0,0
0 читателей оценили
136 печ. страниц
2017 год


Впоследствии Григорий Штерн (октябрь 1941) и комбриг Михаил Богданов (1946) были расстреляны. С этого момента вклад Жукова над японцами уже никто не оспаривал. Да и что против ветра чай поливать?
За 104 дня боёв с японцами на Халхин-Голе Жуков вынес своим солдатам 600 смертных приговоров и 18 старшим офицерам.
Будущий маршал начинал выстраивать свою пирамиду мертвецов.
Вдумайтесь только: 6 смертных приговоров каждый день!
Общие потери убитыми тогда составили 6 831 человек, у японцев 25 000 солдат. Получается, что фактически каждый десятый погибший красноармеец был расстрелян Жуковым. За что? Разве бойцы отказывались идти воевать? Разве они малодушничали и не верили в победу? Предавали Родину? Но и полномочий у комбрига на всех не хватало, на офицеров он исправно отправлял согласования в Москву. Однако, ни Штерн, ни Богданов от расстрельных экзекуций Жукова остановить уже не могли.
Налицо была Жуковская жестокость, достойная высшего суда инквизиции!

 

Генерал-майор Пётр Григоренко вспоминал, что Жуков приказал расстрелять новенького комполка за то, что тот ночью заблудился в степи и не во время прибыл в часть. А лётчиков за то, что в сумерках не смогли разобрать в степи, свои это или японцы движутся по полю на марше. Несколько раз заходили летуны на цель бреющим полётом, но не углядели. По возвращению получили приказ о наказании. Жуков приговорил летунов к расстрелу. За что?
Но, в отсутствии действительных героев вся слава досталась Жукову.
Как бы то ни было, именно с этого момента считается, что это была его самая удачная фронтовая операция.
В хронографии Жукова это единственный случай положительного баланса потерь 1 к 3,7 (присвоенная победа)! С другой стороны, какая бы жестокая победа не была, она не позволила впоследствии Японии вступить с СССР в открытое противостояние во Второй Мировой войне.
Больше, в своей жизни, единолично Жуков не выиграл ни одного сражения. Однако, именно Богданов обучил его фирменному ведению высокотехнологичного боя в современных условиях. Он объяснил, что без механизированных бронетанковых войск достичь победы в новой войне будет невозможно и научил правильно организовывать прорыв в глубокоэшелонированной обороне противника.
Впоследствии маршал больше ничего не выдумывал и применял наиболее эффективную Богдановскую стратегию везде, где воевал: под Ельней, под Киевом, под Ленинградом, под Сталинградом, под Берлином… Правда с одной оговоркой, что человеческая жизнь у него никакого сострадания не вызывала.
Фатальные и катастрофические промахи Генштаба, возглавляемого Жуковым с января 1941 года обсуждались уже неоднократно.
Но генерал самолично захотел отличиться и в действующей. Ему, как воздух нужна была победа. Пусть мало-мальская, но победа способная спасти его полководческий имидж.
Советская пропаганда всегда замалчивала эти позорные факты.
Расскажу вам о том, что самое грандиозное танковое сражение мировой истории случилось 23—27 июня 1941 года в районе Дубно, Луцка и Ровно.
При приближении немецких моторизованных бронетанковых колонн начальник штаба Киевского военного округа генерал-лейтенант М. А. Пуркаев предложил перейти к обороне. Это была давно изученная, испробованная и безотказная тактика РККА.
Необходимо было, изучить противника. По возможности измотать его силы в оборонительных боях и, впоследствии, простыми фланговыми ударами и обхватами добиться его полного уничтожения.
И через пару недель Гитлеровскому Вермахту пришёлся бы полный капут. Потому что резервов у него не было, а фронт случился растянутым непозволительно широко.
При этом учтите, что всё «блицкриговское» наступление велось лишь… в одну линию. Поэтому нам вполне по силам было уже через пару-тройку недель провести парад на Александерплац.
Но в Тернополь, как чёрт из табакерки неожиданно прибыл из Москвы представитель Ставки ВГК, начальник Генштаба РККА, генерал армии Жуков. Герой Халхин-Гола тут же обхаял, впарил, вдул кому надо, послал кого подальше, пообещал расстрелять трусов, назвал кого надо и не надо предателями, по пути опять же всех и вся обхерил, и единолично взял инициативу на себя.
