Книга или автор
4,6
190 читателей оценили
277 печ. страниц
2019 год
18+

Глава 2

Риша

Один, два, три, четыре, пять. Все приперлись. Прекрасно! Нужно было не говорить им, что мама уехала. Хотя, кого я обманываю? Мы бы все равно виделись каждый день в их «норе». Сколько себя помню мы и дня прожить не можем друг без друга. Ну, почти…

Пять парней. Пять моих гномов, а я их примороженная Белоснежка, которая съела последних двух вместо яблок. Как их охарактеризовать одним словом? Смотрю на ребят, сидящих на лавочке перед моим подъездом, и улыбка сама растягивает губы. Семья. Лучшего определения нет.

Даже представить боюсь, какой взрыв во вселенной дал начало нашей дружбе, но факт остается фактом – мы вшестером с детского сада не разлей вода. Дрались, ломали игрушки, мирились, заступались друг за друга и сейчас стали просто близкими людьми. Родными без кровного родства.

Первым меня замечает наша смотровая вышка – Кирилл. Самый высокий и самый добрый из нас. Добрый насколько это возможно, конечно. Он приветливо сияет взглядом, уже понимая, что без прикольчика не обойдется. На его щеке появляется милая ямочка, и он прячет руки в карманах длинного бежевого тренча, что отлично сочетается с тонкой белой шапкой. Нелегко быть лысым, но спор есть спор. А я уже скучаю по его милым шоколадным кудряшкам.

Остальная четверка сидит спиной ко мне в рядок, который напоминает по верхней границе американские горки. Вверх-вниз-вверх. Ну, слева направо и начнем.

Светлая башка, худые плечи, тоненький голосок. Со спины нас с Лехой можно легко спутать, потому что его волосы примерно одной длины с моими, да и одеваемся мы одинаково. Только вот ярости в этом бельчонке столько, что он с легкостью разорвет в клочья любого, кто перепутает его пол. Кстати, девчонок у нашего бельчонка целая ягодная полянка, но ни одна еще не была настолько сладкой, чтобы остановиться на ней. Милая мордочка, кобелиный характер.

Поднимаемся снизу вверх. Короткий темный ежик волос, цветная широкая татуировка от затылка вниз по шее. У Ярослава она не одна и даже не пять. Он забит почти весь. Тату салон – его второй дом. Этому хохломскому парню даже меня удалось уговорить сделать одну татушку, а потом еще и мать мою успокоить, которая на тот момент только-только привыкла к синим волосам. (Да, было и такое. Страшно вспоминать.) Стоит только Яру начать говорить и посмотреть гипнотическими зелеными глазами в твои… Все! Можешь прощаться со здравым смыслом.

Резко вниз, а потом снова вверх. Двое из ларца. Толя и Коля. Я не знаю, что это за насмешка природы, но они не братья, вообще никакие не родственники, но очень похожи на моськи. Белобрысенькие, с веснушками на носу и серыми глазами. Правда, Коля пониже ростом, покрупнее, такой взбитый мужичок, а Толя повыше, потоньше и посуше. Эта парочка словно ментальные близнецы. Заканчивают фразы друг за другом, любят одно и тоже. Дай им какое-то дело, и вместе они выполнят его на двести процентов. Правда, если ругаются, то это конец света. Кишки, мозги, причем не только их. Летает все. Скорее бы уже себе девушек нашли. Разных! Потому что делить одну на двоих не получается. Признаюсь, попытки были.

Шарю в рюкзаке рукой, перебирая кучу нужного и не очень барахла. Черт! Неужели я их забыла? А нет! Вот они. Сжимаю в ладони розовый флакон и быстро снимаю крышку. Душистая вода «Маленькая фея». Подарок этих пятерых идиотов на прошлый день рождения. Они мне целый набор приперли. Пена для ванн, шампунь, блеск для губ и еще какая-то ерунда. Сказали, что мне это очень подходит. Ага… Конечно! Как улитке седло.

Касаюсь указательным пальцем кнопки распылителя и подкрадываюсь к мальчишкам со спины. Кирилл даже бровью не ведет, чтобы никак не выдать меня, но я вижу смешинки в его глазах. В воздух вылетают брызги сладко пахнущей жидкости и приземляются на головы жертв.

Четверка новоиспеченных маленьких фей вскакивает, громко матерясь. Яр бросается ко мне, устрашающе сверкая взглядом, за что получает еще один залп прямо в лицо. Кир ржет, демонстративно закрывая нос двумя пальцами и размахивая перед собой ладонью, как бы отгоняя аромат.

