Книга или автор
2,0
1 читатель оценил
290 печ. страниц
2016 год
16+
5

Алексей Кочетков
Кровавые преступления бандеровской хунты. Предисловие С.В. Железняка, заместителя Председателя ГД РФ

Предисловие

Книга, которую вы держите в руках – предостережение тем, кто не понимает либо недооценивает угрозы возрождения нацизма для современной цивилизации. Работа Алексея Кочеткова написана на основе детального и глубокого анализа ситуации на Украине, изучения архивных материалов, а также фактологии современных событий.

В книге собраны подлинные истории и хроники, документальные свидетельства преступлений, которые происходят при попустительстве властей Киева и до сих пор совершаются на земле Новороссии украинской армией и ультрарадикальными группировками против жителей Донецкой и Луганской областей.

Гибель тысяч ни в чем неповинных людей, геноцид народа Новороссии, разрушенные города и села, колонны беженцев и ужасная гуманитарная катастрофа – таков результат правления киевского режима. К сожалению, пока рано подводить печальные итоги, война против народа Юго-Востока Украины продолжается. Мы видим, что это не просто гражданская война, это ожесточенное противостояние пытающегося возродиться неонацизма с крепнущим антифашистским движением.

Россия всегда выступала за мирное разрешение любых, самых сложных конфликтов. Наша страна продолжает настаивать на прекращении военной операции и начале переговоров. Мы также всеми возможными цивилизованными способами пытаемся достучаться до мировой общественности, которая должна увидеть и узнать правду о событиях на Юго-Востоке Украины и повлиять на руководство тех стран, которые поддерживают нынешнюю Киевскую власть.

За твердую позицию в вопросах отстаивания интересов представителей Русского мира Россия подвергается сильнейшему внешнему давлению. Несмотря на это, наша страна остается верной своим убеждениям и никогда не допустит, чтобы на нашей земле и в мире подняли голову неонацисты и неофашисты. На это направлены усилия российского государства и гражданского общества. И данная книга – серьезный вклад в поддержку антифашистского движения.

Выражаю благодарность автору за высокопрофессиональную и крайне актуальную работу. Эта книга позволит читателям увидеть, что творится сегодня на Украине, узнать об истоках происхождения украинских неонацистов и последователей Бандеры, разобраться в причинах нацизации украинской государственной политики и общественной жизни, общества и безнаказанности жестоких преступлений, совершаемых фашиствующими молодчиками по всей территории Украины и, особенно, на Луганской и Донецкой земле.

Сергей Владимирович Железняк,

заместитель Председателя Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, заместитель руководителя фракции «Единая Россия» в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации, заместитель Секретаря Генерального совета партии «Единая Россия»

Россия и Украина: будущее одной иллюзии

 
Никогда мы не будем братьями
ни по родине, ни по матери.
Духа нет у вас быть свободными —
нам не стать с вами даже сводными.
Вы себя окрестили «старшими» —
нам бы младшими, да не вашими.
Вас так много, а, жаль, безликие.
Вы огромные, мы – великие.
А вы жмете… вы всё маетесь,
своей завистью вы подавитесь.
Воля – слово вам незнакомое,
вы все с детства в цепи закованы.
У вас дома «молчанье – золото»,
а у нас жгут коктейли Молотова,
да, у нас в сердце кровь горячая,
что ж вы нам за «родня» незрячая?
А у нас всех глаза бесстрашные,
без оружия мы опасные.
Повзрослели и стали смелыми
все у снайперов под прицелами.
Нас каты на колени ставили —
мы восстали и всё исправили.
И зря прячутся крысы, молятся —
они кровью своей умоются.
Вам шлют новые указания —
а у нас тут огни восстания.
У вас Царь, у нас-Демократия.
Никогда мы не будем братьями.
 
