4,6
78 читателей оценили
197 печ. страниц
2009 год

Юлия Шилова
Притягательность женатых мужчин, или Пора завязывать

Глава 1

Уложив Саньку спать, я подошла к окну и облегченно вздохнула. Осталось совсем немного.

Завтра приедет муж, и мое добровольное затворничество наконец закончится. Правда, затворничеством это не назовешь. Мне дозволено все. Посещать местный ресторанчик, сауну, купаться в озере, ходить в конюшню и обучаться верховой езде. Но за территорию частного владения я выходить не могу… Такая своеобразная золотая клетка со всеми развлечениями и удобствами… Опустив жалюзи, я подошла к Саньке и чмокнула его в щеку. Он сладко засопел и чему-то улыбнулся во сне. Ему настолько нравится здесь, что он даже не хочет возвращаться домой. Санька еще слишком мал, и многие вещи до него просто не доходят.

Когда он подрастет, тоже будет скучать по дому.

Только там можно найти успокоение и душевное равновесие. Ничего, потерпеть можно. Завтра вернется Павел, поцелует меня и сына и повезет нас домой. Если все прошло успешно, мы станем богаче на несколько тысяч долларов. «Собирайся, Катька», – скажет он мне и поведет в какой-нибудь престижный ресторан в центре города. В ресторане мы будем пить красное французское вино и танцевать под живую музыку. Мы всегда так делаем, когда Павлу удается сколотить нормальные деньги за короткий срок.

Прикрыв сына одеялом, я включила ночник и вышла из комнаты. Внизу, в холле, мужчины в белых рубашках с расстегнутыми воротничками играли в бильярд. Поприветствовав их, я вышла на улицу и направилась к небольшому уютному бару, стоящему возле самого озера. Заказав слабоалкогольный коктейль, сделала небольшой глоточек и с удовольствием огляделась по сторонам…

Красиво, аж дух захватывает. Когда Павел привез меня сюда в первый раз, мне показалось, что я оказалась в раю, обнесенном высоким трехметровым забором и напичканном сверхчувствительными видеокамерами. Безопасность клиентов превыше всего… Грозные ребята в форме охранников строго следят за тем, чтобы на территорию этого чудного уголка не заехал никто посторонний…

Неожиданно кто-то положил руку мне на плечо. Непроизвольно вздрогнув, я подняла голову. Рядом со мной стоял товарищ моего мужа по прозвищу Дог. Внеш–ность у него была устрашающая: чудовище, да и только. Когда мы с ним познакомились, я испытывала к нему неприязнь, но потом поняла, что, в сущности, он неплохой парень, вернее, такой же, как все.

Перехватив мой взгляд, Дог расцвел в улыбке и дружелюбно спросил:

– Как настроение?

– Нормальное, – улыбнулась я и вновь сделала глоток.

– Ты Саньку уже уложила?

– Конечно.

– Ну и зря. Я хотел с ним на озере рыбу поудить.

– Какая, к черту, рыба? – посмотрела я на часы. – Одиннадцатый час! Ребенок в такое время уже должен спать.

– Могла бы сделать исключение. Погода хорошая. Завтра его все равно домой повезешь. Пусть там спит, сколько ему влезет.

– Вот у тебя свои дети появятся, ты и делай им исключение, а у моего ребенка должен быть режим. Он весь день без дела сидел. Я не знала, чем его занять. Где ж ты был со своей рыбалкой?

– Я днем не мог, – почесал затылок Дог. – Днем дел было невпроворот. Лютый всех пацанов на стрелку погнал в Жуковский. От нас коммерс один к другой братве перешел, «крышу» решил поменять, жлоб чертов, а мы в него огромные деньги вбухали. Лютый велел разобраться, что к чему, но так, чтобы без кровопролития обошлось. Но к сожалению, по-тихому не получилось. Пришлось немного пострелять. У нас одного пацана ранили.

– Кого? – испуганно спросила я.

– Димку Вареного. Легкое задело. Он сейчас в больнице.