– Риша, какого хрена? – в один голос произносят Коля и Толя, разводя руки в стороны.

– Привет, команда «Винкс», – сквозь смех выдавливаю я, убегая от Ярослава.

Меня спасает широкая спина Кирилла, выглядываю из-за его плеча, довольно улыбаясь. Леша, Коля, Толя и Яр смотрят на меня, хмуря брови, но через секунду на их лицах появляются усмешки, потому что… Кириллу тоже достается. Пшикаю душистую воду на его шапку и быстро отскакиваю в сторону.

– Риша, блин! Я теперь ее не отстираю, – ноет Кир, стягивая головной убор и закатывая глаза.

– Че приперлись-то? – говорю я, снова ныряя в рюкзак за ключами от подъезда, и отхожу от парней на безопасное расстояние.

Толя и Коля хватают пакеты, лежащие под скамейкой, и трясут ими в воздухе.

– Думали, ты проголодаешься после своих танцулек, – Яр озвучивает ответ на мой вопрос.

– Ага. И приготовить все, конечно же, должна я.

– Мы поможем! – произносят хором, и наступает моя очередь закатывать глаза.

Мясо тушится, картошка варится, стучат ножи по деревянным дощечкам. Кухню наполняют вызывающие обильное слюноотделение запахи. Что сказать? Мальчишки отличные помощники. Хорошо, что кухня в нашей с мамой квартире самая большая комната, в которой помещается вся банда.

– Как первое занятие? – спрашивает Яр, ловко нарезая огурцы для салата.

– Нормально, – отвечаю скучающим тоном, помешивая мясо в большой сковородке.

– Скольких людей ты довела до слез сегодня? – усмехаясь, произносит Леша, орудуя чеснокодавкой.

– Ни скольких!

По комнате прокатывается волна смешков. Ну, спасибо, друзья. Хорошего же вы обо мне мнения…

– А если честно? – Кир смотрит на меня, прищуривая один глаз.

– Сейчас ты у меня сам зарыдаешь, – бросаю на него уничтожающий взгляд. – А если честно… Один придурок сегодня переплюнул меня в умении доводить людей, – бурчу, вспоминая наглую улыбку небритого чудика.

– Что за тип? – Коля подходит к плите и тычет вилкой в картошку, проверяя на готовность.

– Неужто твой принц? – Толя достает из выдвижного ящика толкушку.

– Нет. Не он, – прикусываю нижнюю губу. – Не совсем… Прикиньте, их двое.

Смотрю на пять озадаченных мосек.

– Близнецы. Я сама офигела. И тот, что понравился мне, уже занят, – разочарованно вздыхаю.

– Бери второго, – заявляет Ярослав.

– Ты меня слышал? Он придурок. Взбесил меня за пять секунд. Никакая симпатичная мордашка ему не поможет с таким говнистым характером.

Мальчишки переглядываются, плохо скрывая улыбки. Ну все! Хватаю острый перец и заношу руку над сковородой.

– Риша, ты самый прекрасный ангел.

– Чистая душа.

– Умница и красавица!

– Добрая и милая.

– Э-э-э… – Толик испуганно таращится на меня, не зная, что сказать.

Встряхиваю ладонью, и в мясо летит адский порошочек, который вся пятерка терпеть не может.

– И мы тебя безумно любим, – изрекает, наконец, Толя.

– Да!

Хоровое подтверждение заставляет меня отставить перец, и все ребята облегченно выдыхают.

Ужин проходит шумно и весело за обсуждением новой программы. У нас с мальчишками есть маленький бизнес, если его можно так назвать. Мы работаем аниматорами на детских мероприятиях, ведем дни рождения и праздники. Все в деле. Я, Коля и Толя – артисты. Леша спец в фокусах и устраивает крутые шоу мыльных пузырей. Кирилл оператор, а Яр отвечает за музыку и костюмы. Иногда приходится подменять друг друга, но в основном придерживаемся такого распорядка.

На следующей неделе как раз появилась работенка. День рождения одного маленького мальчика, который без ума от Черепашек Ниндзя. Такого у нас еще не было, поэтому стоит основательно подготовиться.

Спустя пару часов, когда все детали оговорены, и кухня снова сияет чистотой, провожаю своих гномов на выход, подпинывая под зад. Что-то я капец как устала. Хочется принять горячую ванну и завалиться в кроватку.

– От меня все еще пахнет этой сладкой херней? – спрашивает Леха, прижимая меня к себе в прощальных объятиях.

– Снова свидание? – утыкаюсь носом ему в щеку.

– Ага.

