Читайте и слушайте
170 000 книг и 9 000 аудиокниг

Отзывы на книгу «Разгром»

5 отзывов
serovad
Оценил книгу

Не в моих правилах писать подобные отзывы, но, видимо, иногда нужно.

СКУКОТЕНЬ! Дошел до середины, и дальше мучиться не собираюсь.

Вот и всё.

bloodyrose
Оценил книгу

Если бы не школа, я бы, наверное, никогда бы не взялась читать эту книгу. Именно поэтому я так благодарна школьной программе за такую прекрасную возможность познакомиться с творчеством автора, в частности с "Разгромом".
В книге прекрасно раскрыт и показан внутренний мир главных героев. Их проблемы, терзания и сомнения "примеряешь" на себя, обдумывая, а как бы ты поступил в той или иной ситуации.
Ты начинаешь жалеть, сострадать одним и ненавидеть, презирать других.
"Разгром" читается легко, можно сказать, запоем. Язык автора прост, но красив.
Хотя бы раз книгу стоит прочитать.

Evushka
Оценил книгу

Если отбросить войну, то это повествование о человеческом одиночестве и силе, которую даёт ответственность за чужие жизни.
О том, что никто никого не лучше, поскольку все из одного истока вышли, все в одних условиях мужицкой России существуем, все один груз несём.
О том, как проявляется сущность человека, когда жизнь перестаёт быть мирной, выходит за рамки быта. О том, как в ситуации на грани жизни и смерти отбрасывается всё лишнее, всё фальшивое, остаётся только по-настоящему важное. Был никем - не прикроешься ничем. Был слабым, трусливым, предателем (Мечик) - таким и окажешься. Был готов жертвовать собой ради других (Левинсон, Бакланов, Метелица, пастушок) - так и поступишь, если необходимо. Не мог найти себя в обычной жизни (Морозка - Иван Морозов) - не найдёшь и на грани войны и мира. И настоящая любовь-нежность (Варя) проступает на первый план, отбрасывая обиды и условности. А внешнее - приберегите для времени, когда можно претворяться.
О том, как у каждого в жизни есть выбор: индивидуальный путь эгоистического спасения своей шкуры и путь вместе со всеми, за всех, ради всех, - и каждый делает свой сложный выбор: остаться сильным и бороться или сдаться и снять с себя всякую ответственность даже за одну - свою - жизнь.
Роман о безнадёжность бороться с тем, что сильнее тебя, об ответственности одного перед массой таких же, вверяющихся одному. О человеческой усталости и пределах возможностей. Об усталости, из которой невозможно выбраться.
Устали все, но не все могут себе позволить быть безразличными. И здесь имеет значение не запас сил каждого конкретного человека, а смысл существования: для себя самого или ради высшей цели, ради народа.
О войне, которая по-своему расставляет приоритеты, ставя животное перед сознательным, и о том, что личность может быть сильнее этого. О том, как противоестественно и невозможно всё время находиться в состоянии крайнего напряжения всех сил.
О тяжести ответственности, при которой никто не видит в человеке человеческого - только воплощение безошибочного плана, когда остальным не обязательно понимать, но подчиняться.
Но при этом главное - быть не одному, находить в других поддержку, понимать высшую цель происходящего: нет смысла жертвовать собой, если не ради других; важно сохранить целостность боевой единицы, и пусть думаю что хотят те кто не понимает значимости этого.
Роман о том, что война - противоестественна, но именно она вскрывает всё истинное в человеке.
А природа продолжала жить своей жизнью...
тебя, об ответственности одного перед массой таких же, вверяющихся одному. О человеческой усталости и пределах возможностей. Об усталости, из которой невозможно выбраться.
Устали все, но не все могут себе позволить быть безразличными. И здесь имеет значение не запас сил каждого конкретного человека, а смысл существования: для себя самого или ради высшей цели, ради народа.
О войне, которая по-совему расставляет преоритеты, ставя животное перед сознательным, и о том, что личность может быть мильнее этого. О том, как противоестественно и невозможно всё время находиться в состоянии крайнего напряжения всех сил.
О тяжести ответственности, при которой никто не видит в человеке человеческого - только воплощение безошибочного плана, когда остальным не обязательно понимать, но подчиняться.
Но при этом главное - быть не одному, находить в других поддержку, понимать высшую цель происходящего: нет смысла жертвовать собой, если не ради других; важно сохранить целостность боевой единицы, и пусть думаю что хотят те кто не понимает значимости этого.
Роман о том, что войно - противопестветвенна, но именно она вскрывает всё истинное в человеке.
А природа продолжала жить своей жизнью...

