skyeng2018

Рецензии и отзывы на Учитель цинизма

Читайте в приложениях:
11 уже добавило
Оценка читателей
3.2
Написать рецензию
  • ktokrome
    ktokrome
    Оценка:
    14

    Помните, в одном из мультиков про Масяню два чувака сидели в поезде и под перестук колес вели диалог:
    - Я-то в советские времена оооо!
    - А вот я-то в советские времена оооо!
    Я это к чему. Роман Гуйбаловского назвать литературой, наверное, можно, но непонятно зачем. Это такие заметки на полях о прошедшем студенчестве, веселых денечках, пьянках и общежитских буднях студентов физмата.
    Из хорошего - безусловно, приметы времени и нежный ностальгический тон. Если вы любите слушать рассказы родителей об их молодо-зелено, то пожалуй, вам вкатит.
    Но выдвигать роман на Большую Книгу было Большой Ошибкой. Наверное в жюри однокашник сидел)
    Автобиографический минимум зашкаливает, что в больших литературах неумолимый моветон. Хотя этим в последнее время грешат представители поколения 60-80-х. Мне даже неудобно, если честно, записывать роман в современную литературу - к последним 20 годам он не имеет никакого отношения.
    Это частные истории, довольно фрагментарные, записочные - о быте, о семье, о любви, переплетенные с приметами времени, т.е. совка. Все бы ничего, но легко предположить насколько узкому кругу читателей это будет интересно. Я уже не говорю об унивесальности. Это такой междусобойчик со своими шутками и спецификой. По-моему мнению ошибкой было вставлять в текст не только длинные заумные студенческие диалоги, но и целые отрывки из читаемых книг (тоже весьма специфических).
    С одной стороны об этой книге как и о самом методе повествования можно сказать: ну у кого же не было такого веселого ликеро-водочного студенчества с приключениями и прочим? (в скобках замечу, что на матфаке шизофрения среди студентов и преподов не редкость, и не из ряда вон). С другой - не совсем ясно для чего это все описывать? Да еще таким, извините, старперским языком.
    Название если и мотивированно, то очень слабо. Персонажи, поскольку все реальные, не доведены до логического завершения. И совсем неважно со сверхзадачей. Закрыл книгу, резюмировал: все плохо, мы все умрем. Даже не знаю какие еще тут нужны комментарии.

    ЦИТАТА

    Оказалось, что у Шурика все чересчур хорошо с ассоциативным мышлением. Например, в одном из тестов спрашивалось: «Что общего между карандашом и ботинком?» Нормальный человек должен отвечать: «Ничего». А Шурик ответил: «Оба оставляют след». Эрика сочувственно покачала головой и заметила: «Вообще-то если человек видит связи между любыми предметами и мыслями — это явный признак шизофрении». Но, с другой стороны, Шурик показывал какие-то запредельные результаты в тесте IQ, что диагнозу «шизофрения» вроде бы противоречит.

    Читать полностью
  • NataliP
    NataliP
    Оценка:
    3

    Еле осилила половину и поняла, все, не могу больше.Читаешь будто ессе, а не роман. Обрывки воспоминаний, кропотливое изложение математических формул и т. д. Познакомившись с Аполонычем, я поняла, что все предыдущие тяготы моего чтива ещё цветочки, а дальше по даётся пробираться через умозаключения шизофреника. Я не против психов в литературе, но этот ведь тоже пробирается через математические дебри, только своим путём, окольным.
    И я сдалась. Вообще у меня не складываются отношения с современной русской литературой-смаковать все прелести советского времени могут только те, чья молодость прошла в те времена.А я вижу в этом лишь серость и постоянно испытываю желание сбежать в свою Российскую реальность.

  • HarbinaGepharida
    HarbinaGepharida
    Оценка:
    2

    Я прочитала это произведение еще в литературном журнале "Новый мир", в 2012м. Стиль изложения действительно специфичен, но мне он пришелся по вкусу. Автор учился на механико-математическом факультете МГУ. Обучение здесь требует колоссальных физических и интеллектуальных ресурсов мозга, но взамен награждает своих выпускников цепким умом и умением нестандартно смотреть на окружающий мир. Автору удалось передать атмосферу обучения на мехмате МГУ, образ мыслей учащихся здесь людей. Я не нашла в произведении никакой ностальгии по советскому времени, автор просто переосмысливает свое прошлое и делится этим с читателем. В романе вроде бы ничего не происходит: нет динамичного сюжета или глубокой философии. Просто люди, возникающие и исчезающие в течении реки в принципе любой человеческой жизни. Но именно такой бытовой сюжет заставляет задуматься и обратиться к собственному бытию. Роман не скучен и не затянут: прочитала его на одном дыхании за несколько часов. Течением сюжета роман перекликается с произведением Евгения Гришковца "Асфальт", который мне тоже очень понравился.

