Молочные зубы

4,1
50 читателей оценили
342 печ. страниц
2019 год
Оцените книгу
  1. Sandriya
    Оценил книгу

    Наблюдая в течении своей жизни за людьми, обратила внимание, что большая их часть воспринимает личностей, не сочувствующих, совершающих жестокие деяния по отношению к другим, невообразимо однобоко: жертва - окрашена в белый цвет, агрессор - в черный. Практически никому не приходит в голову задуматься (не оправдать!), что же движет психопатами и иже с ними, почти все видят в них лишь злодеев без души. Однако и душа, и даже логика (не поверите!) у них есть и еще какая: душа - страдающая, а логика - четкая и аргументированная. Другой вопрос, что данная логика непонятна большинству, но это вообще не влияет на существование/отсутствие таковой. Психопаты и т.п. мыслят по-своему, но цепочки предпосылок-следствий у них ни в чем не уступают обычным, разница лишь в категориях, поэтому героини "Молочных зубов" у меня, как человека, кажется, умеющего видеть и в какой-то мере представлять структуру подобных закономерностей выстраивания рассуждений, вызвали, думаю, немного не те мысли, что у большинства. Ну и тем лучше - так даже интереснее.

    На протяжении практически всей книги мы ощущаем опасность, исходящую от маленькой девочки Ханны, и невольно проникаемся сочувствием к ее матери Сюзетте, которой и так ужасно не повезло в жизни - у женщины болезнь Крона. Но всю дорогу меня не покидало чувство, что не может быть все настолько просто - откровенный изверг-ребенок и несчастная жертва-мать. Я не разделяю позицию, высказанную в произведении персонажем-психологом, о том, что социопаты и психопаты различны по своему приобретению психического недуга - первые именно приобретают в силу наличия травм, а вторые рождаются с данной патологией. Считаю, что человек не способен утратить эматию и эмоциональный интеллект, оказавшись в жестоких условиях, он может продемонстрировать свою психопатию не только под воздействием среды и внешних факторов влияния, а лишь имея врожденные патологии такого характера. Именно поэтому все время ожидала, тем более мелкими намеками мои мысли находили иногда подтверждения в сюжете, что выяснится, что Сюзетта не так проста, как кажется и как нас пытаются убедить. В некотором роде, что открытый финал, что всплески материнской агрессии в сочетании с уходами из реальности (+ анамнез, в котором присутствует депрессивная отчужденная мать Сюзетты) стали доказательством моего мнения.

    Продолжая говорить о нагнетаемости атмосферы не удержусь и скажу о том, что на поверхности, кажется нам просто так хотела показать автор, жаль несчастную мать, а ребенка хочется осудить, боясь столь жестокого поведения (откровенно вредить матери, меняя наполнитель лекарства, без которого та не может нормально жить, рассыпая кнопки, чтобы проще было застать врасплох с молотком наперевес или пытаясь едва ли не сжечь живьем или хотя бы покалечить головешкой). Но, основной момент, на который обязательно необходимо обратить внимание - это причина такого поведения ребенка. Именно с этой причиной надо работать и думать конкретно о ней, а не распыляться на ужас, как же так было можно. Так нельзя!, но почему ребенок пытался избавиться от матери - ясная предпосылка: Ханна чувствовала всем своим нутром (перечитайте первый абзац рецензии), что любовь отца (хочешь не хочешь, вспоминается комплекс Электры) постоянно делится на двоих, а не принадлежит лишь матери. Поскольку не каждый нарцисс - психопат, но любой психопат - нарцисс, понятно. почему настолько мощные попытки избавиться от боли предпринимает девочка: не умея сопереживать, она не способна решать проблему избавления от стыда ресурсно и вообще адекватно, но это не снижает силы испытываемой ею боли. И перед ней встает вопрос - умереть самой или убить источник. Ни в коем случае не оправдываю и не призываю принять подобное, но говорю, что не все так просто, черно-бело, как может показаться несведущему наблюдателю. Маленькая девочка защищает от себя от страданий, в прямом смысле, убийственными приемами. И мать здесь жертва физическая, а психологически - лишь получающая по заслугам (сложно забыть ее едва ли не мгновенное счастье после того, как дочь был убрана из дома, а муж вновь стал полноценно ее единоличной собственностью).