Black_books
Оценил книгу

“В гражданской войне происходит отбор человеческого материала... Все неспособное бороться отсеивается... Происходит переделка людей”.
А.Фадеев.

Отряд двинулся вверх по крутому, изъеденному козами гребню. Холодное голубовато-серое небо стлалось над ним. Далеко внизу мерещились синие пади, и туда из-под ног катились с шумом тяжелые валуны. Обнимала их златолистая, сухотравная тайга в осенней ждущей тишине. В желтом ветвистом кружеве линял седобородый изюбр, пели прохладные родники, роса держалась весь день, прозрачная и чистая и тоже желтая от листвы. А зверь ревел с самого утра тревожно, страстно, невыносимо, и чудилось в таежном золотом увядании мощное дыхание какого-то огромного, вечно живого тела.

Боевые действия на Дальнем Востоке в годы гражданской войны.
Наверное, каждому знакомы эти строки из курса истории - школьного, институтского... Но для каждого ли эти слова не просто абстрактный термин? Что стоит за этими цифрами - 1918-1922, за казалось бы простым понятием "партизанские отряды", за сухими словами "огромные потери"?
История это не только факты. История это множество ушедших в забвение и множество кем-то бережно хранимых в памяти судеб. Жизней стоявших за всем этим людей: вот таких вот Морозок и Мечиков, Левинсонов и Баклановых, Варек и безымянных милых девчушек с чьих-то потрепанных фотокарточек. Тех людей, кто пошел на войну ради идеи и тех, кто после только-только отгремевшей Первой мировой просто не нашел себе иного места, кроме как снова оказаться в седле. Тех, кто знал чего ждать и тех, кого вели наивные мечты о славных победах. Тех, кто оказывался в один случайный момент даже без своей воли втянутым в разворачивающиеся вокруг события и тех, кто по-прежнему узнавал о них с газетных страниц, сидя за столиком кофейни в каком-нибудь тихом уездном городке.
Таких необыкновенных в своей обыкновенности, совершенно разных людей. У которых полно и своих забот, сомнений, страхов и надежд. Но которые, так или иначе, не остались в стороне.

Туман стлался от реки, было холодно. Пика ворочался и стонал во сне, под ногами часовых загадочно шуршали травы. Мечик лежал на спине, глазами нащупывая звезды; они едва проступали из черной пустоты, которая чудилась там, за туманной завесой; и эту же пустоту, еще мрачней и глуше, потому что без звезд, Мечик ощущал в себе.

24-летний Александр Фадеев не понаслышке знал обо всем, что писал. Сам партизанин, он изнутри прочувствовал этот непростой быт, взаимоотношения внутри самого отряда и с жителями деревень, трудности и радости тех дней.
Может поэтому нельзя не отметить, что роман получился таким... настоящим. Без приукрашиваний и замалчиваний.

Окружающие люди нисколько не походили на созданных его пылким воображением. Эти были грязнее, вшивей, жестче и непосредственней. Они крали друг у друга патроны, ругались раздраженным матом из-за каждого пустяка и дрались в кровь из-за куска сала. Они издевались над Мечиком по всякому поводу - над его городским пиджаком, над правильной речью, над тем, что он не умеет чистить винтовку, даже над тем, что он съедает меньше фунта хлеба за обедом. Но зато это были не книжные, а настоящие, живые люди. Теперь, лежа на тихой таежной прогалине, Мечик все пережил вновь. Ему стало жаль хорошего, наивного, но искреннего чувства, с которым он шел в отряд.

