Отзывы на книги автора Александр Ширвиндт

22 отзывы
Penelopa2
Оценил книгу

«Скажи мне, кто твой друг, и я скажу кто ты» - эта народная мудрость уже давно превратилась в штамп и мы повторяем ее не задумываясь. Но если остановиться и вдуматься, то она очень точно определяет человека. Только надо поглубже посмотреть, что же это за друг.

Это я все к чему, не просто ради того, чтобы поговорить о мудростях. Эта книга так и построена – друзья, вот прямо взятые по порядку в телефонной книге, говорят о ее хозяине, получая обратное «алаверды». И эти друзья, и их слова больше говорят о владельце, Александре Анатольевиче Ширвиндте, чем подробный рассказ о нем.

Удивительный человек, надо сказать. Им сыграно более 50 ролей на экране ( театр – это совсем другое дело!), и среди них ни одной главной. Более того, я не припомню ни одной положительной роли, не говоря уж о героических. Вот разве что пианист Юзеф в «Майоре Вихре», подпольщик, погибший при попытке разминирования Кракова. Ну или Павлик, которого провожали-провожали, но так и не проводили в Ленинград. В остальном у нас множество обаятельных мерзавцев и циников, дамских обожателей и сердцеедов. Роскошный красавец даже сейчас, когда уже перевалило за восемьдесят, всю жизнь нежно хранящий верность жене, с которой знаком со школы. И точно так же преданный друзьям. Среди них и звезды нынешние, которых он знал с их детства и для него они «Ванька Ургант» или «Филя», невзирая на чины и звания, и звезды ушедшие, о которых он говорит с неизменной любовью, и политики, но не все, а штучный выбор. Этот человек на «ты» абсолютно со всеми, от президента до ученика, и удивительное дело, это никого не оскорбляет, и человек победно сообщает дома – «А мы с Ширвиндтом на ты».

Это не первая, а наверное четвертая прочитанная мной книга автора, но пожалуй самая горькая. Слишком много имен в телефонной книжке уже никогда не отзовутся, да и «лета к суровой прозе клонят». Умный взгляд человека, трезво глядящего на происходящее, не питающего иллюзий о переменах, живущего здесь и сейчас.

Каждый год 9 Мая на даче Гердтов в Пахре собирался узкий круг фронтовиков. Они никогда не говорили о войне. Они о ней долго молчали.
В нынешнем незамысловатом "человеческом меню" я вынужден любить тех, кого не люблю, только за то, что их не любят те, кого я ненавижу
DollakUngallant
Оценил книгу
«Думай о форме, содержание подтянется»
Бертольд Брехт

Дай Бог ему здоровья, Александр Анатольевич всегда в прекрасной форме, а содержание заставляет восхищаться этим человеком уже не одно поколение.
Человек моего поколения - как я его воспринимаю, хотя старше меня на 32 года. Иногда кажется, что он моложе тебя. Настолько свеж, ироничен и самоироничен.

«Старость – это не когда забываешь, а когда забываешь, где записал, чтобы не забыть».

Книга легкая, веселая. О жизни московского интеллигента и актера с его всепоглощающей любовью к театру, к сцене.
Обожаю книги, написанные профессионалами, не важно в каком деле.
Загадка профессионала в чем она? В ежедневном труде и неотступном тренинге и совершенствовании, приобретенных навыков? А что заставляет любить свое дело, которое порой надоедает до тошноты?
А.А.: «Жена даже не выдержала: «А если я поставлю условие: я или театр? Я ответил: «Вообще-то вы мне обе надоели». И с женой и театром прожил и живет счастливую жизнь более 60-ти лет. А почему через неделю отдыха тянет обратно к своим делам?
Впрочем, частенько меня тянет к книгам профессионалов «противоположным», к книгам, как говорят, людей творческих профессий.
И опять Александр Анатольевич ироничный молодец.

«Мужчина должен копать, пахать, колоть, ковырять, ковырять, в крайнем случае руководить, а не пудрить лицо. Я конечно утрирую, но что-то немужское в лицедействе есть».

