july_sale

Рецензии и отзывы на Чапаев и Пустота

Читайте в приложениях:
6039 уже добавило
Оценка читателей
4.21
Написать рецензию
  • TibetanFox
    TibetanFox
    Оценка:
    387

    Утром я проснулась в твёрдой уверенности, что отзыв на «Чапаева и Пустоту» уже написан, но то ли кто-то случайно задел его за ночь бесшумным залпом из глиняного пулемёта, то ли его написала не я, а какая-нибудь Мария Пустота в 1864 году, в общем, и следов его не бывало. А теперь я не знаю, как вновь собрать в один пучок ощущения от того, что ты уже однажды описывал.

    Дурочка я, что не читала «Чапаева и Пустоту» раньше при всей моей любви к Пелевину. Мне кажется, что это лучший его роман, а всё, что было после — лишь его тени разной степени яркости. При этом всю его успешность понимаешь не сразу. Во время чтения мысли такие: ну неплохо, неплохо, изящно, едко, остро, неплохо… И лишь после последней страницы собираешь воедино все сюжетные линии, все обрывки впечатлений и понимаешь, что вот оно: и император, и бабочка — одно целое.

    Сюжет довольно изящный. Есть поэт Пётр Пустота, который волей судьбы становится связан с Василием Чапаевым, который потихоньку пинает его сапожками в сторону просветления. Где-то рядом маячит демиург Котовский, а вокруг — война. Этот Петька видит сны, в которых он Пётр Пустота в 1996 году. И есть этот самый Пётр Пустота 1996 года, который лежит в психиатрической лечебнице, и его глючит, что он тот самый Петька. Врачи пытаются его вылечить, а пациенты-«соседи» делятся своими чудными историями сумасшествия.

    Реальность — зыбкая вещь, говорит нам Пелевин. Трудно с этим спорить, когда ты не знаешь, какой ты именно Пётр Пустота, да и Пётр ли ты вообще.

    Длинная и годная телега, после которой начинаешь сомневаться сам в себе. И в то же время одна из прозрачнейших в своей неоднозначности вещей и хранилище огромного количества пасхалок, которые связывают «Чапаева и Пустоту» с другими книгами Пелевина. Очень круто.

    Читать полностью
  • sparrow_grass
    sparrow_grass
    Оценка:
    209

    С твочеством Пелевина я познакомилась по его рассказам, когда-то давно они были опубликованы в "Химии и жизни", вот там, ещё будучи школьницей, я их и прочитала. Надо сказать, что они произвели на меня впечатление.
    Когда вышел роман "Чапаев и Пустота", практически все мои друзья увлеклись им, много цитировали. Не очень я любила поддаваться общим настроениям в чтении, но прочитала, в основном из-за своей ещё детской привязанности к автору рассказа о Шестипалом. Тогда роман совершенно никакого впечатление на меня не произвёл, показался просто набором сюра, а сюра и без него хватало, сюжета я вообще не увидела, поэтому и не задержался он у меня в памяти, автор разочаровал, и я долгое время обходила стороной его произведения. По-видимому, не в подходящий момент мне книга тогда попалась, именно с точки зрения внутреннего состояния, в литературном смысле я была читателем вполне подготовленным, в смысле созвучий с реальностью тоже, разумеется, времена были интересные, чего уж там.

    А сейчас внутренний момент, если можно так выразиться, оказался, по-видимому, каким-то уж очень созвучным с романом. После воспоминаний Тэффи, да ещё в подборке про цитаты мне попалась фраза

    Я, Василий Иванович, совершенно не понимаю, как это человеку, который путает Канта с Шопенгауэром, доверили командовать дивизией.

    Это прекрасно! Я поняла, что совершенно ничего не помню из романа, и судя по этой цитате, зря. Примечательно и то, что когда начала читать (перечитывать) книгу, едучи в метро, как раз ехала на Тверскую, с которой всё и начиналось в романе. Был не февраль, а март, но очень похожий, мрачноватый, с метелью.