– Боже мой… У него же Светке скоро рожать…

– Ничего! Он сильный, оклемается. Врачи сказали – жить будет. В общем, мы этого коммерса обратно себе вернули. Теперь за свой косяк он пожизненно на нас пахать будет. Так что не до рыбалки сегодня было. Пришлось попалить немного.

– Вы без этого не можете, – помешивая соломинкой коктейль, сказала я. – Стрелки, разборки, устранение конкурентов… и так каждый день. Господи, как мне все это надоело…

– Что ж ты за Пашку замуж вышла? Надо было выходить за какого-нибудь работягу и не забивать себе голову… – усмехнулся Дог.

– Да влюбилась я в этого гада как последняя дурочка, влюбилась и голову потеряла. Когда человека любишь, какая разница, кто он – работяга или бандит?

– Ну а деньги тебе нравятся, которые Пашка в клювике приносит?

– Деньги нравятся, а все остальное – нет. Думаешь, мне хочется тут неделями торчать? Обрыдло все: конюшня, озеро… Сделали из меня заложницу, черт бы вас подрал!

– Тоже мне, заложница нашлась, – улыбнулся Дог. – Сидишь в баре, пьешь коктейль в свое удовольствие… Питание бесплатное, спиртное тоже, все удовольствия за счет фирмы.

– Конечно, заложница, а кто же я, по-твоему?.. Вот сейчас дойду до пропускного пункта и скажу, что хочу съездить домой, так меня никто отсюда не выпустит. Даже ребенка не разрешили оставить с няней!

– А что его с няней оставлять? Он тут на свежем воздухе. Ему все нравится. Тебя же не в тюрьме с ребенком закрыли…

– Еще не хватало меня в тюрьму запереть! А вдруг у меня дома что случится?

– Что, например?

– Вдруг у меня трубу прорвет и соседей затопит?

– Соседи вызовут аварийку, и стояк перекроют.

– А вдруг у меня из родственников кто заболеет?

– Не положено тебе отсюда выходить, пока Пашка не вернется. Таков закон, не я его придумал.

– А где же доверие? Где доверие, о котором все трубят направо и налево? На всех праздниках Лютый постоянно твердит о том, что все мы принадлежим к одному большому клану и просто обязаны выручать друг друга в трудную минуту. Отдельный тост он всегда за доверие поднимает. На словах получается одно, а на деле – совсем другое. Доверяют человеку привезти большие деньги, а сами ему не верят! Почему? Мы же семья!

– Катя, да ты хоть знаешь, что это за деньги?

– Знаю: большие деньги, – машинально ответила я.

– Это не просто большие деньги, это очень большие деньги… На эти деньги можно запросто свалить за границу и лечь там на дно. Конечно, мы все доверяем Пашке, но, как говорится: «Доверяй, но проверяй». Это закон. Ты не подумай, что к твоему Пашке относятся хуже, чем к другим ребятам. Закон один для всех. Когда дело касается больших денег, пацаны привозят сюда свои семьи и оставляют до завершения операции.

– А кого оставляешь ты? Ты ведь холостой.

– А мне еще ни разу не доверяли такие большие деньги. Не ценишь ты, Катька, своего счастья! Это Пашка у тебя настоящий виртуоз. С делом справится без сучка без задоринки. Процент получит – дай бог каждому. Если все пройдет успешно, завтра вручит он тебе около двадцати тысяч долларов. Я считаю, что посидеть здесь ради такой суммы можно, тем более многие бабы мечтают сюда попасть просто так, даже если им ничего не светит!

Тяжело вздохнув, я встала и пошла к озеру.

Дог поплелся за мной, поддерживая меня за локоть. Улыбнувшись, я покачала головой:

– Почему ты не остался в баре?

– Решил составить тебе компанию. Давай вместе на природу полюбуемся. Гляди, красотища какая, где ты такое еще увидишь?

– Я уже неделю любуюсь, надоело, домой хочу.