Конечно, я давно для себя ответил на вопросы природы профессионализма. Книжка Ширвиндта хороша тем, что его ответы в том же духе. Все дело в творчестве и в реализации.
Это когда ты что-то задумываешь или, когда ищешь как решить ту или иную задачу, а затем решаешь ее. А в конце твоего труда – конкретный, воплощенный результат и твое удовлетворение. Это и есть творчество. Именно к нему всегда тянет.

Freeya
Оценил книгу

На протяжении первой половины книги я хохотала в голос! Замечательное творение Александра Ширвиндта. Это даже не совсем биография, а скорее разные фрагменты-воспоминания, истории, смешные случаи и мнение автора на различные аспекты жизни.
Очень люблю и уважаю Александра Анатольевича, такой интересный человек с превосходным чувством юмора. Мне кажется, в юморе, как в литературе есть "высокий стиль". И Ширвиндт, как и Жванецкий, Хазанов, Миронов и др., как раз из этого эшелона. Умение хорошо шутить, не опускаясь до шуток ниже пояса, находчиво подмечая смешное во всем вокруг, шутить, можно сказать, готовыми афоризмами, сейчас (особенно) дорогого стоит.

А другая половина книги - это вообще совершенная прелесть! Это письма. Письма А.Ш. и его любимой жены Наталии (с которой они вместе почти 60 лет!!!). Какие прекрасные письма! Такая трогательность, трепетность, нежность и любовь в них! И так горестно и грустно, что сейчас написание таких писем уже атавизм. Боже мой(!), как я хочу тоже писать и получать эти "сердешные" конверты, ждать их с невероятным нетерпением, бежать на почту, и читать, читать, читать их! Недаром у всех девчонок так "заходятся" сердечки, когда в каком-нибудь романе герои пишут пылкие письма друг другу, такой слог, такие чувства! Ах... В письмах Александра Анатольевича и его любимой, конечно не эти мексиканские страсти, но там другое(!), там такая влюбленность, такая нежность! Для примера, выкладываю здесь отрывки, которые понравились мне)

(отрывок)
"...Ты всегда упрекала меня, что я прозаик, что не фантазирую и не мечтаю, и никогда не задумывалась о том, что столько лет мы пусть странным, пусть подчас жестоким и трудным путем несем как святыню свою влюбленность!!! Да, мы с тобой любовники!
Любовники- в лучшем смысле этого слова. И дай нам Бог, чтобы мы были ими как можно дольше, чтобы нам хотелось быть вместе, ругаться, спорить, расходиться по углам, расставаться навеки и приходить на всю жизнь - в общем, чтобы нам хотелось! Мучилось, сомневалось и любилось трепетно и умно. Я люблю тебя! Спокойной ночи, мой птенчик! Целую. Твой
"Киса моя! Брошенная моя девочка!
20е число. Вчера был мой день рождения- 25 лет, четверть века, полжизни, если не больше. Если ты будешь читать мое письмо поздно-поздно вечером, поймешь, как это грустно и страшно - половина жизни, отпущенной тебе свыше, прошла, половина. Еще столько же (а в общем, ничего), и все, все, все кончится. Погаснет свет, Киса! Мы преступно живем, преступно тратим время. Мы ссоримся с тобой, не находим общего языка. Ты до сих пор не можешь быть моей и целиком раствориться во мне. Что-то пустое и глупое занимает огромный процент в жизни, то, что мы делаем на сцене,- да ну, к черту, все и так ясно.
Изнемогаю здесь от тоски и безысходности. Люби меня, очень жди, и главное- постарайся сделать так, чтобы нам ничто не мешало в жизни - слишком много мне приходится приспосабливаться и крутиться - хочется дома быть хозяином своих желаний, своей семьи, и главное - ты, ты, моя Кися, слышишь?"
Lika_Veresk
Оценил книгу