    В "Молочных зубах" нет правых, здесь присутствуют лишь ошибающиеся: Сюзетта - неспособная быть матерью женщина, муж Сюзетты - сознательно незамечающий творящегося ада, Ханна - неспособная адаптироваться в мире чувств других людей (для нее существуют лишь свои). Книга наполнена атмосферностью - автор нагнетает и нагнетает по чуть-чуть увеличивая накал и завершает умопомрачительным финалом - "никто не забыт, ничто не забыто!"

    На фото: психопатка Бет Томас, известная в наших краях по видео из Ютуба.

  2. Lady_Light
    Оценил книгу

    В этой истории нет однозначно правых и однозначно виноватых.

    Ханна, трудный ребёнок. До крайности эгоистичная, жестокая, капризная и не произносящая ни слова в свои семь лет.
    Сюзетта, измотанная постоянными выходками дочери мать. Страдает болезнью Крона и попутно кучей навязчивых комплексов.
    Алекс, вечно отсутствующий дома отец. Видит дочь исключительно по вечерам, целуя в щёчку перед сном, и по страусиному отмахивается от любых мыслей о возможной ненормальности ребёнка. Подумаешь, в семь лет молчит, как рыба об лёд! С ней всё в полном порядке, посмотрите, как она целует папу в щечку, моя lilla gummen!

    В первой же половине книги становится очевидно, что Ханне требуется психиатр. Или экзорцист. А может, оба сразу.
    Ребёнок просто-напросто болен, и оба родителя тщательно закрывают на это глаза, боясь одним неосторожным словом порушить хрустальный замок иллюзии идеальной семьи. Сюзетт многого от жизни натерпелась: мучительное заболевание кишечника, равнодушная мать, издевки в школе... С великим трудом, растеряв последние крохи здоровья, она родила долгожданное чадо и поклялась себе стать такой матерью, какой никогда не было у нее самой. Только вот, похоже, она слабо себе представляла, как эта самая матерь должна выглядеть.

    Не понимаю, как можно постоянно, 24/7 находиться рядом с ребёнком, и даже не знать, какая у него любимая игрушка?! Вся любовь Сюзетты состояла из постоянных попыток построить дочь (а не понять, в первую-то очередь!) и накормить её экологически-органическими проростками ботвы. Ответом на все трудности у неё был один ответ - посыпать голову пеплом и орнуть в голосину "Господи, до чего же я плохая мать!". А попытаться заглянуть в душу ребёнка, понять мотивы его поступков и начать что-то делать, кроме самоуничижительных восклицаний и отрицания очевидного? Если дочь изводит мать тысячей и одним изощреннешим способом и отказывается произносить хоть слово, это более чем веский повод бросить искать проблему в говорильном аппарате и сходить уже наконец, проверить мыслительный.

    Выходки Ханны ужасны. Это социопатичное, до крайности жестокое и самовлюбленное создание, которое нужно изолировать от общества. Ей можно помочь, ей нужно помочь. И делать это было надо намного раньше, года в три-четыре, когда отклонения стали уже достаточно явными. Но мать предприняла попытку вникнуть в интересы дочери только тогда, когда - простите мой французский! - уже жареный петух в ж*** клюнул. В этом отношении Алекс получает чуть больше баллов - он хотя бы интересовался увлечениями дочери и пытался познакомиться с её Ночными Бормотунчиками.