Анастасия Дмитрук, украинская поэтесса[1]

Говорят, то, что нас не убивает, делает нас сильнее. Ещё, правда, может покалечить. Физически или морально. Но лучше всё-таки думать позитивно, поэтому будем считать, что то, что нас не убьёт, обязательно сделает нас сильнее или мудрее. Мудрый учится и на своих, и на чужих ошибках. Или, во всяком случае, стремится к этому.

Политический кризис на Украине, в результате которого в стране досрочно сменились власть, строй, политическая и физическая карта, а также разразилась невиданная для новейшей истории Европы гражданская война, заставил многих людей в России по-другому взглянуть на своего юго-западного соседа. Взглянуть пристально и критично. Впервые в истории сосуществования двух народов[2] взглянуть на Украину просто реалистично. И то, что предстало перед взором русских наблюдателей, им не понравилось.

До событий евромайданной революции 2014–2015 гг. русские крайне мало внимания обращали на Украину. Парадоксальным образом эта явная невнимательность, граничащая с безразличием, сопровождалась обязательной мантрой, произносимой по любому близкому случаю, о «братских народах», «самых близких партнёрах», «единой победе» и пр. Наши соотечественники полагали, что Украина – эта такая «другая Россия» (не лимоновская, конечно), но только меньше, теплее, наивнее и проблемнее, чем «настоящая».

Когда же разразился кризис, поначалу напоминавший «Оранжевую революцию» десятилетней давности, но затем бесконечно переросший её, российские наблюдатели, удивлённо спрашивали друг друга: что случилось с братским народом? почему украинцы вдруг стали против нас? откуда в мирной Украине появились бандеровцы? Эти вопросы задавали друг другу не только обычные люди, которым простительная такая неинформированность о событиях в другой стране. Украинская революция под красно-чёрными флагами Степана Бандеры, стала, однако, неожиданностью и для значительного числа чиновников, ответственных за российско-украинское сотрудничество.

Ответ на вопрос, почему проевропейская по названию революция на деле обернулась националистической, в самом негативном смысле этого многогранного понятия, очень прост. Украинская революция стала националистической по той причине, что националистические идеи поддерживаются украинским обществом или, по меньшей мере, его активной частью. Необандеровцы появились в центре Киева не от сырости, идущей с Днепра. Они там уже были с самого начала независимого существования Украинского государства. Националистический взгляд на историю страны доминировал в школьных и вузовских учебниках, в политическом и медиамейнстриме[3]. Альтернативой националистическому (и, прежде всего, русофобскому) политическому вектору могло бы стать коммунистическое движение. Однако Коммунистическая партия Украины, традиционно опирающаяся на ностальгирующий по временам СССР пенсионный электорат, в условиях реальной революционной ситуации не смогла оказаться на высоте положения, как столетие назад её основатель.

Когда от пуль неизвестных снайперов пали первые жертвы на Майдане Незалежносте, в украинском обществе моментально нашёлся ответ о виновниках трагедии. Это были присланные Кремлём кадровые офицеры ФСБ. Знакомые киевляне говорили автору, что эта информация получена из абсолютно надёжных источников. Любые вопросы о том, зачем вообще Кремлю понадобилось засылать сотрудников ФСБ, чтобы убивать демонстрантов, упирались в стену: «Я уж не знаю, зачем, но мне сказали знающие люди на условиях анонимности». «Верую, ибо абсурдно», – говаривал Тертуллиан.

Мартовский референдум об отделении Крыма от Украины и возвращении в состав России украинские СМИ называли «проведённым под дулами русских автоматов». С такой точкой зрения соглашались даже те украинцы, которые всего лишь за несколько месяцев до этого со вздохом говорили автору, что на юго-востоке страны, а особенно в Крыму, люди не ассоциировали и не будут ассоциировать себя с Украиной, поэтому для сохранности Украины как национального государства украинского народа эти территории благоразумнее было бы присоединить к России.

