

    Впрочем, есть и хорошее. Сюжет при большом желании можно в этом море воды откопать, он довольно интересный, да и некоторые детали вполне себе ничего. Даже если не рассматривать подробно архетип моря и всеобщую на нём зацикленность, то линия про составление энциклопедии пределов — очень интересная. Энциклопедия пределов — это ведь энциклопедия ограниченности. А тут ещё сингулярность притаилась прямо на морском берегу.

    Коротко: на огонёк таверны на морском берегу начинают слетаться странные товарищи. Море-море-море.

    Часть вторая. Те, кто в море тонут. Вот в этой части у меня почти шок: она прекрасна. Не без минусов и пафосной стружки, но моя воля — я бы её вынула к чертям из этого романа и опубликовала отдельно. Совершенно другой стиль повествования, плотный, от первого лица, предельно насыщенный… Вот это — годный романтизм.

    Коротко: трагичная история морского бедствия, рассказанная несколькими очень тесно связанными персонажами.

    Часть третья. Те, кто из моря возвращаются. Ну, или не возвращаются, как показывает конец. Третья часть привязывает к повествованию такую чужеродную вторую, а затем плотно затягивает узлы и обрезает лишние болтающиеся сюжетные нитки. Впрочем, некоторые нити так и остаются болтаться не при делах — зачем их автор вообще вводил? Автор так старательно прячет смысл всего этого действа, что и искать-то его не хочется. Удивительно: загадка, которую совершенно не хочется разгадывать, хотя на ней и висит такая большая блестящая записка «Ну разгадай же меня!»

    Коротко: объясняет, кто такие персонажи из второй части, часть персонажей погибает, часть персонажей не погибает и продолжает заниматься странной ерундой по-новому.

    Под катом — пара моментов про сюжет, которые не спойлерные, но не читавшему книгу про них знать бессмысленно.

    Кто же всё-таки жил в комнате нумер семь? Не сам ли автор?

    Вот эта линия про «я вернусь и убью твоего любимого человека, чтобы ты страдал в точности, как я, потому что ты убил моего любимого человека» — ну это фу и дёшево. Это моя самая любимая сюжетка в романе, и так бездарно и стереотипно она закончилась Т___Т

    Увы, совсем не моё. Объективно эта книга получше двух звёздочек из пяти, но я ставлю субъективные оценки, не понравилось.

    Читать полностью
  • Seducia
    Seducia
    Оценка:
    60

    Когда-то давно мне попала в руки тоненькая книга под названием «Шелк» с фамилией Барикко на обложке. Она запомнилась как что-то акварельное, прозрачное и совсем легкое. Соскользнул шелковый платок с шеи – и ладно, больше вспоминать не о чем.
    Рассчитываясь на кассе книжного за «Море-Океан», я ожидала чего-то такого же – приятного, без претензий, прочесть в метро за пару поездок и забыть. А под мягкой обложкой оказались соленая вода, шторм, штиль, утренний бриз, непроглядный жемчужный туман, гордиев узел из чужих судеб, оборванные нити. Наверное, книгу стоило читать в очках, в перчатках, чтобы уберечься от ощущения ирреальности, от ощущения «прекрасной усталости», которыми пропитаны все герои романа, как лист бумаги насквозь пропитывается водой. Впрочем – стоило ли?
    Таврена «Альмайер», где-то на берегу реальности, где-то на берегу моря – неважно какого, море всюду, даже если ты за сотни километров от береговой линии, герои Барикко доказывают это один за другим. Они все несут в себе эту печать, и я теперь тоже. Постояльцы в этом далеком от мира месте – самое невероятное собрание людей: изменившая мужу женщина, девочка, слишком хрупкая, чтобы жить, священник, составляющий «Энциклопедию пределов» ученый, пишущий картины морской водой художник, другие, много других. Их объединяет одно слово из четырех букв.
    Пока читаешь, вода ласково омывает лодыжки, намокает платье, и ты как-то заходишь глубже, плывешь дальше, оказываешься там, у гостиничной стойки, на песчаном пляже, только тяжело вынырнуть, когда книга заканчивается.
    В одной из больших художественных галерей, куда съезжаются люди со всего мира, я бы выбрала экспозицию про море и непременно поставила там экземпляр этой книги. Потому что это самая пленительная и самая настоящая картина моря, которую мне случалось видеть, слышать и чувствовать.
    Я живу у реки, и не могу понять – реальны ли крики старых чаек за окном, или я все не вынырну из воображаемой воды.

    Читать полностью