Здесь нет картонных героев, нет хороших и плохих. И даже если вдруг вскипает злость: Вот какого черта? О чем он только думает, как вообще может так поступать, говорить такое?! - потом понимаешь, что не все так просто. И может тот "он" и заслужил презрение, но были же, были и те моменты, где еще можно было все исправить, где он был в чем-то прав.
Или наоборот, радуясь за искренне симпатичного тебе героя вдруг понимаешь, что и он далеко не идеален. Что и он не всегда прав, а иногда так и хочется подойти и ткнуть его носом в совершенные им ошибки: ну что же ты, с чего так решил, с чего так сделал?

Левинсон, выслушав его внимательно и терпеливо, послал за Морозкой. Тот явился с небрежно заломленной на затылок фуражкой и с неприступно-наглым выражением, которое всегда напускал, когда чувствовал себя неправым, но предполагал врать и защищаться до последней крайности.

"Разгром" - неподдельно эмоциональная, психологичная, заставляющая верить в происходящее книга. С живым красивым языком и такими же живыми людьми, у которых, правда, внешняя красота не всегда соответствует внутренней, да и наоборот. Книга, то окружающая ночной таежной тишиной и приглашающая погреться у потрескивающего пламени костра, то бросающая в самую гущь конского ржания, ругани и беспорядочных револьверных выстрелов, то выталкивающая чьими-то грубыми руками на пахнущее теплыми досками крыльцо перед любопытно застывшей толпой и сжимающая сердце предчувствием чего-то тревожного, но одновременно заставляющего вскинуть голову и насмешливо сверкнуть глазами.

Он только и смог вспомнить старинную семейную фотографию, где тщедушный еврейский мальчик - в черной курточке, с большими наивными глазами - глядел с удивительным, недетским упорством в то место, откуда, как ему сказали тогда, должна была вылететь красивая птичка. Она так и не вылетела, и, помнится, он чуть не заплакал от разочарования. Но как много понадобилось еще таких разочарований, чтобы окончательно убедиться в том, что "так не бывает"!
И когда он действительно убедился в этом, он понял, какой неисчислимый вред приносят людям лживые басни о красивых птичках, - о птичках, которые должны откуда-то вылететь и которых многие бесплодно ожидают всю свою жизнь...

Думаю, каждый найдет и поймет свое в отдельных эпизодах, в отдельных героях. Поэтому я и не стала писать о них в этом отзыве подробно, хоть мысли, впечатления и оценки так и рвутся оказаться облеченными в слова. Да и заранее рассказывать все детали тоже не дело, согласитесь.
А потому пора бы мне и честь знать. Напоследок скажу только от всей души: надеюсь, эта книга станет кому-то настолько же близкой, насколько неожиданно стала для меня.

И они пошли вдоль по улице, шутя и спотыкаясь, распугивая собак, проклиная до самых небес, нависших над ними беззвездным темнеющим куполом, себя, своих родных, близких, эту неверную, трудную землю.
George3
Оценил книгу

В годы моего отрочества Александр Фадеев был одним из самых известных советских писателей, известность которого еще более возросла после опубликования "Молодой гвардии" в 1945 году. Поэтому книги с его произведениями были нарасхват. После того, как я прочитал "Молодую гвардию" мне очень захотелось прочитать другие его произведения, но на книги был дефицит. Следующую его книгу "Разгром" мне удалось получить в свои руки только года два спустя. Начав читать книгу, я очутился совершенно в другой атмосфере, если сравнивать с "Молодой гвардией". Другое время, другая война, множество совершенно разных людей, а главное в ней было много страниц, посвященных чудесной дальневосточной природе, которую Фадеев хорошо знал, так как родился и вырос на Дальнем Востоке. Запомнился мне и целый ряд интересных, порой противоречивых характеров со своими слабостями и сильными сторонами, сомневающихся и убежденных в правоте дела, за которое борются, смелых и трусливых. Наиболее выпукло Фадеев показал Левинсона, Морозко, Метелицу и их антипода Мечика. Кстати, сам роман вырос из рассказа о Метелице. В целом, книга мне понравилась и встала в один ряд с "Молодой гвардией".