Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Гражданин Очер

Добавить в мои книги
32 уже добавили
Оценка читателей
4.2
Написать рецензию
  • margo000
    margo000
    Оценка:
    66

    Тынянов для меня всегда оставался темной лошадкой. В свое время не пошло чтение его романа «Пушкин», вот прямо от слова «совсем». Пушкина самого очень люблю – роман о нем показался надуманным, искусственным, не моим...
    Но я и Грибоедова люблю. И каким-то своим внутренним чутьем поняла, что надо дать Тынянову еще один шанс и попробовать разобраться, кто он такой в качестве автора биографических произведений. В общем-то, я не пожалела об этом...

    О Тынянове в свое время говорил его секретарь (и очень любимая мною личность!) Ираклий Андроников, что он «писал не просто биографические романы, а средствами поэтического слова выяснял судьбы культуры». Теперь я понимаю, что это не просто сказано хорошо, но и сформулировано в стиле самого Тынянова. «Выясняет» - вот что делает Тынянов в своем произведении. Разбирается, сопоставляет, выворачивает наружу потаённое – не своё, но близкое ему по духу (или, как минимум, очень ему интересное). Анализ эпохи, политической и психологической атмосферы, окружающей Грибоедова, «докапывание» до сути мотивов и скрытых подтекстов – много всего. Я это почувствовала – и с благодарностью приняла.

    Не буду скрывать: прорываться сквозь тягучую и вязкую прозу приходилось порой с большой натугой. Судите сами (фразы вырваны буквально наугад): «Бунт и женщины были сладострастием стихов и даже слов обыденного разговора. Отсюда же шла и смерть, от бунта и женщин. Людей, умиравших раньше своего века, смерть застигала внезапно, как любовь, как дождь»... Красиво, но требует вчитывания, вдумывания, порой расшифровки...
    Я, хоть и знакома была с тыняновской манерой письма, была почему-то уверена, что о Грибоедове должен был у него получиться более привычный по форме и увлекательный по содержанию роман. Получилось же хоть и увлекательно, но оооочень непривычно (впрочем, это, скорее, комплимент автору!)..

    Метафоричность языка. Вот что одновременно и притягивало, и напрягало. Так сказать, на грани фола: еще чуть-чуть – и покажется напыщенным фарсом. «Чуть-чуть» не произошло, слава Богу. И я, впрочем, даже рада, что о такой личности, как Грибоедов (кстати, после прочтения романа Тынянова у меня случился когнитивный диссонанс, и я теперь не знаю, каким мне представлять Александра Сергеевича: образ его ожил в моем сознании и заиграл новыми красками), написано не просто беллетристическое произведение, а произведение искусства...

    Мета-роман – вот такое определение я дам тыняновской книге (подобный термин я использовала и при написании отзыва о романе Д.Литтелла "Благоволительницы"). И это тоже радует и напрягает одновременно: появляется желание расшифровывать некоторые аллюзии, параллели, намеки – это хороший знак. Но как же жаль, что нет времени заняться подробным изучением всего скрытого в этом романе, как, к примеру, это сделала Ольга Мышинская в статье «Мандельштамовские подтексты романа Ю.Н.Тынянова "Смерть Вазир-Мухтара" (напомню: роман Тынянова написан в 1928-ом году, что объясняет данную параллель с Мандельштамом). К слову скажу, что интересных исследований этого романа немало, - а это тоже знак того, что книга глубока, многослойна и – конечно же - противоречива.

    Актуальность романа поражает. Одной из самых острых проблем, поднятых автором, стала для меня проблема служения государству. Добавлю: служения государству, недостойному этой службы. А если учесть, что сам «служитель» - человек глубокий, сильный, умный, проблема становится более весомой и привлекающей к себе наше внимание.
    Еще одно: самоощущение сильной личности, потерявшей основной жизненный стержень и попавшей по этой причине в плен апатии, пессимизма, скептицизма... Критики ругали Тынянова за такой аспект изображения Грибоедова, я же в этом увидела вполне реалистичный подход к раскрытию сущности человека. Думаю, такой ракурс более логичен, чем, к примеру, изображение патриотичного фанатика, беззаветно служащего государственной власти (именно это, на мой взгляд, является другой возможной крайностью в утрировании образа Грибоедова).

