Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Гуси-гуси, га-га-га…

Добавить в мои книги
95 уже добавили
Оценка читателей
4.91
Написать рецензию
  • VaninaEl
    VaninaEl
    Оценка:
    158

    Крапивина очень люблю с детства. Читала много его произведений, но далеко не все, как выяснилось. Вот, например, цикл «В глубине Великого Кристалла», я как-то пропустила. Только «Застава на Якорном поле» отчасти знакома – примерно треть повести мне повезло прочесть в каком-то детском журнале доперестроечных годов. Тем интереснее сейчас вспомнить и проникнуться присущей автору атмосферой равноправия детей и взрослых, честности и справедливости.

    Первая часть цикла – «Выстрел с монитора» - только введение в странный мир параллельных вселенных, Командоров-защитников обиженных детей и собственно, детей, несколько опережающих свое время и вследствие этого обладающих специфическими способностями, все-таки довольно детская. А вот вторая, с более чем детским названием «Гуси-гуси, га-га-га», оказалась неожиданно очень взрослой. Более того, это заслуживающая внимания и крайне неожиданная антиутопия.

    Представьте себе мир всеобщего благополучия и благоденствия. Все жители этого мира работают по мере своих сил и способностей, могут позволить себе множество приятных вещей, а основными процессами управления ведают машины. Новорожденным вскоре после рождения вводится специальная сыворотка, в результате воздействия которой каждый индивидуум приобретает личный номер – индекс. Индекс – это и платежная система, и способ опознания личности, и многое другое. Немногочисленные личности, не имеющие индекса – парии, термин «безында» - оскорбление. И все хорошо и ровно в этом мире, стабильность радует обывателей. Но преступления и правонарушения все же случаются. Наказание за нарушение всеобщего порядка только одно – смерть, но специфика все же есть. Смерть здесь – лотерея. Чем опаснее для общества проступок, тем меньше шансов на спасение. Сто к одному, скажем, за предумышленное убийство. Два к одному – за государственную измену власть предержащего. И миллион к одному – за переход улицы в неположенном месте. Ну, посудите сами, насколько это мизерный шанс. Да нереальный просто. И, тем не менее, главному герою выпадает именно такой жребий. Полгода тому назад он, Корнелиус Глас, торопясь на вечеринку к приятелю, перебежал проезжую часть в неположенном месте. И опасности-то никакой не было – дорога была пуста, но все же правонарушение было зафиксировано. И вдруг оказывается, что это правонарушение для его совершившего – смертельный лотерейный билет. И надлежит добропорядочному Корнелиусу, сорокадвухлетнему успешному рекламщику, явиться на убой самостоятельно по истечении суток с момента уведомления. И идет ведь – порядок такой. Хоть и несогласен, хоть и жить хочется, приводит себя в порядок и является в обозначенный в повестке пункт. Но там его почему-то не ждали…

    И изменилась жизнь стандартного обывателя Корнелиуса, появились и воля к жизни, и чувство ответственности за себя и других, более слабых и незащищенных, и жажда справедливости.

    А как же дети, спросите вы? У Крапивина в сюжете всегда есть дети. А дети есть, скажу я вам. И справедливость восторжествует.

    Читать полностью
  • TibetanFox
    TibetanFox
    Оценка:
    121

    Насколько сильно мне не понравилась первая часть «В глубине Великого Кристалла», настолько же сильно я была поражена повестью с таким детским названием «Гуси, гуси, га-га-га…» Первую половину книги я вообще не могла соотнести эту жёсткую социальную фантастику с Владиславом Крапивиным, который написал таких знакомых и уютных «Оруженосца Кашку» или «Мальчика со шпагой». И только потом, когда появляются уже ставшие традиционными образы воспитателя-наставника-поводыря и мальчика-не-такого-как-все, я всё-таки примирилась, что это Владислав Петрович, а не какой-то талантливый светоч, маскирующийся под его именем.

    Что же у нас есть в той части, от которой я заходилась в восторге? Если кто-то не в курсе про вселенную Великого Кристалла, то кратенько: существует огромное количество похожих друг на друга миров, отличающихся незначительными деталями, которые расположены на гранях кристалла и частенько соприкасаются друг с другом, так что возможны переходы из одного мира в другой. А когда перешёл — тут уж всё просто, язык такой же или почти такой же, люди похожи, а вот за время эволюции сам мир из-за каких-то мелких (или не таких уж и мелких) условий стал уникальным. В таком уникальном мире живёт Корнелий Глас, и от этого мира невольно бросает в дрожь, хоть и говорится о нём не так уж много. В нём всё подчиняется какой-то неведомой Машине, не одной, а многим, но так как Владислав Петрович любезно изобрёл в этом романе Интернет, то мозг у этой Машины явно один. Кстати, помимо Интернета есть ещё одна практически киберпанковская деталь: вживляемые младенцам чипы с биокодом, на котором основана вся дальнейшая жизнь человека.