– Дура ты! – обиделся Дог. – Люди мимо проезжают, а заглянуть сюда не могут. Знают, что это част–ные владения, а кому они принадлежат – не имеют представления. Ты же тут целыми днями разгуливаешь, да еще фыркаешь!

– Дог, будь человеком, отвали. Мне хочется побыть одной. Ты бы лучше сходил в сауну.

– А чего я не видел в той сауне?

– Сегодня суббота, стало быть, субботник у вас. Лютый для братков праздник души и тела устроил. Девочек понавез целую кучу. Братва гуляет. Пьяные крики аж досюда доносятся. Ты бы принял участие, а? Тебе ведь тоже расслабиться нужно. Я видела, как к КПП микроавтобус подъехал. Девочки все молодые, длинноногие… Слушай, а зачем им на глаза повязки надели? Так и вели, прямо до самой сауны, словно котят слепых. Там-то хоть снимут, скажи?

– А по-другому нельзя. На хрена им знать, куда их привезли? В парилке, понятное дело, повязки снимут. А потом, когда девки свое отработают, опять наденут. Порядок у нас такой. Конспирация, понимаешь?

– Нормальная у вас конспирация, – ухмыльнулась я. – Жалко, что мужа моего нет, а то бы он точно оторвался по полной программе. Он любит такие мероприятия. Ну ничего, в следующий субботник он свое наверстает.

– Вечно ты, Катька, недовольная, – сплюнул под ноги Дог. – Большие деньги любишь, а то, что они непросто достаются, понять не хочешь.

– Я все понимаю. Ты, Дог, иди попарься, а за мной шарахаться не надо.

– А я и не шарахаюсь, – пробормотал Дог и, втянув голову в огромные плечи, поплелся в сторону леса.

Присев на ближайший пенек, я стала тупо смотреть на озеро. В воде зыбко отражался свет невысоких фонарей, стоявших у самого берега, слышно было, как где-то в лесу испуганно кричит кукушка, очевидно, разбуженная пьяными воплями братков и громким визгом отрабатывавших субботник девчонок. На глаза невольно навернулись слезы, хотя повода плакать не было: другая бы радовалась на моем месте. Наверное, это от того, что я целую неделю не видела Пашку. Я постоянно реву, когда он уезжает, а он уезжает часто, гораздо чаще, чем мне хотелось бы. Вечные стрелки, отлучки, дела, дела, дела… В этот раз Пашка заявил мне, что ему доверили привезти крупную сумму денег. На время его «командировки» мы с сыном должны перебраться сюда и ждать его возвращения. Я долго отказывалась, но Пашка сказал, что иначе ему не доверят такие деньги. Если все пройдет успешно, добавил он, процент его составит около двадцати тысяч долларов. Эта фраза сразила меня наповал, и я сдалась без боя. Пашка поселил нас в шикарных двухкомнатных апартаментах и посоветовал больше гулять на свежем воздухе. Перспектива получить двадцать тысяч долларов приятно грела душу. Мне давно уже хотелось сделать в квартире евроремонт и наконец поставить джакузи, но денег катастрофически не хватало. Теперь же можно было размахнуться…

Встав с пенька, я вытерла слезы и медленно побрела вдоль озера по освещенной дорожке.

Идти в дом не хотелось. Ночь была хороша. На небе мерцали крупные августовские звезды, почти такие же, как на юге, где мы с Пашкой отдыхали прошлым летом. Чтобы полюбоваться на них, я за–драла голову, но тут же опустила ее, услышав за спиной слабый стон. Через минуту стон повторился. Я хотела было броситься прочь, но тут же с ужасом поняла, что не могу двинуться с места. «Беги отсюда скорей!» – подсказывал разум. «Зайди за кусты и посмотри, кто там лежит», – нашептывало любопытство. «Если человек стонет, ему нужна помощь», – внесла свою лепту совесть. Сделав над собой усилие, я чуть слышно спросила:

– Простите, вы кто? Вам плохо? Может, позвать врача?