    Центральный образ – вазир-мухтар (на персидском языке «полномочный представитель») Грибоедов. Знаю его биографию, знала о страшном финале его жизни. Знала. Теперь – всё это буквально стоит перед моими глазами. Как будто посмотрела фильм или, точнее, страшный сон. Тынянов меня в какой-то степени морально убил чрезмерно ощутимым проникновением в мое сознание, он вплел меня в повествование, из которого два дня не могу вырваться.

    Узнала ли я что-то новое, что может пригодиться мне на уроках литературы? – пожалуй, нет. Но сменилась тональность моего восприятия этого образа. Раньше я говорила о Грибоедове как о любимом авторе и уважаемой мной личности – теперь буду говорить как.... да, наверное, как о частице себя. Именно так. В моей голове поселилось его сознание. Сама этому не рада.
    И я больше не буду говорить о Грибоедове как о бесстрашном умнице-рыцаре. Теперь для меня это очень трагическая личность. Более трагическая, к примеру, чем воспринималась мною личность Лермонтова.

    В общем, люди, я почти в депрессии.
    Я не жалею, что прочитала книгу. Да, мне есть за что ее покритиковать , но не буду – это и так многие делали, включая, к примеру, Солженицына.
    Я, пожалуй, просто скажу спасибо автору: именно благодаря ему я уже второй день не могу не думать о личности Александра Сергеевича Грибоедова, открывшегося мне с новых, порой не самых героических, но очень объяснимо-человеческих сторон.

    КНИГА ПРОЧИТАНА В РАМКАХ ИГРЫ «ДОЛГАЯ ПРОГУЛКА», ТУР IX.

    Читать полностью
  • mmarpl
    mmarpl
    Оценка:
    50

    По стихам узнаешь думы. По страданию - талант.
    ***
    Лишь бы веровать, что где-то, через лета и гранит
    Стих российского поэта чье-то сердце сохранит.
    А.Градский.

    Выше и чище этой прозы давно не встречалось мне в русской литературе.
    Роман - история, роман - ассоциации, роман - трагедия, роман-намек.

    История русская, история гибели дипломата Грибоедова.
    Ой, зря М.Л. Гаспаров так опрометчиво заявил о Тынянове, что он «садистически переиначивал историю».
    Зря. Количество его горячих почитателей и читателей сократилось ровно на одну единицу.

    Писал Ю.Н.Тынянов не учебник истории - писал он историю человека и поэта,
    который волей обстоятельств и по собственному желанию служит государству,
    которое никогда не бывало честным по отношению к людям честным и достойным.
    История эта - история предательства.
    Последние части читать невозможно - разрывается сердце: еще и Грибоедов...

    А его успеваешь полюбить, понять, найти параллели и сходства не только с любимыми героями,
    но и с любимыми людьми, близкими и не очень.
    Тут, как с человеками: твой - не твой, свой - чужой.
    Тыняновский Грибоедов попал в точку - свой, понятный, близкий.
    И не высокий привычный идеал, и диалог с совестью более чем красноречив,
    а вот поди же - читаешь, как о родном.

    И вот перед ним встала совесть, и он начал разговаривать со своей совестью, как с человеком.
    ***
    – Зачем ты бросил свое детство, что вышло из твоей науки, из твоей деятельности?
    ***
    – Может быть, ты ошибся в чем-нибудь?
    – Зачем же ты женился на девочке, на дитяти, и бросил ее. Она мучается теперь беременностью и ждет тебя.
    – ... Нужно больше добродушия, милый, и даже в чиновничьем положении.
    – Но ведь у меня в словесности большой неуспех, – сказал неохотно Грибоедов, – все-таки Восток…
    – Может быть, нужна была прямо русская одежда, кусок земли. Ты не любишь людей, стало быть, приносишь им вред. Подумай.
    – Ты что-то позабыл с самого детства. Твои шуточки с Мальцовым! Ты ошибся. Может быть, ты не автор и не политик?
    – Что же я такое? – усмехнулся Грибоедов.
    – Может быть, ты убежишь, скроешься? Ничего, что скажут: неуспех. Ты можешь выдать евнуха, ты можешь начать новую жизнь, получишь назначение.