В категоричной форме и со «знанием дела» он потребовал немедленно организовать разобщённые и неподготовленные наступления. Не учитывая, в принципе, свои резервы и не дожидаясь их подходов с фронта и тыла. Без должной разведки и артподготовки, без надлежащей организации танковых засад.
Прямо с марша и в бой!
Командиры даже местность не успевали изучить, не то, что осознать «тактические премудрости» Жукова.
В результате шесть советских мехкорпусов столкнулись с первой германской танковой группой фон Клейста.
Но командование Вермахта было нагло уверено в своей победе. Абвер докладывал о том, что их агент в высшем управлении Жуковского Генштаба РККА не позволит фон Клейсту притормозить на передовых рубежах Восточного фронта.
У немцев было 699 танков. А у советских войск в составе Юго-Западного фронта, в Киевском и Одесском военных округах 8069 боевых машин: 8,9,15,19,22 мехкорпуса имели 2803 единицы, западнее Бродов сражался 4 мехкорпус генерала А. А. Власова-892 танка, в районе Острога бился 5 мехкорпус 1070 танков… И так далее по 3 военным округам (в т. ч. ВИЖ №11, 1993) На ходу были в том числе средние танки Т-34 и КВ-1, значительно превосходившие фашистские в артиллерийской мощи.
Особо подчеркну, что по технологии боя РККА для обороны танков требовалось в 30 раз меньше. Всего-то 266 единиц!
Всё движение противника происходило всего по трём панцер-направлениям, рокадным дорогам.
Вся их «Барбаросса» сдулась бы сразу в боестолкновениях с парой десятков противотанковых истребительных батарей. Каждая из них насадила бы на подкалиберные болванки по паре десятков фашистких бронемашин, да КВ-1 устроили свой шухер.
Однако у РККА силы были!
Только на одну бригаду по штату полагалось 120 противотанковых орудий и 4800 противотанковых мин. Великая сила для сдерживания и контрудара!
Сумел же 17 июля у Сокольничей один-одинёшенёк артиллерист Николай Сиротинин поджечь 27 танков и угандошить роту гитлеровцев в придачу.
И Зиновий Колобанов 20 августа у Красногвардейска из засады уничтожил своими остатками роты в 5 единиц КВ-1 аж 43 боевые машины неприятеля.
В нашем случае имеющимися танками и истребительными батальонами умному и адекватному стратегу было вполне по силам защитить советские государственные границы и не пустить врага на свою территорию на Украине и в Молдавии.
Даже при таком раскладе мы обязаны были побеждать.
Но…
Но неужели Каин постарался?
Исторический факт. Сражение, а правильнее будет сказать «месилово», лично Жуковым было с позором проиграно! Всё, что он приказывал, на что указывал, о чём просил, приносило абсолютно безоговорочный вред.
Всё пошло прахом.
Фон Клейст все наши корпуса разбил по отдельности. 15-й, 19-й, 22-й мехкорпуса потеряли до 85% танков. 9-й мехкорпус потерял все машины и превратился в стрелковое соединение.
Мы были в глухой обороне, а немцы атаковали.
Однако, Жуков потерял 2648 танков!
Немцы оставили поле боя за собой, поэтому все свои 260 повреждённых танков у них пошли в ремонт на восстановление.
В результате Советский броневой кулак прекратил существование.
А войска Юго-Западного фронта отступили на 300 км на рубеж Коростен-Житомир.
За 4 дня Жуков сжёг и бездарно уничтожил 6 мехкорпусов!
Самое величайшее танковое сражение, всех времен и народов целиком и полностью было пропердонено лично начальником Генштаба РККА, генералом армии Жуковым!
«Глаза и уши партии», член Военного совета Юго-Западного фронта корпусной комиссар Н. Н. Вашугин от стыда и позорища застрелился. Но не комиссар планировал, готовил и проводил это сражение. Трусоват оказался жуковский трибун, крикун и подпевала. У него в мозгах был простой людской страх по скорой на руку кремлёвской расправе. «Крыши» -то у него в Москве, как у Жукова точно не было.
А что сделал виновник учинённого побоища, как вы думаете? Не напрягайтесь. Всё до банальности просто.
Ответственный за трагедию и тотальную катастрофу сбежал с поля боя одним из первых.
Начальник Генштаба РККА, генерал армии Жуков, виновный за бойню и разгром 6 механизированных корпусов сел в самолет и улетел в Москву.
Проще говоря, удрал от своего позора.
Ради любимой карьеры Жуков бросил свою погибающую армию, своих солдат.