Ответа не последовало, но стоны не прекратились. Нервно прикусив губу, я подумала о том, что лучше всего как можно скорее унести отсюда ноги. У меня маленький ребенок, я не могу рисковать собственной жизнью. Нужно позвать Дога или кого-нибудь из мужчин. Пусть они обследуют кусты и посмотрят, кто там лежит. «А вдруг этот бедолага умрет, пока я буду бегать за подмогой?» – подумала я и очертя голову бросилась в густые заросли шиповника. Колючие ветки больно оцарапали лицо. Встав на четвереньки, я поползла вперед и вскоре наткнулась на незнакомого мужчину в светлом костюме – такого ни у кого из братков я не видела, но знала, что стоит он очень дорого. Правый рукав костюма был чем-то испачкан. Присмотревшись, я поняла, что это кровь.

Мужчина, вздрогнув, открыл глаза.

– Вы ранены, – испуганно прошептала я, на всякий случай отползая подальше. – Я сейчас позову на помощь. Я быстро. Я сейчас вернусь…

– Стой, – глухо произнес незнакомец, направив на меня пистолет. – Если ты сделаешь хоть одно движение, я моментально пристрелю тебя, пташка. От меня не уйдешь… – Пистолет в его руке задрожал.

– Я стою, – выдохнула я, послушно кивая. – Я стою и не двигаюсь. Я буду стоять столько, сколько вам нужно. Только не вздумайте меня убивать. У меня маленький ребенок!

Из глаз против воли потекли слезы. «И надо было мне отшить Дога», – мелькнула запоздалая мысль.

– Подползи ко мне поближе, – с трудом проговорил мужчина.

– Хорошо, хорошо, – повиновалась я.

– Еще ближе, – донеслось до моих ушей.

Незнакомец схватил меня за руку и заставил сесть. Трясясь от страха, я успела заметить, что он молод и красив. Среди дружков Лютого такого вроде не наблюдалось…

– Вот что, красавица, – прошептал мужчина, – нельзя, чтобы обо мне узнали. Я тут чужой. Я не из вашего клана. Если кто пронюхает, что я здесь, меня сразу убьют. Пуля в плече застряла… Я много крови потерял. Сними с меня пиджак и рубашку. Порви рубашку и перевяжи плечо. Если ты этого не сделаешь, я загнусь.

– Но вам нужна помощь врача! – воскликнула я. – Пулю нужно достать. Вам бы в больницу…

– Делай, что я тебе сказал, и постарайся меня не злить. Ты, наверное, забыла, что у меня есть пистолет.

– Как же, забудешь об этом, – пробормотала я и принялась стаскивать с незнакомца пиджак.

Лицо его исказилось от боли.

– Ты поосторожней не можешь? – не выдержав, чертыхнулся он.

– Могу, – кивнула я. – Простите, мне неудобно вам говорить, но у вас пистолет не снят с предохранителя…

– Я могу его снять за считанные секунды, – усмехнулся мужчина. – Ты и опомниться не успеешь!

– Что вы, не надо! Я ведь вам уже говорила, что у меня маленький ребенок.

Разорвав рубашку на куски, я наложила на плечо тугую повязку.

– Моя помощь больше не нужна?

– Нужна, ложись рядом.

– Что?! – Возмущению моему не было предела.

– Ложись рядом и не задавай лишних вопросов.

– Зачем?

– Если ты не заткнешься, я прострелю тебе язык!

– Прострели, – пробормотала я, вытягиваясь рядом, – но на твой выстрел сбежится вся округа.

Незнакомец, не ответив, больно ткнул меня в бок рукояткой пистолета и прижал к земле.

– Катька, ты куда подевалась? Ты где? – раздался совсем близко голос Дога.

Мне захотелось крикнуть, что я здесь, но я благоразумно промолчала.

– Катя! – Постояв немного, Дог пошел дальше.

Незнакомец тяжело дышал мне в ухо. На лбу его выступили крупные капли пота.