    Так вот, в этом мире очень интересная система правопорядка. За каждое нарушение твой биокод вносится в «расстрельный список» (там, конечно, не расстрел, а другие способы умерщвления, но так называть удобнее). Если нарушение серьёзное, то тебя вносят, например, в список «пять к одному». Это значит, что у тебя один шанс из пяти, что тебя расстреляют. Если нарушение мелкое, вроде «перешёл дорогу в неположенном месте» (что и случилось с нашим главным героем), то список будет «миллион к одному». И смех, и грех, вроде как припугнули, но ясен пень, что бояться миллионного шанса никто не будет. Да и преступников целый миллион не наберут, большая часть этого списка — «пустышки», значит, никого не «расстреляют».

    И вот жил наш главный герой своей скучной обывательской жизнью, сытно кушал, тоскливо работал, уныло смотрел однообразные сериалы и по-иному утопал в рутине, а потом получил письмо, что ему-то этот один шанс на миллион и выпал. И Машина неумолима. Иди, сдавайся, бежать бесполезно, потому что твой код уже в базе смертников, поймают на первом же углу. Пронзительное начало: рефлексия, думы идущего на смерть, муки ожидания, воспоминания, тоска по бесполезно прожжённой жизни… Дальше-то будет экшен: ошибки, косяки, побеги, магия, странные детишки. Где-то со второй половины начнётся разумное-доброе-вечное подростковое, которое, конечно, тоже хорошо, но по сравнению с этим необычным началом немного блекнет.

    Очень понравилось. Ещё один плюс к моему устоявшемуся мнению о том, что стоит дочитывать до, что тебе первоначально не понравилось: уж так я от продолжения саги открещивалась, а всё же взялась и не пожалела. Думаю, что буду читать про Великий Кристалл и дальше, хотя точно знаю, что Крапивин для меня как тот самый рандом от Машины: не угадаешь, будешь ли от этой книги без ума или останешься разочарованным.

    Читать полностью
  • sandy_martin
    sandy_martin
    Оценка:
    24

    (пропустим две страницы соплей, как я обожаю голос Игоря Князева))
    Эту книгу я на удивление очень хорошо помню, хотя вроде бы всего Крапивина перечитывала одинаковое количество раз. Мне кажется, если начинать крапивинскую фантастику, а особенно "Кристалл", то с нее, а не с "Выстрела с монитора". Хоть формально это второй том, никакой информации из первого здесь не нужно, он динамичнее и ярче и понятен и взрослым, и подросткам (насчет детей не знаю, я прочла на десятом году жизни, но это ж я, я "Хоббита" еще в младенческой кроватке читала, знаете, такая с решетками со всех сторон). Третий том ("Застава на Якорном поле"), кстати, тоже можно читать в отрыве от предыдущих, а вот потом все же советую прочесть первый) Он заиграет совсем другими красками.
    И еще - книга просит, требует экранизации. Но только качественной, а не как сейчас снимают по книгам Крапивина (фу).

    Читать полностью
  • marfic
    marfic
    Оценка:
    23

    Второе произведение из цикла "В глубине Великого Кристалла" . Вопреки ожиданиям, никакого продолжения "Выстрела с монитора" не последовало. Похоже, невнятная концовка произведения - своего рода особенность то ли автора, то ли цикла. К финалу этой повести Крапивин опять пускается в пространные рассуждения о природе Кристалла и теориях его работы. А самое главное - жизнь полюбившихся героев - остается загадкой. В некоторых произведениях такой ход оправдан - скажем, мы застаем героя в пиковый, переломный момент жизни, видим куда склоняется чаша его моральных весов и тут уж наша задача простроить его будущее. Оправдан ли такой ход в приключенческой книге? Едва ли. Вся книга построена на перипетиях судеб героев, и если моральную сторону их судьбы можно было бы додумать, то додумать в приключенческой, изобилующей поворатами сюжетов книге то, что произошли с ними в дальнейшем - невозможно. Я маленький ребенок, которого подразнили конфетой и отправили ее за другую грань Кристалла. Чувствую себя несправедливо обделенной.
    Однако что это я с места в карьер о финале? Вероятно дело в том, что я дочитывала книгу со слипающимися глазами вчера и ждала, ждала, чем же закончатся приключения героев? Ну вы поняли. Я не удовлетворена.

