Убийца поневоле

4,4
158 читателей оценили
215 печ. страниц
2007 год
Оцените книгу
  1. Infinity_25
    Оценил книгу

    Каменская, часть четвертая.
    Рассказывая о жизни Насти Каменской, автор добавляет новых персонажей и обращается к ранее упоминавшимся. Таким образом, героиня остается живой, не шаблонной и развивающейся личностью.
    К помощи героини прибегает ее сводный брат - бизнесмен Александр Каменский. Просьба проста и незамысловата - проверить девушку, с которой он встречается. В ходе проверки девушки выявляются некие лица, которые за оной дамой следят. Причем следят плотно, постоянно, ежедневно. Для того, чтобы узнать причину такой слежки, Настя прибегает к помощи Эдуарда Петровича Денисова (смотри роман два). На помощь Каменской прибывает "золотой мальчик" Бокр. И тут то все и закрутится, да так, что только успевай поворачиваться. Всплывет старое дело об убийстве Андрея Вакара, переплетутся интересы ФСК и милиции, половой психопат внезапно умрет от удара по щиколотке, а Дарье (девушке Александра) придется "понарошку умереть", чтобы избавиться от слежки.
    Безумно жаль урку-лингвиста - Сергея Эдуардовича Денисова(((((
    Вот такой пердимонокль.....

  2. Imbir
    Оценил книгу

    Месть. Месть как неистребимое желание отомстить. Но возмездие – это только красивое слово, которое имеет смысл лишь тогда, когда исходит от самой судьбы и может чему-то научить провинившегося.
    Месть как таковая никогда и ничего не меняла в этой жизни. Месть не обладает способностью восстанавливать разрушенное, а лишь ввергает людей в порочный круг взаимной расплаты.
    Вот и месть генерала исковеркала жизнь и его и его близких…

  3. amsterdam_4
    Оценил книгу

    Самая слабая из первых четырех книг о Каменской. Последние главы явно писались очень натужно и с большим нежеланием. Собственно, эти главы и подрывают интерес к дальнейшему чтению Марининой, так как целый ряд сюжетных линий обрывается без логического их окончания.

    Впрочем, остальное вполне читаемо, логично и соответствует классу автора и жанра.

    Настя Каменская начинает помогать родственникам и использовать связи, обретенные в предыдущих частях.

  1. Влюбиться можно в одну секунду, легко и просто, а вот перестать любить – это адский труд. Почему неразделенная любовь превращается в трагедию? Потому что этот труд далеко не каждому под силу.
    4 марта 2015
  2. Пойми же, Леша, если человек совершает преступление, он должен быть разоблачен и наказан, но это совершенно не означает, что с ним при этом нельзя общаться, нельзя посмеяться над сказанной им шуткой, нельзя предложить ему выпить вместе кофе или даже присоединиться к трапезе. Ему можно оказать услугу. Можно точно так же принять услугу от него. Есть нормальные человеческие отношения, которые не должны зависеть от официальных отношений преступника с системой правосудия. Судья может сказать ему, что он виновен и заслуживает наказания, но конвоир при всем том не должен иметь права называть его сукой и сволочью. Понимаешь? Потому что лично конвоиру он ничего плохого не сделал. Он нанес ущерб конкретным людям, людей этих защищает государство и за них, хотя и от своего имени, заступается. А конвоир здесь вовсе ни при чем. Его дело – охранять, а не судить и не высказывать моральные оценки.
    12 ноября 2017
  3. книги Марининой – тот редкий случай, когда не так уж и важно, вычислит читатель убийцу на сто пятидесятой странице или на триста семидесятой. Напряжение все равно не спадает. Важно другое – ход расследования. Еще раз повторяю: тем, кто определяет качество детектива по количеству перестрелок, погонь и трупов на страницу, Маринина вряд ли понравится. Хотя трупов у нее тоже хватает – всегда больше двух. Настя Каменская все-таки не сыщик, а аналитик. К ней стекаются все факты – она выдает версии. Следить за рождением этих версий «из ничего» – занятие крайне увлекательное. Настолько увлекательное, что даже как-то забываешь, насколько близки сюжеты книг Марининой к реальным жизненным сюжетам, и относишься к ним как к абстракциям. Забываешь, но ненадолго. Потому что, как и в реальной жизни, у Марининой объяснение очередной загадки (раскрытие одного, отдельно взятого преступления) все равно саму тайну до конца не исчерпывает. Нельзя совсем отдернуть занавес, удается лишь приподнять немного краешек – он все равно тут же снова опускается невидимой рукой. В глобальном масштабе тайна так и остается тайной. Например, когда с данным конкретным убийством все понятно, но цепочка, в которую оно вплетено, не имеет ни начала, ни конца. Кто эту цепочку играючи пропускает между пальцев – догадайтесь сами, дорогие читатели. «С точки зрения естественного отбора мафия будет матереть, а сыщики – крепнуть, слабейшие погибнут, сильнейшие выживут… А с точки зрения математики вы всегда будете существовать параллельно. И никогда не пересечетесь. Никогда. Они вас не сломают. Но и вы их не задавите» – резюме гениального математика Леши Чистякова, друга, мужа и няньки сыщика Каменской. Обидно, но, кажется, верно. Автору, как специалисту, виднее… Утешимся тем, что раз мафия и сыск бессмертны, то и детектив вечен.
    2 июля 2017