    В юности, наверное, ну или в какие-то моменты жизни, когда она кажется до краёв заполненной, про пустоту как-то забываешь, она отодвигается на второй план. Однако, она есть, и даже с физической точки зрения, вдумайтесь - атом - это маленькое ядро и размазанные в пространстве электроны, а в чём они существуют? Воздух вокруг нас - это всякие молекулы, летающие на каком-то расстоянии между собой, а что между ними? Мы живём на планете, рядом вертится Луна, светит Солнце, летают другие планеты, метеориты, кометы, прочие камни, а что между ними?

    - Начнём по порядку. Вот вы расчёсываете лошадь. А где находится эта лошадь?
    Чапаев посмотрел на меня с изумлением.
    - Ты что, Петька, совсем охренел?
    - Прошу прощения?
    - Вот она.

    В книге много пластов, и написана она мастерски, уверена, каждый увидит в ней что-то своё, какие-то свои отражения, отблески своей реальности. Иногда кажется, что это на что-то похоже, на "Матрицу", но так, какой-то тенью... на "Мастера и Маргариту"? - тоже каким-то отблеском. На "Иллюзии" Баха - это только кажимость, от них этот роман ещё дальше, чем от "Матрицы". Для кого-то (и в какой-то момент) эта книга будет очередным бредом, от которого человек устал в реальности, для кого-то интересной разминкой ума, тренировкой в угадывании литературных аллюзий, для кого-то глубокой философской вещью, для кого-то просто поводом поразмыслить и т.д., и каждый будет прав на самом деле, потому что никакого "на самом деле" нет. :)

    Читать полностью
  • igori199200
    igori199200
    Оценка:
    168
    - Убивать безнравственно.
    - Но нравственность - категория субъективная.
    - Но субъективность - категория объективная.
    - Только не при рациональном восприятии действительности.
    - Восприятие иррационально! Оно подразумевает неизбежность.
    - Но суждение о любой системе или приоритетных отношениях к явлению всегда вступает в рациональное, метафизическое, или, по крайней мере, эпистемологическое противоречие с абстрактными эмпирическими понятиями, такими, как "бытие", "быть", "происходить" и так далее...
    (В.Аллен, «Любовь и смерть»)

    Внимание!
    Если вы мало что поняли из вышеприведенного диалога, даже не думайте брать "Чапаева и Пустоту" в руки. Даже мысль такую от себя отгоните. И поплюйте через левое плечо.
    Ладно-ладно, так и быть. Я просто шучу.

    — Я, Василий Иванович, совершенно не понимаю, как это человеку, который путает Канта с Шопенгауэром, доверили командовать дивизией.

    А вот теперь - не шучу: Внимание!
    Если вы не совсем хорошо разбираетесь в истории мировой философии и не умеете отличать Канта от Гегеля, Аристотеля от Платона, а Шопенгауэра от Ницше; если вы даже понятия не имеете, что из себя представляют буддизм и индуизм, лучше не стоит брать "Чапаева и Пустоту" в руки. Да, как то так. Впрочем, свободу выбора как одну из основополагающих экзистенциалистских категорий никто не отменял. Так что выбирайте – свободны.
    А если быть серьезным... читая эту книгу, я задумался над очень важным вопросом. А ведь тема психиатрической больницы для русской литературы – одна из вечных, непреходящих и центральных. Сами посудите. Всякие там "Не дай мне Бог сойти с ума" Пушкина, "Записки сумасшедшего" Гоголя, психически нездоровые герои Достоевского, "Палата № 6" Чехова, "Мастер и Маргарита" Булгакова, этот вот "Чапаев и Пустота" и т.д. и т.п. Хм, к чему бы это? На что это намекают многовековые традиции русской литературы? Какие грани аллегорического прочтения открывают перед читателями?..
    А если уж очень-очень сильно постараться быть серьезным, то книга доставляет много удовольствия. Своей иронично-интеллектуальной стихией. Много глубоких размышлений, пастиш из цитат на русскую классику и массовую культуру, очень много восточной мистики.
    Возможно, наша реальность - только чья-то галлюцинация, но и этот галлюционирующий кто-то, в свою очередь, - наша галлюцинация, и обе реальности иллюзорны, красивой обверткой скрывают Пустоту, к которой приходит все. Выход один – убежать в нирвану и слиться с потоком Абсолютной Любви. Во как! Так что если хотите проникнуться мотивом иллюзорности бытия - читайте.
    Хотя под конец Пелевин, полностью выстроив мироздание романа вокруг буддистских истин и доказав их, "подшутит" над читателем:

    Делать вид, что сомневаешься в реальности мира, — самая малодушная форма ухода от этой самой реальности.