    В книге присутствует несколько раздражающе-нереальных моментов, типа говора молчавшего семь лет ребёнка на чистейшем французском и попытки автора нагнетать оккультно-мистическую атмосферу. А уж сцена ритуального сожжения ведьмы Мари-Энн и вовсе вызывает сомнения...

    Сомнений не вызывает только одно - финал. Не вижу здесь ни капли двусмысленности, о которой некоторые писали выше. "Тисдейл" не вылечит Ханниных тараканчиков, а лишь научит их изощренной изворотливости и маскировке. И тогда...
    Держись, мама.
    Держись, папа.

  3. keep_calm
    Оценил книгу

    Я не жалею, что решила-таки прочесть эту книгу, оценки которой в ленте друзей были диаметрально противоположными, да и в целом рейтинг романа невысок. Мне очень понравилось!

    Не совсем понятно, почему произведение позиционируется как «книга для подростков», «молодёжный триллер», из-за чего были сомнения по поводу жанра, ведь не шеШнадцать мне уже. Я, конечно, люблю книги для молодёжи, но для них нужно соответствующее настроение. В данной литературе ничего «подросткового» замечено не было, вообще.

    Сюзи - женщина, страдающая от генетического заболевания, связанного с ЖКТ, воспитана не слишком внимательной мамой. Ей пришлось в одиночестве справляться со своей болезнью, и она поклялась, что уж для собственной дочери станет идеальной родительницей. В лице Алекса Сюзи нашла любящего и любимого мужа, отличного партнера по бизнесу, заботливого отца для их дочери Ханны. Внешне семья Йенсен выглядит благопристойно, но на самом деле то, что происходит с ними по вине дочери - просто трэш.

    Сюзи, пытаясь создать идеальную картинку семьи, стала заложницей собственных мечтаний. Ханне семь лет, она фантазерка, смышлёная девочка, не произносящая ни слова, но в её голове постоянно чёрные мысли о том, как бы навредить маме, да и всем окружающим тоже. Лишь папу девочка обожает и боготворит. А он, в свою очередь, до поры до времени охотно верит Сюзи, что у них все хорошо, Ханна просто «маленькая непоседа».

    Роман написан от лица матери и дочери по очереди живым, интересным языком.

    Я переживала за то, что сюжет романа будет довольно банальным: жена убеждает мужа в том, что их ребёнок - чудовище, он не верит ей до какой-то критической точки - всё это уже где-то было, но автор упоминает от лица главной героини о данном штампе и не позволяет этому произойти.

    Я удивлялась безграничному терпению родителей, их Любви (именно так, с большой буквы). И когда даже мне хотелось надрать задницу этой маленькой засранке, я понимала, насколько мудро поступают Сюзи и Алекс.

    Финал остался открытым, и мне это тоже понравилось. Каждый сам для себя решит, чем всё закончилось.

    спойлер
    Что касается сцены, где Ханна изображает секс, я считаю, что здесь не правы родители, которые вместо того, чтобы придаваться любовным играм в своей комнате и желательно за запертой на замок дверью, вели себя в этом вопросе безответственно, а ребёнок по их вине регулярно получал травмы. свернуть
  1. Ей хотелось друга, похожего на батат в вязаных небесно-голубых шортиках. Ночного друга. Друга уродливого и надломленного. Которого, если надоест, можно разобрать на части.
    27 декабря 2019
  2. По правде говоря, больше всего ее очаровали мертвые дети; одних матери прижимали к груди, другие лежали в небольших гробиках, окруженные братьями и сестрами, которым было не столько страшно, сколько просто скучно, словно смерть для них укладывалась в формулу «каждый-день-больше-никогда-ну-вот-опять-кто-то-умер».
    27 декабря 2019
  3. В ее радостном возбуждении было что-то ненормальное. Мама превратилась в воздушный шар, который ей хотелось проткнуть булавкой, чтобы посмотреть, как она с шипением сдуется и превратится в ничто.
    27 декабря 2019

Автор

1 книга