    Что касается книги в целом, то она безусловно, отличнейшая! Антиутопия, в котором счастье для всех и каждого и чтоб никто не ушел обиженным заменено на ИНН индексы. Первое впечатление: ну красота же! Ни тебе бумажных денег, ни досье, ни резюме - все уже записано в базе данных под твоим индексом. Но это только одна сторона вопроса, удовлетворяющая мою внутреннюю Монику Геллер (Правила - это хорошо, правила держат веселье под контролем!). Другая же сторона - полнейшая безысходность, инвариантность бытия. Кому как ни мне, знающей, что в своем городе, на своей работе я навсегда (боже, какой пустяк, быть может скажете вы), кому как ни мне знать, какая от этого пробирает порой тоска. А уж о более глобальных огрехах системы прекрасно рассказывает Крапивин.

    Что же мне могло не понравится в такой увлекательной, хорошо написанной и неглупой книге, оперерующей неизменными ценностями доброты, справедливости, смелости и честности?
    Главный герой. В очередной раз вместо ожидаемого в детской фантастической книге супермена на все руки мы встречаем нечто невразумительное. И если герой "Выстрела с монитора" был эгоистичным и жестоким мальчуганом, но Корнелий Глас и вовсе существо непрезентабельное: с самого детства нерешительный, трусоватый, подленький и мелкий человек. В его перерождение я не верю, и если его детство, полное обид и насмешек, внушает искреннее сочувствие (я и сама не была любимицей детворы), то взрослое прозябание сорокалетнего мужика не находит у меня извинений. Нелюбимая жена, еще менее близкая дочь, постылая работа, унылый досуг. Да что с тобой, мужик? Да что с тобой, Марфик?!!

    Читать полностью
  • Penelopa2
    Penelopa2
    Оценка:
    23

    По жанру книга относится к антиутопиям. Жизнь в очередном "оцифрованном" будущем, в будущем, где все пересчитаны, учтены, в будущем, где нет понятия "человек", "личность", а есть инвентаризационный номер, или иначе индекс . Индекс получают все, как БЦЖ, в первый месяц жизни. После этого вся жизнь человека находится под контролем. Все поступки, все действия, все правонарушения. Вопрос с правонарушениями тоже автоматизирован - нет разнообразия наказаний, наказание одно - смертная казнь. За любое правонарушение - от убийства до перехода улицы в неположенном месте. Разница только в вероятности. За убийство - вероятность смерти один к двум, за переход улицы - один к миллиону. Это очень удобно - не надо тратиться на систему тюрем и лагерей, на содержание заключенных, на охрану. Всего лишь периодически запускается рулетка, повезло - живи, нет - не обессудь. Мораль этого мира была четко сформулирована Александрой Марининой 8 лет спустя в романе Имя потерпевшего - Никто - "Элемент случайности убивает идею справедливости"

    Герою книги, Корнелию Гласу не повезло - он-то и оказался тем случайным несчастливчиком. И как добропорядочный гражданин покорно отправился на заклание. Но в любой, даже самой отлаженной машине возможны сбои и ошибки, и ... и завертелось. Я не буду рассказывать о дальнейших событиях в книге, они разнообразны и увлекательны. Но меня интересует сам процесс преображения среднестатистического обывателя Корнелия Гласа. Ему приходится сталкиваться с ранее скрытыми от него и таких как он сторонами жизни. Оказывается, в этом мире есть еще не такие, как все, не оцифрованные, не проиндексированные, и "безынды" - это не просто детское ругательство, а вполне конкретные люди, дети, обыкновенные мальчики и девочки, которые не прошли по каким-то причинам общую прививку. Но от этого они не стали хуже и не перестали быть детьми. Но обществу-то это не важно, оно не терпит отклонений от нормы

    Вновь у Крапивина прослеживается его постоянная идея - все лучшее в человеке заложено в детстве. Именно воспоминания детства позволяют Корнелию встать над собой нынешним и почувствовать в себе силы. Именно случайная встреча с другом детства заставляет пересматривать свои поступки. Именно живущий в нем мальчишка Корнелий не дает ему уйти на безопасную тропу и вернуться в свое родное и удобное общество, в котором, что греха таить, случаются и сбои, но в целом "покойней оно и прелестней"

    Хорошая книга. Умная

    Читать полностью
  • Оценка:
    Книга очень интересная и сюжет захватывающий, но к сожалению в конце присутствует элемент незавершенности. Такое ощущение, что всем сознанием стремиться поскорее узнать, что же будет дальше, а в конце книги такой ошеломляющий крах наносится твоему неуемному любопытству и от этого даже какое-то опустошение внутри. Как будто и не дочитал книгу. Обидно!