    – Да мимо идет меня чаша эта.

    Выбор сделан. И выбор сделал его человеком.
    А о предательстве - читаешь с отвращением и тоской: "Да мимо идет меня чаша эта."

    И язык. За каждой строчкой - жизнь, многомерная, яркая. Каждая строчка выворачивает душу - врачует редко. И тем спасает, верно.

    И только один парадокс.
    Читать надо в детстве. А в детстве - еще не понять. А в юности - не читают. А в молодости - уже не знают. А к старости - поздно, друг мой, поздно. Выбор сделан.

    Читать полностью
  • Yumka
    Yumka
    Оценка:
    23

    Редкий случай, когда аудиокнига совсем не пошла. Начитка, возможно, и не блестящая (Вячеслав Герасимов - на любителя), но дело даже не в этом, а в том, что эту книгу воспринимать со слуха совершенно невозможно. Да и читать ее с непривычки тоже невыразимо тяжело - у меня ушел месяц, маленькими порциями, с поиском огромного количества незнакомых слов в словаре, с перечитыванием отдельных отрывков, чтобы наконец вчитаться и понять. Потому что язык, построение фраз, использование слов и всевозможных художественных приемов довольно непривычны для читателя XXI века, хотя Юрий Тынянов написал роман "Смерть Вазир-Мухтара" относительно "недавно", в 1928 году. Видно, что писал профессиональный литературовед и филолог. Поэзия в прозе, замешанная на архаичной стилизации. На самом деле, это потрясающе, каждая фраза - как драгоценный камень, но непрофессиональному ювелиру читателю оценить такой стиль невероятно сложно, приходится каждую фразу-драгоценность внимательно рассматривать со всех сторон и все равно получается составить только дилетантское мнение, а часто не удается и этого - ничего не понятно.

    В романе идет речь о последнем годе жизни А.С. Грибоедова: о его приезде в Петербург с Туркманчайским мирным договором, о назначении полномочным министром в Персию, о женитьбе на Нине Чавчавадзе, об отъезде в Персию и о гибели от рук исламских фанатиков. Заканчивается книга приездом внука персидского шаха Хозрева-Мирзы в Санкт-Петербург, благодаря чему "инцидент" с убийством русской посольской миссии был предан забвению. Я бы не назвала эту книгу биографичной или тем более историчной. Все исторические персонажи выглядят как эскизы художника, сделавшего несколько довольно произвольных, хоть и точных мазков кистью: сходство с оригиналом угадывается, и все же эти наброски столь же далеки от оригинала, как, к примеру, картины импрессионистов (то же самое можно сказать и об авторском описании Москвы, Санкт-Петербурга, Грузии, Ирана). Поэтому, наверное, каждый видит в нарисованной писателем картине что-то свое, получается, что стилистическая сложность дает удивительную свободу воображения читателю.

    Читать полностью
  • BoniferReservable...
    BoniferReservable...
    Оценка:
    9