Ещё не успел догореть одесский Дом профсоюзов, как по всем украинским СМИ прошла информация о том, что это была провокация, устроенная гражданами России и Приднестровья (!). Очевидно, именно фактом «москальской» национальности заживо сгоревших в Доме профсоюзов активистов можно объяснить бурный восторг, которыми наполнились украинские соцсети. Сторонники европейского выбора Украины, сознательно открещивающиеся от любых националистических симпатий или ксенофобских идей, радовались «шашлыку из колорадов»[4]. Когда стало известно, что все сожжёные были жителями

Одессы или области, это не вызвало ни тени раскаяния. «Сами нарвались, вот и получили», – говорила украинская активистка на публичных слушаниях в Европарламенте 9 июня 2014 г.[5]

Когда на юго-востоке Украины начались первые несанкционированные (не санкционированные «Евромайданом») захваты областных администраций сторонниками федерализации страны, СМИ и евроактивисты в один голос как о «понятном любому человеку» факте стали говорить о том, что захваты инспирированы Кремлём, а участвует в них массовка бездельников из граничащей с Украиной Белгородской области России. Самоочевидным фактом для проевропейской части украинского общества стало и то, что в Донецкой и Луганской областях против украинской армии и карательных батальонов, состоящих из украинских неонацистов и их единомышленников из других стран, воюют не донбасские шахтёры и рабочие заводов, а российские наёмники. Эти же наёмники, по версии украинских СМИ и официальных заявлений командования «антитеррористической операции», сами обстреливают Донецк и Луганск, чтобы затем всю вину за массовые разрушения и ежедневную гибель десятков мирных жителей, в том числе женщин и детей, свалить на украинскую армию.

Чего бы ни случилось на Украине плохого, начиная с захвата Киева владимиро-суздальским князем Андреем Боголюбским в середине XII в., – во всём виновата Москва и «москали»[6]. Любая активность России, направленная в сторону Украины, трактуется в контексте вековой истории порабощения, угнетения и обирания украинского народа. Даже название «русские» жители Московии при Петре I украли у истинных наследников Киевской Руси, которым в срочном порядке пришлось переименоваться в украинцев. Чтобы их не отождествляли с какой-то там империей. Это, к слову, не дурной анекдот про чукчу, а официальная позиция украинской историографии.

«Совсем этот Майдан украинцев разума лишил: у них на носу холодная зима, а они всё скачут», – часто в последнее время приходится слышать от соотечественников. «Россияне зомбированы телевизионной пропагандой и не понимают, что скоро их страна развалится», – раздаётся с украинской стороны. Спорить с наличием пропаганды глупо, хотя активная часть русского общества узнаёт новости из соцсетей, по соцсетям же следит за настроениями активной части украинского общества. И здесь, конечно, никакой «телевизионной пропаганды» не требуется. Колорады, ватники, зомби, сепары, совки, быдло, моксели и вот это всё. Дело не только и не столько в Майдане. Дело в самой логике развития независимого Украинского государства, где враг – всегда Россия, а герой – всегда тот, кто с ней боролся. Герой Украины, по версии экс-президента Ющенко, Степан Бандера честно писал: «Врагом для нас всегда была московская нация, а не тот или иной политической строй, существующий в России»[7].

В 2003 г. второй президент Украины Леонид Кучма издал книгу с говорящим названием «Украина – не Россия» (М.: Время, 2003). Несмотря на серьёзные дискуссии, которые велись в русском обществе по поводу этого издания, главную мысль книги общество не приняло. Не приняло оно и Украину как «не-Россию» после победы Виктора Ющенко на выборах 2005 г. И даже после «Евромайдана» и отстранения от власти президента Виктора Януковича в феврале 2014 г. Только череда трагедий, от сожжения украинскими националистами десятков сторонников федерализации Украины в одесском Доме профсоюзов до продолжающейся войны на территории Донецкой и Луганской областей, принудила русских к отказу от иллюзий и к осознанию суровой реальности. А реальность задаёт обычно очень неудобные, но самые важные вопросы. Если ты считаешь кого-то братом, подумай, считает ли он братом тебя?

Станислав Бышок,

политический аналитик CIS-EMO

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
240 000 книг 
и 44 000 аудиокниг
5