Три дня чтения в подарок
Зарегистрируйтесь и читайте бесплатно

Цитаты из Мой личный враг

Читайте в приложениях:
1747 уже добавило
Оценка читателей
4.5
  • По популярности
  • По новизне
  • и только. Я просто ставлю тебя в известность. Покуда я буду женат, встречаться мы не будем.
    – Филипп, ты заболел? – спросил ангел нормальным человеческим голосом, забыв добавить в него серебристость колокольчика и свежесть утреннего средиземноморского бриза. – У тебя температура? Или тебя похитила эта… как там ее… ах, нет, я забыла… Да! Русская мафия?
    – Мафия? – переспросил Филипп. – Впервые в жизни слышу это слово. Где ты его взяла?
    – Но как же, – растерянно забормотал ангел, – это теперь все знают. Все знают, что она в Москве всех похищает и творит всякие беззакония…
    – Кто? – спросил Филипп.
    – Мафия, – совсем убитым голосом сказал ангел. – Русская мафия.
    – А-а… – протянул Филипп и замолчал, зная не только из литературы, но и по собственному жизненному опыту, что, взявши паузу, нужно держать ее до последнего, не сдаваясь.
    Конечно, ангел паузы не выдержал, и Филипп понял, что первый раунд – за ним.
    – Филипп, может, ты все-таки объяснишь, что происходит? – холодно спросил ангел. – Или я не имею совсем никаких прав?
    – Ты имеешь все права, – заверил Филипп, – и можешь спрашивать о чем угодно, только я пока отвечать не буду. Я имею на это право, как ты считаешь?
    – Филипп, ты невыносим! – со слезами в голосе выкрикнул ангел. В эту минуту Филипп себя ненавидел. – Ты свихнулся там, в своей Москве! Господи, как я ненавижу этот твой тон, если бы ты только знал… Зачем ты мне звонишь? Чтобы сказать, что ты меня бросаешь? Ну так придумай что-нибудь более оригинальное, чем какую-то идиотскую женитьбу! Тебе тридцать восемь, а ведешь ты себя, как… как…
    – Как мальчишка? – подсказал Филипп гнусным голосом. – Как свинья? Как осел?
    От злости ангел моментально овладел собой, чего Филипп и добивался, затевая все представление.
    – О'кей, – сказал ангел, и в голосе его, даже не зная азбуки для привилегированных, можно было расслышать ярость. – Я больше не скажу тебе ни одного слова. Считай, что мы никогда не встречались. Но если однажды после чашки кофе ты начнешь блевать и корчиться в предсмертных муках – вспомни меня. Я не из тех, кого можно запросто бросить.
    – Я и не знал, что тебе не дает покоя слава Марии Медичи, – заметил Филипп. – Но обещаю: умирая, буду думать исключительно о тебе.
    – Ничтожество, дрянь, сволочь, – отчетливо выговорил ангел и положил трубку.
    Слава Пресвятой Деве, представление закончилось.
    Филипп брезгливо швырнул трубку в угол дивана и некоторое время сидел, унимая раздражение и что-то похожее на отвращение к самому себе, – непонятный коктейль чувств, которому он не находил названия.
    Да, конечно, он сделал все правильно, и очень хорошо, что ему даже не пришлось искать предлог для расставания. Он, можно сказать, упал ему прямо в руки – его дала
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • Продаю доброе имя! – подхватил Иван. – Продаю доброе имя за бешеные деньги!
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • – Выгнали, – сказала Лада и, потянувшись, поцеловала его в твердые, холодные на морозе губы. – Пошли домой. Из своей квартиры, как я догадываюсь, ты должен выехать и благородно оставить ее супруге?
    В мои цитаты Удалить из цитат
  • – Вы журналист? – спросила Александра. В то, что он знаменитый писатель, она как-то не очень поверила.
    В мои цитаты Удалить из цитат