    В 2014м прочитала в "Новом мире" продолжение романа "Учитель цинизма" - " Точка покоя". Не так захватывающе, но тоже ничего.

    Является ли "Учитель цинизма" романом для избранных? Я бы не назвала себя избранной, при всем своем самолюбии. На любое произведение найдутся любители и критики, и это - не исключение.

    Читать полностью
  • Miss-Soup
    Miss-Soup
    Оценка:

    Главный герой – студент мехмата МГУ, втихаря проживающий в общежитии. Без заслуженной подушки, но зато в чудной компании Аркаши, братьев Просидингов, Ильича – своих ребят, с которыми можно пива попить в «Тайване», искупаться в Москве-реке зябким мартом, продравшись сквозь лед, и всерьез обсудить «передачу состояния между двумя зацепленными частицами и зацепленными системами», чтобы педантично дойти до самой ее сути.
    Роман (во всяком случае, журнальная его версия) состоит из 73 частей. Это разные истории, которые идут не в хронологическом порядке, но в общую картину без труда складываются. С некоторой долей условности и юмора можно разделить их на главные Байки (основополагающие для сюжета истории), предбайки (для затравки перед Байкой более могущественной) и Размышления. Размышления в свою очередь у Губайловского есть философские, математические, а чаще всего философско-математические: «Если обычный человек хочет привести заведомо верное утверждение, он чаще всего скажет: «Это как дважды два – четыре». Математик так не скажет никогда. Просто потому, что это высказывание может быть неверно, если заранее не оговорено, что такое 2 и 4, «равно» и «умножить». Если 2 и 4 – элементы множества натуральных чисел, а умножение и равенство вводятся согласно аксиомам формальной арифметики, то действительно 2 х 2 = 4. Но если мы рассматриваем, например, поле вычетов по модулю 3, то 2 х 2 = 1, а 2 + 1 = 0. И это так же верно, как и 2 х 2 = 4 для натурального ряда. Когда привыкаешь к таким рассуждениям и они не повергают тебя в шок, почему бы не отнестись спокойно к рассказам из истории КПСС?»
    Мозаичность повествования и стиль на грани публицистики отличают этот роман от других. Вот тебе рассказывали просто и легко, весело и задорно про бег по эскалатору, распитие портвейна, про бабушку, которая перечитывает каждые несколько лет «Войну и мир» и обсуждает с семьей дьявольскую сущность Курагина, а тут бац – почти научная статья киническую школу (в которой, как черт из табакерки, появляется слово «iPhone», как бы напоминая читателю, что все это касается и его тоже) или текст «Зеленой книги», где исследуются процессы эволюции человеческого разума. Советское прошлое воспроизводится современным клиповым мышлением и системой ссылок: мы шутили про Диогена, а вот вам информация о том, кто такой Диоген и зачем он сидел в бочке – вдруг не знали или забыли. Хотя Губайловский утверждает, что начал писать роман аж в 1986 году.
    «Зеленая книга», как и самые глобальные и нечитабельные Размышления, принадлежит не кому иному, как Аполонычу. Возможно, он и есть тот «учитель цинизма». Аполоныч – шизофреник, закончивший два курса физфака, на момент встречи с главным героем в автобусе он уже далеко не студент, хотя друзья из Университета – единственные его друзья, а лет ему примерно за тридцать. «Два курса. Потом мое сознание разрушилось, потому что там неправильно учили. Они забыли теорию множеств, а без нее ничего нельзя понять…» - говорит он. Аполоныч постоянно проверяет одни теории другими. К нему на время переезжает Аркаша (см. «чудная компания в общежитии») и тоже впадает в агонию поиска смысла. «Киник испытывает систему на разрыв» - пишет Губайловский. И Аполоныч с Аркашей душевно изнашиваются: первый давится вареной картофелиной в психиатрической больнице и умирает, второй вскоре кончает жизнь самоубийством. Главный герой делает вывод: «Жизнь должна иметь смысл. Должна. Но она его не имеет».

    Читать полностью