    А дальше - разбирайтесь, как хотите.
    В финале придется заключить, зря я раньше косо смотрел на Пелевина. Во всяком случае, не знаю, как другие его работы, особенно поздние, но "Чапаев и Пустота", а также повесть "Желтая стрела" должны быть вписаны в историю русской литературы. Значительное обновление в море застойного реализма.
    Так что так-то. Нирваны вам всем, мои иллюзорные ;)

    Читать полностью
  • satanakoga
    satanakoga
    Оценка:
    166
    Всё, что ты в мире изучил, - ничто,
    Всё, что слыхал и говорил, - ничто,
    И всё, чему свидетель был, - ничто,
    Всё, что так дорого купил, - ничто.

    *
    Самая-самая любимая книга у Пелевина, и пусть другие обожаемые "Generation "П" и "Омон Ра", и "Жёлтая стрела", и Стёпа-с-цифрами, и граф Т толпятся на второй ступеньке и завистливо причитают. Увы, друзья, увы. Вы тоже, но его больше.
    Помню, было мне лет 15, когда я впервые прочитала эту книгу, и я помню сладостную жуть ничегохихинепонимания и пристрастие к ярким визуальным эффектам. Например, особенно мне нравился эпизод о Просто Марии и сверкающем стальном Шварце. Ну это и понятно.
    А теперь, барахтаясь в Условной Реке Абсолютной Любви, скажу, что дело не в шикарных сюрреализмах. Множественные сарказмы сотрясают мои злосчастные мозги почти на каждой странице.
    А как Пелевин сформулировал саму любовь, а, а? Тот человек, которого ты полюбил, разве он не является иллюзией целиком и полностью? Твоей личной притягательнейшей иллюзией, которую так приятно вожделеть? Причём иллюзия эта сложносочинённая, составная, как рыба (евпочя), живучая и ядовитая. Потому что иллюзия - дым, туман, морок. То, что ты приписываешь объекту любви - твои фантазии, тот, кого ты полюбил - не существует. Качества, которыми обладает эфемерный возлюбленный, такие же настоящие, как и ароматизатор "шоколад", идентичный натуральному. Мало того, он-она и не обязаны соответствовать твоим завышенным галлюцинациям. Как просто, а? А сколько людей на этом погорело - хоть дороги ими мости.

    Вторая важная и любимая тема - тот самый рецепт внутреннего кайфа или как перестать разыгрывать внутри себя суд присяжных и другие спектакли, а стать самим собой - единым и не распадающимся на голоса и личности. Унитарный ты, кстати, такая же иллюзия, как и прекрасный возлюбленный (любитель Шпенглера, закатов, Европы и шампанского) из предыдущего абзаца. Но вы себе представляете, какой кайф наступит, когда все твои ты, я, оно заткнутся одновременно? Это же и без всякой наркоты так накроет, что ощутишь себя блаженным правым мизинцем на левой задней ноге будды. Огоньком на том берегу, бодхисаттвой-дезертиром, который всё понял, но смылся, плавленым сырком "Невский", который у нас дома называют "трансжирок", красной геранью на подоконнике, кошачьей лапой, джином и лимонным соком, абзацем, книгой, пелевиным. Ничем в ничто.

    Посмотри: всё, чего я добился - ничто.
    Что узнал я и чем насладился, - ничто.
    Я - чудесный фонтан: истощился - ничто.
    Я - волшебная чаша: разбился - ничто.

    *

    *рубаи одолжил Омарчик Хайамчик.