Как же я люблю остроумных людей! Но, конечно, не тех, у кого юмор, что называется, «ниже пояса». И не тех, кто в ответ на свою натужную шутку непременно делает паузу, чтобы услышать смех окружающих. И не пустых зубоскалов типа участников проекта «Рассмеши комика». А остроУМНЫХ, с акцентом именно на второй части слова. К людям, наделенным этим бесспорным и редким талантом подлинного остроумия, тонким чувством юмора, принадлежит Александр Анатольевич Ширвиндт. И прочитанная мною книга – тому подтверждение. Он предстает здесь не только блистательным актером, исполнителем эстрадных номеров, художественным руководителем «Театра Сатиры», но и преданным другом, заботливым мужем и отцом (а последние две ипостаси тоже ведь не исключают дружбу).
Я бы не отнесла эту книгу к серии «Биографии и мемуары», как указано на сайте. Я вообще затрудняюсь подобрать для нее название рубрики. Книга написана в форме остроумных ответов актера на поздравления друзей и близких к его 80-летию, однако юбиляр, судя по его реакции, оказывается поразительно молодым. И в то же время очень мудрым человеком, много повидавшим на своем веку. Но это особая мудрость – без занудства и брюзжания. «Мудрость – это тот же юмор, только облеченный в форму самоиронии», – замечает А. Ширвиндт. А способность к самоиронии, как известно, – признак значительного ума. Многие фразы Ширвиндта вполне тянут на афоризмы. «Театр – зимний вид спорта», «Воспоминания – это или склеротический винегрет, или выдуманная нынче “историческая правда”» и т. д. и т. п.… Дружеские розыгрыши и подтрунивания, искромётные словесные реакции на фразы и поступки окружающих, забавные актерские байки – везде проявляется особый талант автора, его дар меткого словца, блистательной репризы, иронического парадокса.
Многие страницы воспринимаются как признание в любви собратьям по цеху – актерам. Ширвиндт со знанием дела пишет о психологических особенностях этой профессии, о нелегкой актерской стезе. «…артист, до того как выходит на сцену, – безумное животное. Красавцем, талантливым, тонким, интеллигентным, с юмором и глубиной он бывает только на сцене, когда вдыхает “запах кулис”». Похоже, что это удел любого подлинного художника. Вспомним знаменитое пушкинское «Пока не требует поэта К священной жертве Аполлон, В заботах суетного света Он малодушно погружён (…) И меж детей ничтожных мира, Быть может, всех ничтожней он…» (но только ДО его соприкосновения с миром прекрасного).
А еще в этой книге – в ее главках, названных «Между тем», – Ширвиндт размышляет на вечную в наших условиях тему «художник и власть». Сокрушается об общем упадке современной культуры. Предстает ярким публицистом, имеющим гражданскую позицию, тем, кому «за державу обидно». Последнее мне показалось несколько неожиданным и весьма интересным.
При этом большая часть книги получилась очень смешной. Чего стоят хотя бы эпизоды с присутствием Питера Брука на прогоне «Ревизора» в «Театре Сатиры», с «похуданием» Эльдара Рязанова и передачей посылки от актера Анатолия Адоскина его дочери, живущей в Америке! (И это вовсе не спойлер: говоря о такой книжке, спойлерить не удастся, даже если очень захочется!). Многие страницы я перечитывала несколько раз, читала своим друзьям, приставала с ними к домашним, и у всех они неизменно вызывали приступ хохота.
Как замечает автор, «Вся наша жизнь – это существование в промежутках между. Между юбилеями и панихидами, между удачами и провалами, между болезнями и здоровьем…». Изображаемое в книге тоже располагается «в промежутке между»: между уморительно смешным и достаточно серьезным. Вот это соединение комичного и нешуточного, а порой и грустного, пожалуй, и сообщает книге особую атмосферу.

Imbir
Оценил книгу

Слушать, читать его – наслаждение, а смотреть на него – удовольствие.