 

Для такого «героя» чести и совести советского офицера не существовало ни-ког-да! А историки до сих пор теряются в догадках, что это было? Неужели предательство?
Но сколько старших офицеров Георгий Константинович расстрелял за более мелкие «провинности» ещё на Халхин-Голе? Или каждого десятого красноармейца, чтобы другие боялись. Как же так получилось, что на этом маленьком клочке суши, небольшом треугольничке родной земли при тотальном превосходстве, второй человек в Красной Армии умудрился проиграть архиважное сражение, нанеся своими действиями неподдающейся здравой логике урон своей державе.
Оставшиеся в штабе армии генералы Н. С. Хрущёв и Кирпонос загубили всё оставшееся под их ответственность хозяйство и довершили позорный и полнейший разгром своих воинских формирований.
Те ещё были вояки, будущие политиканы.
К 9 июля 1941 года войска только Западного фронта потеряли (официально) 4799 танков, 1449 орудий, 246 самолётов, 341 тысяча человек были убиты. Тогда ещё «возможности» позволяли нести такие абсурдные потери.
Попавший у Сенно в плен командир батареи 14-го гаубичного полка 14-й танковой дивизии Яков Джугашвили показал на допросе: «Неудачи русских… объясняются… неспособностью командования, абсолютным отсутствием разведки и опыта маневрирования…»
Впоследствии, жена Якова проведёт 5 лет в лагерях ГУЛАГа. Ни за что. Просто, как жена красного командира, попавшего в немецкий плен.
Для несведущих поясняю, что Яков Джугашвили-это бесспорный умница старший сын кремлёвского вождя Сталина.
Но был и другой Жуков. 11 июля 1941 года Сталин пишет в Киев Хрущёву через узел связи Генштаба
– Получены достоверные сведения, что вы все, от командующего Юго-Западным фронтом до членов Военного Совета, настроены панически и намерены произвести отвод войск на левый берег Днепра.
Предупреждаю вас, что, если вы сделаете хоть один шаг в сторону отвода войск на левый берег Днепра, не будете до последней возможности защищать районы укрепрайонов на правом берегу Днепра, вас всех постигнет жестокая кара, как трусов и дезертиров.
Но…
Но, вопреки здравому смыслу 29 июля на совещании у Сталина Жуков ультимативно заявил, что Киев необходимо оставить. Понятно было, что нарывается. Ведь главнокомандующий сгоряча мог и погубить.
Но Сталин посоветовал не горячиться
– Мы тут без Ленина, между прочим, обошлись, а без вас тем более обойдёмся… Мы тут посоветуемся и тогда вызовем вас.
В том совещании приняли участие те же самые лица: Маленков, Мехлис, Берия.
В результате глупых, тупых и непонятно, каких вредительских потуг Жукова Киев мы сдали. В окружении оказалась брошенная 37 армия генерала А. А. Власова. Жуков так убегал на левый берег Днепра, что в спешке даже не уведомил штаб 37 армии об отступлении (?). В боях погибло более полумиллиона красноармейцев. В плен попало 664 тысячи человек (!).
Конец ознакомительного фрагмента.
Оформите
подписку, чтобы
продолжить читать
эту книгу
186 000 книг 
и 14 000 аудиокниг
Получить 7 дней бесплатно