Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Цитаты из Затворник и Шестипалый

Слушать
Читайте в приложениях:
497 уже добавило
Оценка читателей
4.47
  • По популярности
  • По новизне
  • Я всегда спокоен. Просто это лучшее, что во мне есть, и, когда то, что я люблю, приходит ко мне, я встречаю его своим спокойствием.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • В каждом дне есть точка, которая скрепляет его с прошлым и будущим. До чего же печален этот мир…»
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Иногда я грущу,
    глядя на тех, кого я покинул.
    Иногда я смеюсь,
    и тогда между нами
    вздымается желтый туман.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • – Она не говорит, а поет. О том, что после смерти хочет стать ивою. Моя любимая божественная песня, кстати. Жаль только, я не знаю, что такое ива.
    – А разве боги умирают?
    – Еще бы. Это их основное занятие.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Сквозняк крутил пыль над кафельными плитами пола, и Шестипалому казалось, что он смотрит с невообразимо высокой горы на раскинувшуюся внизу странную каменную пустыню, над которой миллионы лет происходит одно и то же: несется ветер и в нем летят остатки чьих-то жизней, выглядящих издалека соломинками, бумажками, щепками или еще как-то. «Когда-нибудь, – думал Шестипалый, – кто-то другой будет смотреть отсюда вниз и подумает обо мне, не зная сам, что думает обо мне. Так же, как я сейчас думаю о ком-то, кто чувствовал то же самое, что я, только Бог весть когда. В каждом дне есть точка, которая скрепляет его с прошлым и будущим. До чего же печален этот мир…»
    – Но в нем есть что-то такое, что оправдывает самую грустную жизнь, – сказал вдруг Затворник.
    «Стать бы после сме-е-е-рти и-и-вою», – протяжно и тихо пела толстая богиня у ведра с краской; Шестипалый, положив голову на локоть, испытывал печаль, а Затворник был совершенно спокоен и глядел в пустоту, словно поверх тысяч невидимых голов.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • – Слушай, Затворник, ты все знаешь – что такое любовь?
    – Интересно, где ты услыхал это слово? – спросил Затворник.
    – Да когда меня выгоняли из социума, кто-то спросил, люблю ли я что положено. Я сказал, что не знаю.
    – Понятно. Я тебе вряд ли объясню. Это можно только на примере. Вот представь себе, что ты упал в воду и тонешь. Представил?
    – Угу.
    – А теперь представь, что ты на секунду высунул голову, увидел свет, глотнул воздуха и что-то коснулось твоих рук. И ты за это схватился и держишься. Так вот, если считать, что всю жизнь тонешь – а так это и есть, – то любовь – это то, что помогает тебе удерживать голову над водой.
    – Это ты про любовь к тому, что положено?
    – Не важно. Хотя, в общем, то, что положено, можно любить и под водой. Что угодно. Какая разница, за что хвататься, – лишь бы это выдержало. Хуже всего, если это кто-то другой, – он, видишь ли, всегда может отдернуть руку. А если сказать коротко, любовь – это то, из-за чего каждый находится там, где он находится. Исключая, пожалуй, мертвых… Хотя…
    – По-моему, я никогда ничего не любил, – перебил Шестипалый.
    – Нет, с тобой это тоже случалось. Помнишь, как ты проревел полдня, думая о том, кто помахал тебе в ответ, когда нас сбрасывали со стены? Вот это и была любовь. Ты ведь не знаешь, почему он это сделал. Может, он считал, что издевается над тобой куда тоньше других. Мне лично кажется, что так оно и было. Так что ты вел себя очень глупо, но совершенно правильно. Любовь придает смысл тому, что мы делаем, хотя на самом деле этого смысла нет.
    – Так что, любовь нас обманывает? Это что-то вроде сна?
    – Нет. Любовь – это что-то вроде любви, а сон – это сон. Все, что ты делаешь, ты делаешь только из-за любви. Иначе ты просто сидел бы на земле и выл от ужаса. Или отвращения.