    Читать полностью
  • tutapatuta
    tutapatuta
    Оценка:
    69

    Уже не в первый раз я сталкиваюсь с таким фактом: есть категория «неравнодушных-читающих-умные-книги» читателей, которым не знаком роман Пелевина «Чапаев и Пустота». Черт, это так досадно и несправедливо, что вынуждает меня отложить вечернюю газету, покинуть уютный плед и, нацепив на грудь красную ленточку, взволнованно лезть на броневик.
    Рассаживайтесь поудобнее, сейчас будем начинать.

    Вообще-то я полагала, что Виктору Пелевину не нужна дополнительная реклама, а даже наоборот, поскольку, по моим наблюдениям, она плохо влияет на его самомнение и качество последних книг, но тут - совершенно особый случай. Возможно, все дело в том, что читают как раз последние, широко рекламируемые романы. Ведь имя «Пелевин» давно превратилось в бренд, под которым, как под ТМ «Донцова», запросто могли бы трудиться два-три литературных негра и регулярно выдавать на гора тексты, с высокими шансами на коммерческий успех (кстати, неизвестно, как там на самом деле, - по крайней мере, после «S.N.U.F.F.» подозрения закрадываются...)
    Но «Чапаев и Пустота» - это абсолютно другой Пелевин. Как обычно говорят критики, «ранний». Хотя возраст и литературный стаж тут не при чем, так бывает: молодой мастер, пережив озарение, создает простую гениальную вещь, а потом всю жизнь пытается повторить этот взлет, хотя бы раз, но все время мучительно не дотягивает (или даже не пытается, а тупо рубит баблос). Я берусь утверждать, что с тех пор (1996г.) автору не удалось написать ничего круче. Более того: во всей современной литературе трудно найти что-либо подобное, что-то подходящее для сравнения. «Чапаев и Пустота» входит в мой личный ТОП-10, если судить по силе воздействия на мозг, сердце и другие слои меня; он один из пазлов в моей картине мира.

    В первый раз я прочитала «Ч. и П.» в конце 90-х, по настойчивой рекомендации одного уважаемого человека, но тогда ничего не поняла, а только сделала вид, потому что была занята и увлечена «объективной реальностью» (вспоминая «Чапаева и Пустоту», слово «реальность», хехе, все время хочется брать в кавычки). А во второй раз, несколько лет спустя, пребывая на новом витке, я снова вспомнила про нее, и рука сама потянулась за книгой...

    Пересказывать сюжет — здесь бессмысленное (и даже вредное) занятие, так что давайте не будем. О важной вещи хочу предупредить: «Ч. и П.» нужно читать внимательно и по порядку — только так вы сможете не упустить ни одной нити и получить максимум кайфа, наблюдая, как причудливо и невероятно все сплетается в конце. Роман полон юмора, стёба, сюрпризов и аллюзий. Есть что посмаковать, чем возмутиться и над чем поразмыслить. Короче, почти идеальный объект познания. Если, конечно, вы не предпочитаете Дарью Донцову (хотя в таком случае вы вряд ли читали бы рецензии)...
    Все, напоследок забабашу любимую цитату - она из финала, и на ней я просто приплясывала от восторга. Чего и вам желаю, если доберетесь до конца без потерь:

    - ...разговоры о нереальности мира свидетельствуют не о высокой духовности, а совсем наоборот. Не принимая творения, вы тем самым не принимаете и Творца.
    - Я не очень понимаю, что такое «духовность», - сказал я. - А что касается творца этого мира, то я с ним довольно коротко знаком.
    - Вот как?
    - Да-с. Его зовут Григорий Котовский, он живет в Париже, и, судя по тому, что мы видим за окнами вашей замечательной машины, он продолжает злоупотреблять кокаином.
    - Это все, что вы можете про него сказать?
    - Пожалуй, еще я могу сказать, что голова у него сейчас залеплена пластырем.
    - Понятно. Вы, позвольте спросить, из какой психиатрической больницы сбежали?
    Я задумался.
    - Кажется, из семнадцатой...
    Читать полностью