Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Цитаты из Старый палач

Читайте в приложениях:
18 уже добавило
Оценка читателей
  • По популярности
  • По новизне
  • фельетоне «Старый палач», «героем» которого послужил печально известный сотрудник газеты А. С. Суворина «Новое время» В. Буренин, печатавший воскресные фельетоны, в которых издевался над русской литературой и писателями.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Буренин схватился за голову.
    И он был мне больше не ужасен, не отвратителен, он был мне жалок, бесконечно жалок, этот озлобленный, оплеванный старый литературный палач.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Себя-то уж поздно жалеть! А других? Как их, чертей, жалеть, когда бьют они меня походя, как собаку
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • – Осиновый кол покойнику в могилу затесываю!.. И до сих пор…
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • И теперь является. Редко только… Останешься этак в кабинете один, вечером, возьмешься за перо, глядишь, а из темноты угла-то «он» выходит. Волосы длинные, лицо бледное, глаза большие, широко раскрыты, и на губах все кровь
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • вешал… Повесишь и на ноги ему повиснешь: «Умри! Совсем умри!» Все является. Года три мучился…
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • кого истязать начать, – передо мною «он»… Глаза большие, страдальческие, по губам алая кровь бежит… На меня глядит… «Жив!», думаю… Волосы на голове шевелятся… Бросишь, другого-то, да за него… Опять его вешать начнешь… Над телом ругаешься: «Да умри ты! Когда ты умрешь?..» Петлю-то на мертвом уж затягиваешь, ногами топчешь… «Умри!..»
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Мучил я его долго… До таких поганств доходил, до каких никогда не дохаживал… Однако вырвали у меня его тело и в теплые края повезли, чтоб оправился. Тут на меня прямо смрад нашел… Задыхаюсь… «Ужели, думаю, уйдет?..» Тут я его и прикончил… Затянул петлю – задрожал он весь, кровь пеной, пеной пошла,
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • моя грязь засмердела. Места себе не нахожу! Возненавидел я его, как Каин Авеля… Разгорается у меня душа… «Ведь вот, думаю, как людей любят, а я-то, я-то… словно гадина хожу, сторонятся все…» И такая меня злоба взяла… я его и покончил…
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • На него все только-только Богу не молились… Святым его почитали
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Стихи он писал… И такие задушевные, грустные… словом, душа с телом расставалась… Будто чувствовал, что конец его близок… Глаза были такие большие, большие… Мучительные глаза, и мученические… Чахотка у него была… Ну, я его и того… и прикончил…
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Особливо когда заступаться за нее некому. Ну и начнешь! Иногда даже, случалось, перекладывал. Женщину-врача, изволили слыхать, Кашеварову-Рудневу раз взял… Ну, и того! Переложил. Под суд отдали. Посадили.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • взять его и жену и в подвал к себе привести – и перед публикой-то их голыми, голыми! Срамить! Да плетью-то не по нем, а по жене, по жене, на его-то глазах!
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Скабичевский, Стасов, Чехов, Антон Павлович, Немирович-Данченко, Василий и Владимир, Боборыкин, Плещеев-покойник, сам Толстой, Лев Николаевич, меня знает.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Похвалить я раз его задумал, с лаской к нему подошел. Он от меня, как от нечисти, отшатнулся. «Не смей, – кричит, – меня, палач, своей палаческой рукой трогать. Истязать ты меня можешь – на то ты и палач, но протягивать мне твоей
    В мои цитаты Удалить из цитат