– Что, испугался? – зачем-то спросила я и, не удержавшись, всхлипнула. Бедный Санька! Проснется утром и обнаружит, что мамы нет… И дернул меня черт сунуться в эти кусты…

– Ты что, ревешь, что ли? – тихо спросил мужчина.

– Реву, – кивнула я, глядя ему в глаза. – Я боюсь, что ты в меня выстрелишь. А у меня ребенок маленький. Завтра муж из командировки приезжает. С понедельника я хотела евроремонт начать… Мне умирать никак нельзя.

– Делай ты свой евроремонт, – неожиданно усмехнулся незнакомец. – Никто в тебя стрелять не собирается.

– Правда? – приподнялась я.

– Правда. – Задумчиво посмотрев на пистолет, незнакомец сунул его в карман.

– Значит, я могу идти?

– Иди. Только не вздумай никого звать на помощь и никому не говори, что я здесь. У меня тоже есть дети. Им отец нужен…

– Дети? – искренне удивилась я. – А сколько им?

– Они близнецы. Им по два годика.

– Боже, кошмар какой! Как ты вообще сюда попал? Здесь же охрана круче, чем у президента. Если я уйду, ты умрешь. У тебя большая кровопотеря.

– Тогда ты должна мне помочь, – произнес мужчина и вновь застонал от боли.

– Что я могу сделать для тебя?

– Принеси нож, спирт, зеленку и бутылку водки. Еще бинты и вату.

– А водку-то зачем? – опешила я.

– Зеркальце не забудь, – не слушая меня, продолжал он. – Я буду вытаскивать себе пулю.

– Сам?

– Сам. Ты будешь держать зеркальце, а я буду в него смотреть и тащить пулю. Только никому не говори, что я здесь. Иначе меня просто пристрелят, и все. Я из другой группировки. Вчера ваши пацаны устроили пальбу в Жуковском. Мне тоже пришлось в ней поучаствовать. Получив пулю в плечо, я заскочил в первую попавшуюся машину и лег на заднее сиденье. Затем, видимо, потерял сознание. Очнулся уже здесь. Вылез из машины и дополз до этих кустов. Затем мне стало совсем плохо…

– А чего это тебя в чужую машину понесло?

– Там такая пальба была, ты не представляешь. Каждый прятался где мог. Мы вообще к такой пальбе не были готовы. Мы-то думали, что ваши пацаны приехали вопросы по-хорошему решать, мирным путем. Я хотел в джипе отсидеться, а получилось – приехал сюда.

– Ну ты даешь, – покачала я головой. – Как же ты теперь отсюда выберешься?

– Главное, пулю вытащить и немного оклематься. А потом что-нибудь придумаю. Может, точно таким же макаром уеду. Спрячусь на заднем сиденье какого-нибудь джипа и уеду. Как только джип где-нибудь остановится, я выскочу – и домой.

– Хорошо. Я тебе помогу. Только с одним условием.

– С каким?

– Ты отдашь мне свой пистолет.

– Как это?

– Так это. Мой муж работает на Лютого. Работает он не один, а вместе с товарищами. Это, по сути, моя семья. Они всегда позаботятся обо мне, помогут в трудную минуту. Я за ними как за каменной стеной. Я принесу все, что ты хочешь, но заберу у тебя пистолет. Я не могу допустить, чтобы ты кого-нибудь убил. Завтра приедет мой муж и заберет нас с сыном домой. Если тебе повезет, ты выберешься отсюда. Если нет – значит, не судьба.

Мужчина молча протянул мне пистолет. Я сунула его в карман и тихо спросила:

– А ты уверен, что вытащишь пулю при помощи обыкновенного ножа?

– Уверен. Она засела неглубоко. Нужно подцепить ее чем-то острым.

– Тогда жди. Я быстро.

Мужчина протяжно застонал. Я сжала кулаки и стремглав бросилась к себе…

Оформите
подписку, чтобы
продолжить читать
эту книгу
216 000 книг 
и 34 000 аудиокниг
Получить 14 дней бесплатно