– Первое и последнее? – отстраняюсь, заглядывая в хитрые светлые глаза.

– Как знать, – подмигивает мне.

– Нормально ты пахнешь, – успокаиваю друга, краем глаза замечая, как Кирилл берет с тумбочки флакон маминых духов.

– А будешь еще лучше, – говорит Кир, распыляя «Императрицу».

– Ах ты, мудень! – рычит Леха и бросается на лестничную клетку следом за Кириллом, успевшим послать мне воздушный поцелуй.

– Пока! – Коля и Толя чмокают меня в щеки с двух сторон и тоже стремительно покидают квартиру, видимо, не собираясь пропускать представление.

Яр качает головой, глядя на открытую дверь.

– Они когда-нибудь повзрослеют? – спрашивает, шагая ко мне.

– А надо? – морщу нос. – Тогда они станут скучными и занудными задницами… Как ты.

Ярослав щелкает меня по носу, по-доброму усмехаясь.

– Все точно нормально? – прищуривает свои гипнотические зеленые глаза.

Ой-ой…

– Да, – резво отвечаю.

– Горошек не звонил?

Это он о моем бывшем. Как-то тот забыл у меня свои боксеры в красный горох, вот и прицепилось. И как я могла встречаться с таким идиотом пять месяцев?

– Я его заблочила везде, но не думаю, что он хотя бы пытался. Обычно, когда бросают кого-то, потом не ищут общения, – стараюсь говорить максимально спокойно, но на самом деле мне все еще больно. Немного. Больше от обиды, что меня бросили, чем от чувства потери.

– Хочешь мы…

– Не-а. Он этого не стоит.

– Риш, только скажи. Мы за тебя любого в бетон вкатаем. Ты же знаешь, – Яр обнимает меня, гладя по голове, как маленького ребенка.

– Да я и сама не промах. Ты же знаешь, – разжимаю объятия и отхожу назад, весело улыбаясь.

Яр твердо кивает. Конечно он это знает. Ришу Мариновну так просто не сломать. Друг уже собирается уходить, но все-таки тормозит перед дверью.

– А тот придурок, которого ты сегодня парафинила весь вечер… Мне показалось или он тебя зацепил?

– Тебе не показалось. Я хочу утереть его надменно задранный нос.

– Риша решила поиграть в мстителя? Неужели тебя так задело, что он довел до слез какую-то девчонку?

– Риша решила просто немного развлечься, – парирую я.

– Ну-у-у… Риша у нас решает. Я ставлю на тебя.

– Риша решает, – растягиваю губы в улыбке, чувствуя прилив душевных сил.

– Увидимся завтра, решала, – Яр подмигивает мне и выходит за дверь. – Не слышу!

Вздыхаю и закрываю все замки.

– Умничка! – кричит Ярослав, а после до меня доносятся удаляющиеся шаги.

Вот теперь можно по-настоящему отдохнуть.

Горячая вода расслабляет окаменевшие мышцы. Вдыхаю мягкий фруктовый аромат пены для ванн. Маленькая фея, блин. Да… Это совсем не обо мне. Вот интересно, если бы я была действительно милой девочкой, хлопала бы глазками и носила розовые платьица, то стала бы я нравиться людям больше? Возможно Горошек бы не бросил меня ради этой куклы, что прикрывает рот ладошкой когда смеется. Конечно, мне нравится считать ее развратной сукой, какой я ее и описываю, но… Я видела их на днях в университетском кафе. Лучше бы не видела.

Ныряю с головой под воду, отгоняя воспоминания о милой паре, сладко улыбающейся друг другу. Выныриваю, хватая ртом воздух. Ну не такая я! Не такая! Резкая, взбалмошная, крикливая. Но это я. Меняться из-за кого-то или для кого-то точно не стану. Если что-то не устраивает, можете идти нахрен. Даже карту нарисую.

***

Бегу в «Малый зажигай» на всех парах. Хочется выбросить из головы тупые государственные и муниципальные финансы. Кто вообще что-то понимает в этих бреднях? Все чаще задумываюсь о том, что стоит бросить универ, но… Если честно, просто жаль потраченного времени и денег. Никто меня не заставляет учиться. Мама почти каждый день говорит, что стоит найти что-то по душе, но я не знаю, чего хочу. Пусть уж лучше так, чем вообще никак.

Влетаю в холл и сталкиваюсь с крепкой мужской грудью. Хорошо хоть не с бетонной стеной, хотя разница не так уж и велика. Бормочу извинения, потирая ушибленный нос. Поднимаю голову, и на меня смотрит пара карих глаз. Божечки… У него столько родинок на лице. Не сосчитать.

