Книга или автор
0,0
0 читателей оценили
36 печ. страниц
2019 год
18+

Испытание рассказом, №10 / 2019
Влад Костромин

Дизайнер обложки Леонид Старцев

Фотограф Леонид Старцев

© Влад Костромин, 2019

© Леонид Старцев, дизайн обложки, 2019

© Леонид Старцев, фотографии, 2019

ISBN 978-5-0050-5139-4 (т. 10)

ISBN 978-5-0050-3669-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Испытание рассказом, №10/2019

Пародия на конкурс БС-10 клуба начинающих авторов «Бумажный слон», написанная по мотивам рассказов участников современным писателем Владом Костроминым под общей эгидой журнала «Испытание рассказом».

Книга публикуется в авторской орфографии и пунктуации.

Вступительное слово от Игоря Евгеньевича Хотеева

Бродя в просторах интернета, наткнулся на рассказ «Попутчик» Влада Костромина (Яндекс Дзен). И вспомнил, что обещал написать несколько своих мыслей об его творчестве. Раз такая оказия, да и рассказ незнакомый, прочитал, ну и сразу обсудим.

Основа творчества Костромина это реализм, переплетенный с автобиографичностью автора. В реализм мощной струей входит политика и различные масштабно-государственные мероприятия, вернее входит мощное их осатиривание1 и всяческое осмеяние. Ну, а так как не принято отождествлять автора и его героев, то и автобиографические моменты приправлены изрядной долей выдумки, фантазии (порой безудержной), фантастики, мистики и ужасами. Такой коктейль выдает в авторе представителя поколения девяностых, хотя может я и не прав.

Все перечисленное, характеристики сюжета и повествования, очень ярко отражено в романе «Змеиный узел» и с несколько большим уклоном в боевик, в продолжении «Кукушкины слезки».

Хочется отметить отдельной строкой, работоспособность и производительность автора. Я знаю его по литературному клубу «Бумажный Слон», но Влад неустанно трудится на нескольких сайтах и постоянно участвует в различных конкурсах. Помимо писательской деятельности, он еще зарекомендовал себя и как критик-комментатор. На БС есть рубрика «Сковородка критиков», так вот, он не пропустил ни одной работы на ней без комментариев, на протяжении более чем двух лет. За что и был отмечен как «Критик года 2018». А за критические комментарии к работам НФ 2018, был награжден грамотой и памятным знаком/сувениром. Собственно, в результате прочтения и разбора работ на НФ 2018, появился футуристический, сюрреалистический, постпостмодернистский роман «700 Граней». Героями которого становились, в разных главах, как участники конкурса/авторы работ, так и герои конкурсных рассказов. Не смотря на клубность романа, прочитать его могут все желающие. Я вот не читал конкурсные работы, но роман прочел и мне было интересно, захватывающе, интригующе. И это относится к большинству работ Влада Костромина.

Мыслями делился: Игорь Евгеньевич.

22 оттенка черного

Небольшая пародия на конкурс БС-10, проводившийся клубом «Бумажный слон»

22 оттенка черного (первая серия) – Не думай о черном человеке

Давным-давно, в одной далекой галактике… Что это я? Не так все было. Реутово, наши дни. Бывший следователь, а ныне преуспевающий опер Олег приезжает в ведомственный санаторий МВД лечиться от психического расстройства, преследующего его с тех пор, когда он, будучи следователем, играя черными фигурами в черной комнате, проиграл шахматную партию серийному убийце, при этом, не заметив черную кошку, сбившую ладью. Помимо этого он сослепу перепутал фотографии жертв и замучил с помощью доставшегося от прадеда будильника невиновного белобрысого паренька. Пареньком больше, пареньком меньше – главное чтобы будильник звенел. А вот за шахматы было реально обидно.

Олег сидел и с кислым лицом потомственного торговца лимонами кисло хлебал кислые щи – в МВД урезали расходы на социальные нужды. А в тюрьме сейчас ужин – макароны дают, – подумал он и суеверно постучал по грубо сколоченному деревянному столу. Внезапно перед ним явилась тень (Шекспир в гробу перевернулся).

