«Не пиф, не паф!» читать онлайн книгу 📙 автора Виктора Драгунского на MyBook.ru
Не пиф, не паф!

Отсканируйте код для установки мобильного приложения MyBook

Стандарт

4.8 
(138 оценок)

Не пиф, не паф!

2 печатные страницы

2011 год

6+

По подписке
229 руб.

Доступ к классике и бестселлерам от 1 месяца

Оцените книгу
О книге

«Когда я был дошкольником, я был ужасно жалостливый. Я совершенно не мог слушать про что-нибудь жалостное. И если кто кого съел, или бросил в огонь, или заточил в темницу, – я сразу начинал плакать. Вот, например, волки съели козлика, и от него остались рожки да ножки. Я реву. Или Бабариха посадила в бочку царицу и царевича и бросила эту бочку в море. Я опять реву. Да как! Слезы бегут из меня толстыми струями прямо на пол и даже сливаются в целые лужи.

Главное, когда я слушал сказки, я уже заранее, ещё до того, самого страшного, места, настраивался плакать. …»

читайте онлайн полную версию книги «Не пиф, не паф!» автора Виктор Драгунский на сайте электронной библиотеки MyBook.ru. Скачивайте приложения для iOS или Android и читайте «Не пиф, не паф!» где угодно даже без интернета. 

Подробная информация
Объем: 4950
Год издания: 2011
ISBN (EAN): 9785699481354
Правообладатель
19 108 книг

Поделиться

Santa_Elena_Joy

Оценил книгу

«Жила-была Красная Шапочка. Раз она напекла пирожков и пошла проведать свою бабушку. И стали они жить-поживать и добра наживать».
(Виктор Драгунский. «Не пиф, не паф!»)

Представьте себе, что вы читаете своему ребёнку сказку про Красную Шапочку в интерпретации мамы Дениски. Она приведена в цитате к моему отзыву на рассказ Виктора Драгунского «Не пиф, не паф!» (1972 г.) из сборника «Денискины рассказы». Представили? А теперь подумайте, захочет ли ваш ребёнок, чтобы вы ещё когда-нибудь почитали ему эту сказку? Думаю, ответ очевиден: нет, конечно.

Виктор Драгунский, на мой взгляд, привлекает внимание читателей, главным образом взрослую читательскую аудиторию, к тому факту, что все сказки для детей, начиная с раннего возраста, содержат сцены насилия. Ну, вот хотя бы – «Волк и семеро козлят», в основе которой – сказка братьев Гримм. Читать малышам эту сказку начинают примерно с двухлетнего возраста. Она учит детей тому, что мир не прост: в нём встречаются не только добрые и отзывчивые персонажи, но и злые, и подлые, и обманщики и т.д.

Зло обычно сопровождается насилием. В детских сказках никогда не заостряется внимание детей на сценах, связанных с насилием. В них не бывает резни, «мочилова» с лужами и реками крови. Эти сцены лишь упоминаются, причём весьма схематично. Например, – «Ам! И съела» – про лису и Колобка. Колобок даже и персонаж-то бескровный. Или, – «Разрезали Волку живот, а там живые …» Составители детских сказок делают так, чтобы ребёнок крови не видел. Зато акцентируют внимание на мировоззренческих вопросах: о жизни, о мире.

Это если мы говорим о сказках для детей. А именно к ним привлекает внимание читателей Виктор Юзефович. Я, например, задумалась о том, что все детские сказки, на которых воспитывалось не одно поколение людей, «кровавые» только будучи взрослой. И то – случайно, когда возникла необходимость проанализировать одну из сказок вышеупомянутых братьев Гримм.

Вряд ли Дениска САМ мог бы представить ужасные и жестокие, кровавые и натуралистичные сцены насилия. Их описаний в сказках нет и быть не может. Ребёнок об этом не задумывается. Это фантазия взрослого автора – Виктора Драгунского. Взрослые – не такие уж и глупые люди. Они делают всё, чтобы осмысление и понимание мира во всех его проявлениях, в том числе и негативных, не сразу обрушилось на малыша, как только он начинает что-то понимать, а постепенно.

Другой вопрос – это вопрос о сострадании к ближнему, умению пожалеть, утешить, прийти на помощь. Этому тоже учат детские сказки. У одних детей «жалостливость» проявляется очень сильно. Они могут расплакаться над сломанным цветком или веткой. Другие – безжалостно обрывают крылышки бабочкам и жукам … Почему? Ответ – не односложный. И это тема уже другого отзыва о другом произведении.

Рассказ Драгунского «Не пиф, не паф!» – занятный. Но он не для детей, по-моему. Он – для взрослых. Стоит ли детям не своевременно обратить вдруг внимание на то, что в любой детской сказке обязательно присутствуют кровь и насилие? Я думаю, что всему своё время. Когда они вырастут, то поймут это. Только взрослый может понять, почему сцены насилия в сказках весьма условны.

За то, что автор поднял вопрос о сценах насилия в сказках и заставил взрослых задуматься, я поставлю высокую оценку. При этом остаюсь при своём мнении – рассказ для взрослых.

13 ноября 2020
LiveLib

Поделиться

Когда я был дошкольником, я был ужасно жалостливый. Я совершенно не мог слушать про что-нибудь жалостное. И если кто кого съел, или бросил в огонь, или заточил в темницу, – я сразу начинал плакать. Вот, например, волки съели козлика, и от него остались рожки да ножки. Я реву. Или Бабариха посадила в бочку царицу и царевича и бросила эту бочку в море. Я опять реву. Да как! Слезы бегут из меня толстыми струями прямо на пол и даже сливаются в целые лужи. Главное, когда я слушал сказки, я уже заранее, ещё до того, самого страшного, места, настраивался плакать. У меня кривились и ломались губы и голос начинал дрожать, словно меня кто-нибудь тряс за шиворот. И мама просто не знала, что ей делать, потому что я всегда просил, чтобы она мне читала или рассказывала сказки, а чуть дело доходило до страшного, как я сразу это соображал и начинал на ходу сказку сокращать. За какие-нибудь две-три секунды до того, как случиться беде, я уже принимался дрожащим голосом просить: «Это место пропусти!» Мама, конечно, пропускала, перескакивала с пятого на десятое, и я слушал дальше, но только совсем немножко, потому что в сказках каждую минуту что-нибудь случается, и, как только становилось ясно, что вот-вот опять произойдёт какое-нибудь несчастье, я снова начинал вопить и умолять: «И это пропусти!» Мама опять пропускала какое-нибудь кровавое преступление, и я ненадолго успокаивался. И так с волнениями, остановками и быстрыми сокращениями мы с мамой в конце концов добирались до благополучного конца. Конечно, я всё-таки соображал, что сказки от всего этого становились какие-то не очень интересные: во-первых, очень уж короткие, а во-вторых, в них почти совсем не было приключений. Но зато я мог слушать их спокойно, не обливаясь слезами, и потом всё же после таких сказок можно было ночью спать, а не валяться с открытыми глазами и бояться до утра. И поэтому такие сокращённые сказки мне очень нравились. Они делались такие спокойные. Как всё равно прохладный сладкий чай. Например, есть такая сказка про Красную Шапочку. Мы с мамой в ней столько напропускали, что она стала самой короткой сказкой в мире и самой счастливой. Мама её вот как рассказывала: «Жила-была Красная Шапочка. Раз она напекла пирожков и пошла проведать свою бабушку. И стали они жить-поживать и добра
29 августа 2016

Поделиться

Автор книги