– Привет, – улыбается Влад, и я забываю о боли.

Дурные мысли растворяются в темной глазури. Губы сами растягиваются в улыбке. Нужно было их хоть блеском намазать. Парень выглядит еще лучше, чем в прошлый раз. Серые широкие спортивные штаны и белая футболка, сквозь которую проступают твердые мышцы. Волосы в симпатичном беспорядке.

– Ты не ушиблась? – обеспокоенно спрашивает мечта.

– Нет. Все в норме.

– Торопишься на тренировку? – на гладко выбритой щеке появляется ямочка, окруженная россыпью родинок.

– Типа того. Ты сегодня снова с нами? – спрашиваю, стараясь скрыть в голосе все слишком воодушевленные нотки.

Нечего ему знать, что он главная причина, по которой я тороплюсь.

– Я теперь всегда с вами.

– Ясно, – завожу руки за спину, пряча горячие ладони в задних карманах джинсов.

– Не могу по твоей реакции понять, рада ты или нет?

Он что? Флиртует со мной? Та-а-ак… Вот это уже интересно.

– Еще пока сама не знаю…

– Стас!

Поворачиваю голову и вижу, что из-за угла выглядывает копия парня, который стоит передо мной, только на нем лимонная свободная футболка и джинсы. Что за черт?

– Да, роднуля? – насмешливо спрашивает мой собеседник, нехотя поворачиваясь к брату.

И тут до меня доходит, с кем именно я столкнулась. От злости хочется наступить ему на ногу и двинуть в живот. Р-р-р.. Я ведь подумала, что со мной заигрывает Влад, а на самом деле это тот самый плохой близнец. Побрился еще. Идиот!

– Станок разболтался! – кричит Влад.

Мне кажется, или между этими двумя действительно какое-то не братское напряжение? Футболку не поделили или машинку? Пойду-ка я лучше переодеваться.

– А я-то тут причем? – отвечает Стас, преграждая мне путь.

Совсем что ли берега попутал?

– Ты ведь нам помогаешь. Мне нужно настроить технику. Занятие скоро начнется. Или хочешь, чтобы Леся взяла в руки шуруповерт?

– Только если она это сделает, чтобы просверлить твою черепушку, – тихо произносит Стас и, не глядя, хватает меня за руку, снова не давая пройти. – Я занят важным разговором. Не видно? – на порядок громче говорит он.

– Займись этим после важного разговора, роднуля, – выплевывает Влад и скрывается за поворотом, ведущим к танцевальному классу.

Возмущенно выдергиваю руку из клешни этого типа, и в ответ получаю надменную улыбочку.

– Что, обезьянка? Решила, что я это он?

Прищуриваю глаза, не собираясь отвечать на провокацию.

– Ой, простите, – усмехается. – Риша Мариновна. Верно?

Зубы сводит от того, как он меня бесит. Больше чем лук в бургерах и нераскрывшийся попкорн. Решительно шагаю вперед, нарочно задевая его плечом по руке. Было бы эффектней плечом о плечо, но моего роста не хватает для этого проявления пренебрежения.

– У-у-у… Какие мы дерзкие, – прилетает в спину, но я даже не думаю оборачиваться.

Не тронь говно, вонять не будет.

Стас

Пока девочки Леси переодеваются, заканчиваю возиться со станком. Матерю про себя младшую группу, эти малявки вечно катаются на нем, как обезьяны на ветках. Жаль, что нам нельзя бить их. Хотя бы немножко. Иногда этого очень не хватает.

Влад бросает на меня испепеляющий взгляд полный предупреждения, а я в ответ целюсь в него из шуруповерта, словно из пушки. Мама уже поговорила с ним. Он знает, что я здесь не по своей воле. А с Маргаритой Ивановной спорить нельзя. Придется терпеть. И мне, и ему.

– Рада вас видеть, – задорно произносит Леся, начиная занятие. – Разомнемся, потянемся и в конце немного потанцуем. Готовы?

Девушки утвердительно кивают, Влад включает музыку, а я скучающе осматриваю присутствующих. Кого? Кого из этих дилетанток мне выбрать в партнерши? В голове всплывает фраза из мультика, что шел сегодня по телеку в буфете, когда я завтракал. «У тебя усы. У тебя угри. Не то. Не то, не то. А у тебя видно прекра-а-асный характер. И это что самое лучшее?». (Прим. автора: цитата из мультфильма «Похождения императора».)