Pekinesbrest
Оценил книгу

Прекрасное чувство юмора,самоирония, легко читается - пусть даже написано не Ширвиндтом, но - талантливо!

Akvamarin
Оценил книгу

Потрясающий, необыкновенный, любимый Александр Анатольевич! Книга искрится юмором и рассказами из юности АШ, много театральных штучек и приколов, и конечно, много раздумий и грусти и волнений за судьбу современного театра. Много серьезного, глубокого - но сквозь строчки... Читая, явственно представляю эту Москву 60-70-х. Вся книга проникнута удивительной нежностью к друзьям.. к детям и внукам, к жене Таточке. В конце - письма к Наталье Николаевне и его письма к нему, и они говорят много такого, чего я лично не знала об Александре Анатольевиче, столько здесь любви к своей жене.
У АШ замечательный стиль письма - легкий, живой. Как-то не хочется заканчивать ее читать, а уже скоро придется:)

Kaysa
Оценил книгу

Я, честно, без ума от Александра Анатольевича и на сцене, и в кино. А теперь и в жизни тоже - прочитав его книги, я настолько прониклась его добротой, трогательностью, но всё с той-же неподражаемой самоиронией, чувством меры, юмора!!
"Уже больше сорока лет я в Театре сатиры. «Я усталый старый клоун, я машу мечом картонным…» Сатира – это уже не мое, она подразумевает злость. Мне ближе самоирония – это спасение от всего, что вокруг.
Эрдман, Шварц – вот близкие мне авторы. У них нет злости, есть грусть и ирония. Волшебник из «Обыкновенного чуда» говорит замечательные слова: «Все будет хорошо, все кончится печально».
Так вот, когда знаешь, что все будет хорошо и кончится печально, – какая уж тут сатира… Сатира должна единственно что – настораживать. Если адресат сатиры не полный кретин, он насторожится, почуяв стрелы. Смеяться нельзя только над идиотизмом: когда человек поглощен какой-то идиотической идеей – его не сдвинешь. Он может лишь злиться, отбиваться. В шутке же, в иронии все-таки есть надежда, что предмет иронии это услышит."
Было невероятно интересно читать, а также слушать аудиокнигу (другую) - в исполнении самого Автора (надо сказать, этот густой приятный бархатный ширвиндтовский голос - отдельная тема для обсуждения!) Браво, Артист! Так хочется поблагодарить и пожелать дорогому и любимому Актёру и Худруку театра Сатиры здоровья, творческой энергии и счастья всей его семье и друзьям!!!

dvh2000
Оценил книгу

Те, кто читал предыдущие книги Александра Ширвиндта, не найдут в "Склерозе" для себя ничего нового. Но те, кто с упорством, достойным возможно и лучшего применения, читают мемуарные тексты Александра Анатольевича, рады каждой встрече с Маской. "Склероз" принесет эту радость.
Например, такая история:
"Еще встречались Ширвин, Шервал, Ширман и Шифрин. Имелись даже штук пять неприличных вариантов моей фамилии, но о них не буду из скромности. Мишка Державин всегда злорадно торжествовал. Но спустя много лет мы с ним были в военном госпитале под Ашхабадом, выступали перед ребятами-афганцами. И там на большой палатке типа клуба (она - же столовая) висела бумажка: "У нас сегодня в гостях известные артисты Дарвин и Ровенглот". Ну я Ровенглот - это понятно, но чтобы Мишка - Дарвин! Перебор!"

Po_li_na
Оценил книгу

Книга, во многом, повторяет изданные ранее мемуары "Былое без дум", однако, чувствуется груз времени и опыта на плечах Мастера. Несмотря на то, что каких-то новых фактов почти не нашла, прочитала (вернее, перечитала!) с удовольствием. Чувство юмора, великолепный слог не дают оторваться от текста, книга читается очень легко и дает дополнительную возможность вспомнить прекрасных людей, которых давно нет с нами (А.Миронов, Л.Марков, А.Эфрос, В.Плучек и т.д.). Особенно понравились воспоминания об Эфросе.