    После прочтения романа "Кюхля", был вправе ожидать, что второй серьёзный труд писателя Юрия Тынянова окажется как минимум не хуже. Взявшись за книгу и прочтя, что-то около 50 страниц, возникло ощущения более мастерского, более интеллектуального произведения. Тут тебе и философские мысли, хотя каждую записывай, тут и главный герой в лице Александра Сергеевича Грибоедова, малый не промах. А потом, бац...почти, как в "Большой перемене", бац и вторая смена. Это я к тому, что композиционно роман стал скакать, как ковбой Джо по дикой прерии. Если не острое, то небольшенькое желание отложить книгу в сторону появилось и не лукавя душой, держалось довольно-таки долго. В чём же дело ? А дело всё в том, что появилась очень нехорошая мысль об адекватности автора. Как будто Юрий Николаевич, выражаясь современным языком обкурился то бишь был "под коксом". Смотрите сами : вот он автор "Горе от ума" стоит здесь, через секунду, его и след простыл, вот он уже дома, а там прыг-скок и другая тема. И таких вот перескоков бесчисленное множество. Это при том, что слог очень схожий с "Кюхлей" и некоторые слова само собой перекочевали из одно романа в другой, как например словосочетание "пикуло-человекуло".
    Справедливости ради надо сказать, что были весьма интересные моменты, которые вызывали улыбку и прищур глаза ,ага , это надо взять на заметку. И как бы плоско и пошло не прозвучала острота из уст одного генерала, когда Грибоедов находился в компании мужчин, всё больше чинов и военных, она внесла определённый колорит в повествование. Чешутся руки описать сей анекдот, да думаю прекрасная половина человечества меня линчует. За сим перехожу к тому, что заставило вчитаться и не бросить книгу.
    Как опытный автогонщик, который точно знает где прибавить сбросить скорость, а где прибавить, Юрий Тынянов, отправил своего героя из Тифлиса в Персию и...понеслось. Эпоха и картины произошедшего маячили перед моими глазами и посланник, этот самый Вазир-Мухтар уже мне стал близким и родным. Не сразу Александр Сергеевич нашёл место в моём сердце, особенно, когда взял в жёны 15-летнюю Нину, а до этого имея шашни с балериной Катей Телешовой и по тихой грусти не обойдя стороной жену друга Фаддея Булгарина, Леночку. Но вот, когда он добрался до Тебриза и взял под своё крыло ещё одного ренегата, не буду называть имени, то это как исповедь перед тем, как испустить последний вздох. За одно это ему можно многое простить.
    А ведь помимо Грибоедова, Юрий Тынянов фантастическим образом нарисовал портреты Самсон-хана, Скрыплева, того же Фаддея Булгарина и конечно молочного брата Александра Сергеевича, Александра Грибова. Как из тьмы веков, как не одна птица Феникс, а несколько зараз возникли эти образы точно и цельно. И в унисон событиям пошли описания, которым позавидует поэт : Локоны твои являют вид райских цветов, Твой взгляд терзает душу стрелами. Яхонт губ твоих льёт силу в умирающее тело. Взор предвещает бессмертие старцам и юношам. Яхонт губ твоих берёт душу в обмен на поцелуй. О, прелесть моя!
    Да, сейчас таким речами не удивишь, а тогда это было УХ и АХ! А в пику этому, практически тут же "Эриванское ханьё честь имеет". Игра на контрасте зачастую имеет все шансы на победу, что собственно Тынянов и демонстрирует. Не останавливаясь на достигнутом, а набрав соответствующий разгон, вовлекая читателя в противоборство психологического характера, помноженного на разность культур, следует и другой мощный заряд : "Кто уклоняется от игры, тот её проигрывает". Слова написанные Тыняновым, но сказанные кардиналом Ришелье.
    А уж, когда автор вспомнил Геродота и одну прелюбопытнейшую историю, стало очень и очень страшно. Исходя, из всего вышеизложенного, хочу не казнить, но молвить слово о том, что Вазир-Мухтар взял за живое, взял. Думаю многие, после прочтения захотят заглянуть в Википедию и узнать о других персонажах, описанных в романе, в частности о Нине Чавчавадзе!

    Читать полностью
  • George3
    George3
    Оценка:
    8

    Когда роман был опубликован, некоторые критики объявили «Смерть Вазир-Мухтара» мрачной, пессимистической книгой. Но книга о трудной жизни и страшной смерти Грибоедова едва ли могла быть особенно веселой (Грибоедов погиб от рук мусульман-фанатиков, захвативших русскую миссию в Тегеране 12 февраля 1829 года). И, действительно, когда ее читаешь, то постоянно находишься в тревожном ожидании трагического события. Но мрачной и пессимистической ее назвать нельзя, в ней чувствуется большой художник слова, сумевший скрасить горечь утраты. По словам В. Каверина, написавшем предисловие к книге, Грибоедов предстает "перед нами как друг декабристов, отравленный горечью их неудач. Перед нами не хрестоматийный классик, заслуживший вечную благодарность потомства, но автор запрещенной комедии, не увидевший ни печати, ни сцены".

    Читать полностью