    – Но ведь многие делают то, что делают, совсем не из-за любви.
    – Брось. Они ничего не делают.
    – А ты что-нибудь любишь, Затворник?
    – Люблю.
    – А что?
    – Не знаю. Что-то такое, что иногда приходит ко мне. Иногда это какая-нибудь мысль, иногда гайки, иногда сны. Главное, что я всегда это узнаю, какой бы вид оно ни принимало, и встречаю его тем лучшим, что во мне есть.
    – Чем?
    – Тем, что становлюсь спокоен.
    – А все остальное время ты беспокоишься?
    – Нет. Я всегда спокоен. Просто это лучшее, что во мне есть, и, когда то, что я люблю, приходит ко мне, я встречаю его своим спокойствием.
    – А как ты думаешь, что лучшее во мне?
    – В тебе? Пожалуй, это когда ты молчишь где-нибудь в углу и тебя не видно.
    – Правда?
    – Не знаю. Если серьезно, ты можешь узнать, что лучшее в тебе, по тому, чем ты встречаешь то, что полюбил. Что ты чувствовал, думая о том, кто помахал тебе рукой?
    – Печаль.
    – Ну вот, значит, лучшее в тебе – твоя печаль, и ты всегда будешь встречать ею то, что любишь.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • – А ты уверен, что так можно научиться летать?
    – Нет. Не уверен. Наоборот, я подозреваю, что это бесполезное занятие.
    – А зачем тогда оно нужно? Если ты сам знаешь, что это бесполезно?
    – Как тебе сказать. Потому что, кроме этого, я знаю еще много других вещей, и одна из них вот какая – если ты оказался в темноте и видишь хотя бы самый слабый луч света, ты должен идти к нему, вместо того чтобы рассуждать, имеет смысл это делать или нет. Может, это действительно не имеет смысла. Но просто сидеть в темноте не имеет смысла в любом случае. Понимаешь, в чем разница?
    Шестипалый промолчал.
    – Мы живы до тех пор, пока у нас есть надежда, – сказал Затворник. – А если ты ее потерял, ни в коем случае не позволяй себе догадаться об этом. И тогда что-то может измениться. Но всерьез надеяться на это ни в коем случае не надо.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • – Всегда поражался, – тихо сказал Шестипалому Затворник, – как здесь все мудро устроено. Те, кто стоит близко к кормушке-поилке, счастливы в основном потому, что все время помнят о желающих попасть на их место. А те, кто всю жизнь ждет, когда между стоящими впереди появится щелочка, счастливы потому, что им есть на что надеяться в жизни. Это ведь и есть гармония и единство.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Наш мир представляет собой правильный восьмиугольник, равномерно и прямолинейно движущийся в пространстве. Здесь мы готовимся к решительному этапу, венцу нашей жизни. Это официальная формулировка, во всяком случае. По периметру мира проходит так называемая Стена Мира, объективно возникшая в результате действия законов жизни. В центре мира находится двухъярусная кормушка-поилка, вокруг которой издавна существует наша цивилизация. Положение члена социума относительно кормушки-поилки определяется его общественной значимостью и заслугами…
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • – Сегодня мы отправимся за Стену Мира.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • А если сказать коротко, любовь – это то, из-за чего каждый находится там, где он находится. Исключая, пожалуй, мертвых… Хотя…
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • – А теперь представь, что ты на секунду высунул голову, увидел свет, глотнул воздуха и что-то коснулось твоих рук. И ты за это схватился и держишься. Так вот, если считать, что всю жизнь тонешь – а так это и есть, – то любовь – это то, что помогает тебе удерживать голову над водой.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Вот представь себе, что ты упал в воду и тонешь. Представил?
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • если ты оказался в темноте и видишь хотя бы самый слабый луч света, ты должен идти к нему, вместо того чтобы рассуждать, имеет смысл это делать или нет.
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • – Как что? Чего глупые вопросы задавать – будто сам не знаешь. Каждый, как может, лезет к кормушке. Закон жизни.
    В мои цитаты Удалить из цитат