– Ты, падла, – сказала тень, – Семью бросил, а сам сидишь тут, детей Поволжья изображаешь.

– Отвянь, – вяло ответил Олег и незаметно плеснул в кислый компот кислого пива.

– Смотри, семейная жизнь – это не невиновных под вышку подводить, – погрозила невесомым кулаком тень.

– Отстань, тебя нет, – ответил Олег. – Иваныч мне точно про вас объяснил. Вы от совести бываете, а у нас, оперов, совести нет. Изыди!

– Как это меня нет? – нагло уставилась на него тень и в доказательство, засунув указательный палец в стакан, помешала компот. – Видишь, я есть!

– Нет тебя, – стараясь не смотреть в стакан, в котором компот закручивался против часовой стрелки, не сдавался опер.

– «О, Господи, только бы не совесть проснулась!» – подумал про себя Олег. – «Мне совесть никак нельзя, у меня повышение наклевывается!»

– Давай пари, а? – не отставала тень.

– Может в шахматишки? – с надеждой поправил очки Олег, пытаясь взять себя в руки.

– Главное отвлечь, а потом фигурами по морде насую и в СИЗО закрою, – облизнулся он про себя.

– Ты же кроме очка не во что играть не умеешь, – ехидно захихикала тень.

– Откуда ты знаешь это? Кто ты? – вскочил Олег, роняя очки.

– Товарищ майор, вы бы не шумели. У нас тут уважаемое заведение, – сказала выглянувшая в зал похмельная повариха.

– Где он?

– Кто?

– Этот черный?

– Пить надо меньше!

– Сама коза! – ответил Олег и вдруг его осенило.

Мать же с козой совсем одни. А вдруг? Он кинулся выписываться из санатория и на такси поехал в Москву.

В это время мать Олега, которую привез в центр города на «Ладе-Калине» цвета козьего молока брат Олега Алексей, обходила рынок и собирала дань. Собрав положенное, мимоходом прихватив бутыль со скипидаром для своей любимой козы, она ввалилась в такси и потребовала:

– Поехали к «Рыбкиному раю». Они недавно открылись, у них еще крыши нет.

– Слюшай, восемдесят рюблей давай, да, – потребовал трудовой мигрант, сидевший за рулем.

– Вот же мелкая национальность, – ругнулась старуха, которую трудная жизнь и сын – матерый опер из столичного главка, приучили действовать круто, – Сначала довези, а потом расплатимся.

Она незаметно достала телефон и набрала Алексея.

– Леха, поезжай к «Рыбкиному раю», тут у нас таксист дикий попался.

– Понял, как подъеду, так позвоню.

Они доехали до магазина.

– Восемдесят рюблей, пожалюйста, давай.

– А зачем тебе? – тянула время коварная старуха, поудобнее перехватывая пакет с бутылкой дегтя.

– Керосинка покупать буду, – засмущался таксист.

Мобильник бабки заиграл «Комбат батяня, батяня комбат».

– Смотри, ГАИшник, – ткнула она пальцем в сторону лобового стекла.

– Гиде? – клюнул наивный мигрант. – Зачем ГАИшник, слющай?

– В Караганде! – с этими словами она обрушила на голову несчастного бутыль со скипидаром. – Ты мне еще за Севастополь ответишь, гнида приезжая!

Подбежавший Алексей открыл дверцу, выволок оглушенного таксиста и начал пинать ногами.

– Нечего к нам ездить, – приговаривал он. – Реутово для русских!

– Пущай живет, – разрешила старуха, выбираясь из машины. – Машину мы забираем в оплату разбитой бутыли. Лех, отгони тачку на стоянку. Будем козу на случку в ней возить.

Вновь зазвонил мобильник.

– Олег, ты? Ты же в санатории? Что значит, ехать в Москву? Какие черные люди? У тебя опять «белка»? Ладно, я приеду, не ори как беременная истеричка.

Установите
приложение, чтобы
продолжить читать
эту книгу
254 000 книг 
и 49 000 аудиокниг