Конечно все не так плохо, но глядя на этих девиц у меня не то чтобы не появляется желание станцевать с ними лирический номер, а скорее появляется желание… Хм… Заглядываюсь на круглую попку в черных лосинах. Да. Определенно не танцевать я с ней хочу.

Встречаюсь в зеркале со светлыми глазами в которых искрится раздражение. Кажется, обезьянка заметила, куда я смотрел до этого. Завидует что ли? У нее то самой… Пробегаюсь взглядом по худенькой фигурке, упакованной в спортивных костюм. Ну, ничего так. Задница есть, да и сиськи тоже. Только вот эта моська озлобленной чихуа-хуа все портит. Специально возвращаюсь к ее пятой точке, чуть склонив голову, а потом показываю большой палец, подмигивая.

Риша Мариновна, не стесняясь, показывает мне «фак», вскидывая правую руку вверх, не прекращая прыгать, что вызывает у меня волну неконтролируемого смеха. Странная девчонка. Очень странная.

– В бабочку, девушки, – командует Леся.

Сижу на полу в углу, и голова сама поворачивается в сторону ее голоса. Грациозная. Охренительно красивая. Мысли раздваиваются, а это значит… Смотрю на брата, словно в зеркало. Влюбленный взгляд, отражающий мой собственный. Он сейчас думает тоже самое. Ну почему? Злость оседает на дно желудка бетонной плитой.

Пошли они в жопу! К чему эта хрень? Почему нельзя было просто выбрать кого-то из нас? Зачем эта игра в благородство и чертову добродетель? Так страдаем мы трое, а мог бы… только я. Я ведь знаю, что проиграл. Знаю! И мне было бы легче смириться, если эти двое не вели бы себя как идиоты.

Поднимаюсь на ноги, потому что устал сидеть без дела, и собираюсь присоединиться к растяжке. Правда, мой коврик снова украден одной маленькой… Замечаю кое-что очень интересное. Риша Мариновна… Черт! Какое же у нее смешное имя. Короче, эта обезьянка так забавно пыхтит, пытаясь уложить колени на пол. Брови нахмурены, глаза блестят, даже щеки покраснели.

Похоже, у нас здесь боец. Никто не стал бы насиловать себя так, но она… Давит ладонями на согнутые и разведенные в стороны ноги с такой силой, что кажется скоро заплачет. Совсем что ли с ума сошла?

– Ты что творишь? Хочешь разрыв связок? – опускаюсь на колени за ее спиной.

– Я могу это сделать, – отвечает резко.

– Да я и не спорю, но не так, – беру за тонкие запястья и устраиваю их поверх ее прижатых друг к другу ступней. – Дышите, Риша Мариновна.

Не могу удержаться, чтобы чуть-чуть ее не побесить, и кладу свои руки на внутреннюю сторону девичьих бедер. Медленно поднимаюсь вверх. А у нее есть мышцы. Мягко надавливаю, и Риша тут же каменеет. Сжимается в комок и дергается так, что чуть не заряжает мне в нос. Даже не знаю, это нарочно или нет. Благо реакция меня не подводит.

– Спокойно. Расслабься, – тихо произношу, наклоняясь к ее уху, и встречаюсь взглядом с ее отражением в зеркале.

Что за цвет глаз? Не пойму. Внезапно ловлю себя на мысли, что хотел бы разглядеть эти омуты поближе, но она быстро улетучивается, потому что Риша опускает веки и медленно выдыхает, расслабляя мышцы.

Прикладываю чуть больше силы, и ее колени опускаются к полу. Так, уже лучше. Не знаю почему она все-таки разрешила мне ей помочь, да и пофиг.

– Вдох, – говорю я и сам втягиваю носом воздух. Чувствую тонкую фруктовую сладость исходящую от ее волос. – Выдох, – хрипло произношу, уже чувствуя, как мы с ней подходим к пределу.

Ноги Риши дрожат, но эта малышка не из тех, кто останавливается на половине пути. Все-таки у нее есть какая-то база. Она занималась чем-то до этого. Я чувствую. Только вот чем?

До пола остается еще сантиметров пять, но Риша вдруг мотает головой, не открывая глаз.

– Все. Не могу, – произносит так расстроенно, словно ей за это придется отрезать руку.

– Чуть-чуть осталось. Ты сможешь, – сам не понимаю откуда в моем голосе эта гребаная нежность.

Может, все потому что сейчас с опущенной головой, закрытыми глазами и светлыми растрепанными волосами, касающимися розовых щек, она так похожа на маленькую девочку. А я всегда добр с детьми, хоть они и страшно бесят меня порой.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
260 000 книг
и 50 000 аудиокниг